Крик Чечни. Как чеченское руководство объявило само себе «беспрецедентную информационно-террористическую войну»

 


Фото: РИА Новости

Справка «Новой газеты»

«Крик Чечни» — название одного из пропагандистских инстаграм-аккаунтов, созданных Министерством печати Чечни

 

В ночь на четвертое декабря 2014 года 11 чеченских боевиков, переодетых в форму полицейских, совершили нападение на Грозный. Рамзан Кадыров узнал о нападении в самолете — он летел в Москву на Федеральное послание президента России. Развернул самолет, вернулся в Чечню, возглавил контртер­рористическую операцию, в самом разгаре КТО снова вылетел в Москву. В общем, послание Путина так и проходило под аккомпанемент боя в центре Грозного.

В тот же насыщенный событиями день глава Чечни созвал совещание силовиков и заявил: «Если боевик совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, семья боевика будет немедленно выдворена за пределы Чечни без права возвращения, а дом снесен вместе с фундаментом…»

Также Кадыров объявил о грядущих репрессиях: «В наших мечетях есть те, кто похож <на ваххабитов>, а я говорю: …если есть хоть один из этих тысяч признаков, его нужно убить. …Пусть меня посадят. Пусть на меня уголовное дело возбудят. Я сказал. Я, скажите, дал приказ. Если спросят: почему убил? Скажите: Рамзан cказал и убил. Я, кто придет с уголовным делом, застрелю его. Застрелю прям в лоб…»

Читайте также:

Грозный декабрь. В Чечне вспомнили слово из военного прошлого — «зачистка»

Тут надо понимать одну вещь. Модель «мирного решения» российско-чеченского конфликта построена именно на принципе коллективной ответственности всех за одного. И Кадыров регулярно использует репрессии против чеченского населения в борьбе с подпольем, получив от федеральной власти полную индульгенцию и иммунитет. Поэтому с точки зрения установленных правил игры, глава республики рамки не переходил. Разве что позволил себе более резкие формулировки, чем обычно.

Все эти годы подобные методы усмирения Чечни вызывали реакцию только у российских правозащитников. Именно они поначалу и отреагировали на заявление Кадырова о выселении родственников боевиков, обратившись к Бастрыкину и Чайке. (СКР и Генпрокуратура, кстати, предсказуемо не усмотрели в действиях Кадырова нарушения Конституции и УК РФ). Но этот демарш вызвал ответную реакцию: окружение Кадырова решило воспользоваться ситуацией и свести, наконец, счеты с руководителем Сводной мобильной группы в Чечне правозащитником Игорем Каляпиным.

Дело Кутаева

Игорь Каляпин и его Сводная мобильная группа появились в Чечне в 2009 году после убийства Натальи Эстемировой. Они вели несколько дел по пыткам и исчезновениям чеченцев, в которых фигурировали и сам Кадыров, и его силовики: командир ОМОНа Цакаев, заместитель министра МВД по ЧР Алаудинов, наконец, очень влиятельный чеченский политик Магомед Даудов (Лорд). На протяжении 2014 года в производстве Сводной мобильной группы правозащитников было дело другого известного чеченского политика Руслана Кутаева, соратника по партии Геннадия Гудкова. 60-летний Руслан Кутаев был обвинен в хранении наркотиков после своего участия в научно-исторической конференции, посвященной 70-летию депортации вайнахского народа (закрытие Олимпиады в Сочи пришлось на 23 февраля 2014-го, поэтому Москва не разрешила отмечать массовыми акциями круглую дату трагических событий; Дагестан и Ингушетия сдвинули мероприятия на следующий день, а в Чечне их вообще запретили). Всех участников конференции — кучку заслуженных, уважаемых людей почтенного возраста, в том числе знаменитого Мусу Дудаева (играл командира Рахимова в «Белом солнце пустыни») и известнейшего чеченского историка Абдуллу Бугаева, — вызвали на разборку в администрацию главы республики. Ругали, унижали. И только Руслан Кутаев отказался выполнить приказ Магомеда Даудова и явиться на ковер. На Руслана объявили охоту.

20 февраля Руслан был задержан сотрудниками ППСМ имени А. Кадырова, которых в Чечне называют «кадыровцами». За Русланом приехали семь черных «Тойот Камри» с правительственными номерами «ЕЕЕ». Кутаева прямо в тапочках вывели со двора дома его родственника Саиты Бабатиева и увезли в Грозный. По показаниям Кутаева, которые он дал следователю, его жестоко избили руководитель администрации главы Чечни Магомед Даудов и заместитель министра МВД по Чечне Апти Алаудинов. Затем его пытал электрошокером начальник охраны Лорда Тамерлан Мусаев (имя начальника охраны Кутаев озвучил в ходе суда, суд не предпринял мер по проверке этих сведений). Следственное управление Следственного комитета по Чечне проводило проверку этих показаний. Были опрошены Алаудинов и Даудов. На вопрос следователя били ли они Кутаева, оба ответили отрицательно. На основании этих ответов, не проводя дальнейших проверок, в возбуждении дела по пыткам по заявлению Кутаева СУСК ЧР отказал, происхождение побоев и следов от шокера у Кутаева было объяснено следующим образом: подрался с соседом, упал с лестницы.

Рамзан Кадыров выступил по местному телевидению и объявил Игоря Каляпина, органи­зовавшего защиту Кутаева, своим «личным врагом».

Суд по делу Кутаева шел в Чечне весь 2014 год и оказался очень болезненным для местной власти. Раздражение по поводу неподконтрольных правозащитников Сводной мобильной группы накапливалось. Детонатором стало заявление Каляпина в Генпрокуратуру и СКР по факту публичных высказываний Кадырова о выселении родственников боевиков и уничтожении их домов. После этих высказываний в Чечне было разрушено до фундамента 16 домовладений. Семьи, включая младенцев и стариков, были выселены зимой на улицу. По указанию главы республики, озвученному в эфире НТВ, их лишили социальных выплат (пособий и пенсий). Взрослые потеряли работу, студенты были отчислены из университетов. Ни один федеральный институт не вступился за этих людей. Все они были вынуждены уехать за пределы России и обратиться за статусом беженцев. Некоторым семьям на данный момент такой статус уже предоставлен.

9 декабря Каляпин подал заявление в Генеральную прокуратуру по факту высказываний Кадырова.

10 декабря Кадыров обвинил Каля­пина в финансировании чеченского подполья.

11 декабря Каляпина закидали яйцами на пресс-конференции в Москве (среди яйцеметателей был опознан помощник депутата Госдумы от Чечни Адама Делимханова).

13 декабря в Грозном прошел 50-тысячный митинг «против терроризма».

Читайте также:

В Грозном в очередной раз разгромлен офис Комитета против пыток

На первой линии перед телекамерами стояли матери с фотографиями погибших 4 декабря чеченских полицейских. А за их спинами вздымались транспаранты: «Kalyapin go home», «В.В. Путин, отправьте Каляпина к своим хозяевам», «Рамзан!!! Огради нас от беспредела «долларовых» правозащитников», «Нет — Каляпину и террористам, нет — бандитам в Чечне». В этот же день в Грозном подожгли офис Сводной мобильной группы.

Так была заложена новая традиция многотысячных чеченских митингов против врагов Рамзана Кадырова.

 

Третья чеченская…

Вслед за Игорем Каляпиным прошла отбор в «список Кадырова» Ксения Собчак. На традиционной итоговой пресс-конференции она попросила президента России обозначить пределы полномочий главы Чечни и спросила у Путина, «будет ли он защищать тех граждан <Чечни>, которые подвергаются, по сути, внесудебным расправам». Второй вопрос Ксении Собчак касался «градуса ненависти» в российском обществе и «тонкой грани между «пятой колонной» и ныне живущими в России политическими оппозиционерами». Считает ли Путин, что «люди делятся на его соратников и бандерлогов»? Владимир Владимирович ответил: «В России все должны соблюдать действующие законы. Никто не считается виновным, пока это не признано судом. Но жизнь, она сложнее и многообразнее. Как правило, родственники людей, которые совершают теракты, знают об этом в подавляющем большинстве случаев. Но это не дает права никому, в том числе руководителю Чечни, на какие-то досудебные расправы. Более того, правоохранительные органы проводят сейчас по этому случаю проверку. Кто были те люди, которые сожгли дома, это нужно выяснить. Потому что это были люди в масках, заявление Кадырова было эмоциональным, и этим мог кто-то воспользоваться. Эмоции Рамзана Кадырова понятны, но он не имел на это права». По поводу второго вопроса Путин сказал: «Бандерлоги, конечно, существуют, это сказал не я, а Киплинг». То есть президент России отнесся к данной ситуации с юмором. Однако в Чечне вопрос Собчак и ответ Путина восприняли нервно. На Ксению, совсем недавно «персону грата» в республике, посыпались проклятия, на какое-то время она стала главным антигероем чеченских новостей. В связке с Собчак пошел и канал «Дождь», который она представляла на пресс-конференции.

…7 января 2015 года во Франции произошла трагедия. Исламисты «Аль-Каиды» расстреляли сотрудников журнала «Шарли Эбдо». Ситуация активно обсуждалась в России. Российские мусульмане выступили категорически против карикатур на пророка Мухаммеда, их, по сути, поддержало государство. Либеральная часть общества подняла вопрос о свободе слова и конституционном праве на высказывание своего мнения. Михаил Ходорковский даже призвал российские СМИ поддержать француз­ских коллег и опубликовать карикатуры на пророка. «Эхо Москвы» провело опрос на эту тему, который вызвал яростную реакцию Рамзана Кадырова.

Читайте также:

В кавказском регионе мы наблюдаем попытку спровоцировать рождение исламского духовного лидера мирового масштаба

Скорее всего, именно советник Кадырова по религиозным вопросам Адам Шахидов подсказал идею проведения митинга в «защиту пророка Мухаммеда». (Адам Шахидов обладает большим влиянием на главу Чечни в религиозных вопросах.) 19 января в Грозный приехало огромное количество мусульман со всей страны. Чеченцы участвовали в митинге большей частью добровольно. Роль врагов (без них теперь никуда) играли главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, само «Эхо Москвы» и Михаил Ходорковский. Все отчетливо поняли главную идею: враги пророка и враги Кадырова — суть одно…

…А еще через девять дней глава Чечни решил напомнить о себе как о «верном пехотинце» и, одновременно, генерале. 28 января он провел общий сбор сотрудников МВД по ЧР. По всем российским соцсетям, включая равнодушных до этого к чеченской теме «Одноклассников» и «ВКонтакте», распространились эффектные видеоролики: 20 000 человек в полном обмундировании, вооружении, с вещмешками, кричащие «Аллаху акбар!» на грозненском стадионе Динамо, готовые с марша ринуться в атаку…

На самом деле устрашающей эта картинка была только для тех, кто незнаком с чеченскими реалиями, в частности, с методами мобилизации населения.

Все 20 000 человек, по словам Кады­рова, добровольно написали рапорты на имя министра внутренних дел Чечни Руслана Алханова о том, что «готовы выполнить любой приказ Верховного Главнокомандующего — Президента Российской Федерации В.В. Путина, министра внутренних дел России В.А. Колокольцева и главы Чеченской Республики <…> Р.А. Кадырова по защите интересов Российской Федерации в любой точке мира».

Насколько добровольно писались такие рапорты — большой вопрос. Накануне акции мне звонили знакомые чечен­ские полицейские и их род­ственники. Присылали фото рапортов, сообщали, что альтернатива рапорту — увольнение, пишут рапорты абсолютно все сотрудники чеченской полиции, в том числе участковые, дознаватели, сотрудники угрозыска, ППС…

Люди не понимали, с какой целью в республике объявлена, по сути, военная мобилизация. Некоторые чеченские полицейские реально попрощались со своими семьями. Были и такие, кто отказался писать рапорт и предпочел уволиться.

На самом деле этот милитаристский пиар был рассчитан лишь на одного зрителя и должен был сгладить неловкое впечатление от декабрьских событий. Получилось с точностью до наоборот. 28 января, все как один, чеченские бойцы принесли присягу на верность Путину и… мирно разошлись по домам. Но в обиходе остальной России появилась тревожно-устойчивая идиома: «армия Кадырова».

…А еще через месяц, после убийства Бориса Немцова, в республику снова потянулись со всего света журналисты. Местные власти, отвыкшие от повышенного критического внимания, восприняли своими руками созданный спрос на чеченские новости как вероломное нападение. И объявили, что против Чечни развязана «беспрецедентная информационно-террористическая война».

 

Заговор в Кремле

Некоторая путаница в причинно-следственных связях была вызвана еще и тем, что Москва в этой сложной ситуации все больше дистанцировалась от руководства Чечни и даже начала менять правила игры.

Беспрецедентной, например, была молниеносная реакция Федеральной службы безопасности и Следственного комитета России, по горячим следам установивших личности исполнителей убийства Немцова. В течение недели на территории Чечни и Ингушетии командированный спецназ центрального аппарата ФСБ провел несколько спецопераций. Главный на тот момент подозреваемый Руслан Геремеев буквально чудом избежал задержания (после чего его пришлось под видом конюха вывозить в Дубай, где проходили скачки, на которых выиграла лошадь Кадырова). Руслан Геремеев — выходец из очень влиятельной чеченской семьи Геремеевых, а также родственник депутата Госдумы от ЧР Адама Делимханова. Информация о неудачной попытке задержания Геремеева в станице Старогладовской Шелковского района всплыла только тогда, когда его троюродный брат Умар Геремеев подал заявление в полицию. Оказалось, именно его спецназ ФСБ задержал по ошибке и сильно побил (Руслан в тот момент находился в доме своего дяди, руководителя ОМВД РФ по Шелковскому району ЧР Вахи Геремеева). Спецоперации московского спецназа в отношении бойцов этнического батальона «Север» и родственника своего ближайшего соратника произвели сильное впечатление на Рамзана Кадырова, привыкшего к монополии власти в своем регионе. Его не поставили в известность, продемонстрировали, что с ним не считаются, умалили его статус как хозяина Чечни, нарушили договор об уголовном иммунитете его людей. Но Кадыров промолчал…

А через месяц уже совсем простые ставропольские полицейские в ходе неудачной операции в центре Грозного застрелили Джамбулата Дадаева (объявленного в федеральный розыск за совершение тяжкого преступления на территории Ставропольского края и скрывавшегося в Чечне). Вообще, на территории республики традиционно скрывается очень много чеченцев, годами находящихся не только в федеральном, но и международном розыске. Никого из них ни разу не посмели выдернуть из Чечни силой. Тем более без ведома Кадырова. Тут он уже не сдержался. На совещании со своими силовиками (а на этой трибуне Рамзан выступает по-русски только в том случае, если хочет быть услышанным за пределами республики) глава Чечни заявил: «Времена, которые с 2000 года, прошли. Кому-то захотелось сделать результат — забрали чеченца и убили… Такого не будет… Я вам официально заявляю: если без вашего ведома на вашей территории появляется, не имеет значения — будь он москвич или ставропольчанин, открыть огонь на поражение. С нами должны считаться…»

Читайте также:

История задержания Джамбулата Дадаева. Как ставропольская полиция возвращала Чечню в Россию

Любопытна одна деталь. Чеченские журналисты, прежде чем давать в эфир какой-либо материал с участием Рамзана Кадырова, ВСЕГДА получают предварительное «добро». Заявление о «стрельбе на поражение» вызвало у руководства грозненских телеканалов справедливые опасения, поэтому они еще раз уточнили — можно ли пускать в эфир? Им сказали — нужно! Получается, что Кадыров сознательно вынес свой конфликт с федеральными силовиками в публичное поле вместо того, чтобы решать эти проблемы кулуарно с Путиным. И сделал это, видимо, потому, что другого способа пожаловаться президенту не было.

На эту угрозу Кадырова жестко отреагировало руководство МВД РФ и След­ственного комитета России. Перепалка продолжалась несколько дней. В конце концов, глава Чечни вынужден был заявить, что его неправильно поняли. Впервые за очень много лет федеральное телевидение дало негативный сюжет о республике. Понятно, что по команде из администрации президента РФ…

Именно в это время на совещаниях чеченских чиновников и силовиков на полном серьезе стала обсуждаться тема «заговора в Кремле» против Кадырова.

 

«Свадьба века»

Казалось, затмить приказ «стрелять на поражение» в сотрудников полиции вряд ли возможно. Но это легко получилось у руководителя Ножай-Юртовского РОВД Нажуда Гучигова, посватавшегося к несовершеннолетней чеченке Хеде (Луизе) Гойлабиевой. История продержалась в топе новостей целый месяц и справедливо получила звание «свадьбы века». Это событие обсуждалась уже во всех соцсетях России, на всех каналах российского телевидения. Ей уделили внимание: CNN, ВВС, «Аль Джазира», японская NHK, европейские СМИ, китайские, австралийские…

История началась с жалобы род­ственников несовершеннолетней невесты на то, что влиятельный кадыровский силовик решил взять себе вторую жену и принуждает семью девушки на исламский брак, противоречащий российским законам. Через социальные сети (популярный в Чечне WhatsApp) родственники девушки несколько месяцев безуспешно пытались привлечь к этой ситуации внимание Рамзана Кадырова. В конце концов накануне никяха (брачный обряд у мусульман) они обратились в «Новую газету». Уже на первом этапе журналистского расследования жених так перепугался, что категорически отрицал и свое знакомство с Хедой Гойлабиевой, и намерение жениться второй раз при живой-то первой жене. На этом история могла благополучно закончиться, если бы окружение Кадырова не решило использовать Хеду Гойлабиеву в своих сугубо прагматичных целях.

 

Тут надо сделать необходимое отступление и пояснить важный момент. Окружение главы Чечни, ответственное за информационную политику, прекрасно понимает: как ньюсмейкер Кадыров способен из любой новости сделать сюжет дня, недели и даже месяца. Предпринимаются титанические попытки по минимизации прямого вмешательства в информационную политику самого патрона. Это довольно сложно, так как Кадыров любит выступать много и публично. Поэтому его выступления, как правило, записываются полностью, но потом их «режут» уполномоченные цензоры. Чаще всего этим занимаются (на свой страх и риск и в меру понимания, что можно и нельзя) руководители информационных программ чеченских телеканалов. Если ситуация совсем пограничная — «личник» Кадырова Ахмад Дудаев (он же отвечает за инстаграм Кадырова).

У самого Рамзана спрашивать разрешения бессмысленно: он, даже понимая, что сказал что-то не то, никогда от своих слов перед подчиненными не откажется. Пресс-секретарь главы Чечни Альви Керимов чаще уходит от прямых указаний журналистам, чтобы потом на него не легла ответственность за ошибочное решение. Если же очередной скандал все-таки случился, то в дело вступают «рупоры» Чечни на федеральном уровне (как правило, депутат Госдумы РФ от ЧР Шамсаил Саралиев, журналист Максим Шевченко и т.д.). Их задача — интерпретировать в правильном ключе неловкие высказывания Рамзана Кадырова.

Читайте также:

Развязка истории сватовства начальника чеченского РОВД к 17-летней Хеде Гойлабиевой: канал Lifenews опубликовал интервью невесты

В случае же с Гойлабиевой Кадырову показали публикацию в «Новой газете», подали ее как наезд на «чеченские традиции» и подтолкнули к активным действиям. Кто же еще защитит «наши ценности»? В общем, Рамзан Ахматович с удовольствием сыграл отведенную ему роль главного героя на чеченской свадьбе. В сухом остатке получилось следующее.

Впервые публично был продемонстрирован новый механизм борьбы с чеченскими пользователями соцсетей. Дело в том, что именно соцсети давно уже стали чуть ли не главным источником негативных новостей о республике. Местные чиновники неоднократно выступали за запрет интернета (хотя сами являются его активными пользователями). Поскольку разъяснительные беседы с населением ни к чему не приводили и население продолжало использовать WhatsApp как челобитную царю, заявление о преступлении и трибуну для критических высказываний, то в ход пошла другая модель воздействия. Условно ее можно обозначить цитатой самого Кадырова: «Я лично отправил самого доверенного человека, и мы привели к разъяснительному разговору!» Эта фраза прозвучала на совещании, посвященном «свадьбе века». Именно так глава Чечни получил «согласие» Хеды (Луизы) Гойлабиевой на брак с Нажудом Гучиговым.

Аналогичным образом от своих жалоб и критических высказываний в адрес Кадырова отказались за этот год многие чеченцы. И не только чеченцы (см. справку «Новой»).

Но все-таки ключевой момент ситуации ускользнул тогда от всех, хотя интрига лежала на поверхности. Совещание, с которого и началась раскрутка «свадьбы века», было отчетливо срежиссировано. Режиссер сидел тут же, по левую руку Рамзана Ахматовича. Руководитель администрации главы республики Магомед Даудов использовал публикацию в «Новой газете» о принуждении несовершеннолетней чеченки к сожительству с кадыровским силовиком для того, чтобы произвести смену караула в министерстве печати Чечни.

«Наши журналисты — не профессионалы, — сказал на совещании Даудов. — Нет журналистского расследования! Делают передачи про своих родственников из своего тейпа… А <журналист «Новой газеты»> приехала из Москвы из-за того, что этот товарищ с Ножай-Юрта женится. Приехала из Москвы, ходит и берет интервью! А из вас ни один не соизволил удостовериться — правда это или нет!»

«Ваши газеты неинтересны! — подхватил тему Кадыров. — Более интересные журналы, независимые, скажем, журналы, радио не могут быть у нас? Эй, обождите, вот это случилось у нас, говорят про нас, по всей стране говорят! Везде об этом говорят, во всех газетах! А почему не вы об этом говорите?.. Вы не с народом работаете, вы с интернета берете и перепечатываете! Нужно выходить в люди, в народ и писать, тогда ваши газеты будут покупать и читать! <…> Надо говорить то, что есть! Кадыровы, типа не разрешают, — вот как оправдываются! Клянусь Аллахом, позволяют!..»

Уже на следующий день министр печати Чечни был уволен. Его кресло занял депутат чеченского парламента Джамбулат Умаров. Именно Умаров стал главным героем митинга против «пятой колонны». Авторство лозунгов также не вызывает сомнения. Особенно удались те, что «в римфу» (Умаров сочиняет стихи): «Если Навальный выскочит в поле, всем наделает горя», «Не хнычь, либерал, конец твой настал!», «Прочь Ходорковские и Навальные, Шендеровичи и остальные уроды моральные!»…

Именно на страничке Джамбулата Умарова в инстаграме пост про собаку Рамзана Кадырова Тарзана появился на 5 часов раньше раньше, чем в инстаграме Магомеда Даудова. Любопытный момент. Если бы пост про Тарзана остался исключительно в инстаграме Умарова, его вряд ли бы кто заметил и воспринял, как угрозу. Но как только он появился в инстаграме Лорда (позывной Магомеда Даудова), Тарзан навел ужас на полстраны.


Пост в Instagram Джамбулата Умарова


Пост в Instagram Магомеда Даудова

 

…Во время информационной войны Министерство печати является ключевым. Иметь на этой должности своего человека — значит, иметь прямое влияние на главу Чечни. Вся эпопея со «свадьбой века» была раздута, похоже, для того, чтобы Магомед Даудов смог продвинуть на ключевую должность своего протеже. И ему это удалось.

 

Справка «Новой»

— 25 мая «Открытая Россия» показала фильм о Рамзане Кадырове «Семья». Героями фильма, согласившимися открыто высказаться на камеру, стали в том числе бывший сотрудник угрозыска Заводского РОВД Грозного Алихан Ахмедов и его мать. Алихан Ахмедов рассказал о своей истории: он стал жертвой пыток своих же собственных коллег (сотрудников чеченского ОМОНа). Он обратился за помощью к правозащитникам, которые добились возбуждения уголовного дела по  факту пыток. После показа фильма «Семья» сам Алихан вынужден был уехать из республики, а его мать уволили с работы. На чеченском телевидении был показан сюжет, где она опровергает свой комментарий из фильма.

— 28 мая в чеченском селе Закан-Юрт в ходе  госэкзаменов возник конфликт между местными школьниками и полицейскими. В результате конфликта пострадал 16-летний Адлан Астимиров. Ему разбили лицо, сломали носовую перегородку. Поведение полицейских вызвало массовые волнения в селе, в ситуацию вынуждено было вмешаться  руководство МВД по ЧР.  Через день  Астимирова  увезли  в полицию «для профилактической беседы» и  долгое время не отпускали. Его мать Жанна Бибулатова распространила в WhatsApp обращение к Рамзану Кадырову. Факт своего авторства она подтвердила в разговоре с журналистом «Кавполита» (ресурс журналиста Максима Шевченко). Вскоре после этого Адлана отпустили. А на чеченском телевидении вышел сюжет, в котором Жанна Бибулатова сказала, что  обращение  к Кадырову писала не она, что это провокация  и вообще никакого избиения не было. 

— 10 октября сценарист документального фильма «Грозный блюз» сообщила российским и западным СМИ о похищении героини фильма — чеченской активистки Таиты Юнусовой. Факт исчезновения Юнусовой, фактически, подтвердила член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова. На следующий день Таита Юнусова в эфире чеченского телевидения опровергла эту информацию. Создатели фильма и дирекция Артдокфеста приняли решение в целях безопасности своих чеченских героев не показывать фильм «Грозный блюз» в России. Тогда же стало известно, что в Чечне стал активно применяться новый вид физического наказания — избиение  палками по шариату. Это крайне жестокий вид наказания (особенно для женщин). Последствия такого наказания — необратимые повреждения внутренних органов, способные привести к летальному исходу.

В декабре 2014-го года система публичного унижения критиков Кадырова  заработала на полную катушку.

— Жительница Надтеречного района Айшат Инаева обратилась через WhatsApp-приложение с аудиообращением к Кадырову: «Рамзан Ахматович, неужели ты действительно не знаешь, что здесь творят? Или все это совершают с твоего позволения? Вот только что заплатили за свет и газ. Полностью погасили задолженности. А теперь с нас требуют еще три тысячи рублей. Называют это предоплатой. Сказали, что уволят с работы, если не заплатим эти три тысячи. Если нас уволят, что ты с этого получишь, Рамзан? А кто тебе тогда даст эти деньги? Тогда никто же не будет тебе давать этих денег. Конечно, вы можете людей отсоединить от электричества и газа. Что вы от нас хотите? Вы же не позволяете эту зарплату даже донести домой. Только вы должны кушать? Только вы должны пить? Только вы должны жить?..» После этого в эфире грозненского телевидения Рамзан Кадыров обвинил женщину в клевете и заставил признать, по сути, собственное помешательство. Айнат и ее муж принесли главе республики свои извинения.

— В своем аккаунте в Instagram чеченец Адам Дикаев опубликовал видеоролик, в котором раскритиковал Кадырова за показную любовь к президенту России, в частности, за то, что руководитель республики занимается в спортзале под фрагмент из композиции артиста Тимати «Мой лучший друг — президент Путин». Дикаев напомнил, что совсем недавно в республике закончилась вторая чеченская война, которую начал именно президент Путин. Через несколько дней  в социальных сетях появилась видеозапись, на которой Адам Дикаев в трусах и толстовке идет по беговой дорожке и произносит следующий текст: «Я  Адам Дикаев из села Автуры. Думая, что меня не найдут, я написал в Instagram то, что не нужно было писать. Меня нашли, сняли с меня штаны. Я понял, что я никто. С этих пор Путин — мой отец, дед и царь». После этого, по сообщениям правозащитной организации «Мемориал», Адам Дикаев бесследно пропал.

— 19 декабря в Грозном сотрудники МВД по Чеченской республике похитили преподавателя экономики Грозненского Нефтяного университета 37-летнего Хизира Ежиева. Причина похищения — критический пост в социальных сетях.
1 января его тело со следами жесточайших побоев было найдено в лесу Урус-Мартановского района Чечни. В официальной сводке МВД РФ по ЧР сообщается, что предположительная причина смерти Хизиира Ежиева — «упал с обрыва». СУСК по ЧР возбудил по факту смерти Ежиева уголовное дело.

— 14 января 2015 года красноярский депутат Константин Сенченко написал в своем Facebook критический пост по поводу высказываний Рамзана Кадырова, назвавшего представителей несистемной оппозиции «врагами народа». Константин Сенченко  назвал главу Чечни «позором России». И уже на следующий день, после разговора с эмиссарами Кадырова олимпийским чемпионом по вольной борьбе Бувайсаром Сайтиевым и шеф-редактором интернет-редакции телеканала «Грозный» Дмитрием Ефремовым, Сенченко записал видеоролик с официальными извинениями перед Рамзаном Кадыровым.

Автор: Елена Милашина

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/politics/71589.html

 

27 Января 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов