Рейс МН17. Продолжаем расследование

 

После того как Совет безопасности Нидерландов опубликовал свой доклад об обстоятельствах крушения летом прошлого года малайзийского «Боинга», стало очевидно: точку в расследовании ставить, мягко говоря, преждевременно. Ознакомив читателей с версией голландской стороны и с теми выводами, которые в тот же день на пресс-конференции были озвучены представителями российской корпорации «Алмаз-Антей», «Новая газета» предложила всем заинтересованным экспертам и специалистам продолжить исследование на страницах «Новой». Первым, ожидаемо, откликнулся независимый историк и инженер-авиаконструктор Марк Солонин, который летом прошлого года детально разобрал напечатанный нами предварительный отчет «Алмаз-Антея».

 

«Боинг» — «Бук» — Россия. Натурный эксперимент

13 октября сего года Совет безопасности Нидерландов опубликовал доклад о результатах расследования обстоятельств гибели малайзийского «Боинга» рейса MH17. Сразу же отметим, что предметом изучения были именно технические обстоятельства крушения, а уголовным расследованием занимаются другие люди с другими полномочиями. Также важно подчеркнуть, что опубликованный ныне «голландский отчет» является результатом согласованной работы международной (15 стран) группы экспертов, в том числе — российских, и все они имели возможность ознакомиться с информацией расследования, изучить и проверить ее (had access to the investigation information and were able to study and verify it). В частности, российские эксперты подали 38 замечаний, возражений и дополнений к итоговому докладу, и на каждый из них был дан письменный аргументированный ответ. Устроили эти ответы российскую сторону или нет — вопрос другой.

Уже много и многими сказано по поводу сверхмедлительности в работе, проявленной международной экспертной группой, сверхосторожности (трусливости) и даже откровенной предвзятости в опубликованных ею выводах. Чего стоят, например, упреки в адрес малайзийской авиакомпании, не отменившей полеты своих самолетов над Украиной, при полном молчании относительно России, чьи пассажирские самолеты косяками летали над Донбассом, в том числе — и в день катастрофы (17 июля 2014 г.). Но я не буду отвлекаться и отвлекать внимание читателей на разговоры о том, чего комиссия не сделала. Сосредоточим внимание на том, что она сделала, — а сделано совсем немало.

 

Что установили голландцы

1. Достоверно и однозначно установлена причина крушения самолета. В предыдущем (предварительном) отчете, опубликованном в сентябре 2014 года, эта причина была определена как «поток высокоэнергетических объектов, подошедших к самолету извне». Теперь назван и источник этого «потока» — боевая часть зенитной ракеты комплекса «Бук». Определен тип боевой части (9Н314М), в телах жертв и в элементах конструкции самолета обнаружены по меньшей мере 43 (и еще 29 не удалось идентифицировать однозначно) готовых поражающих элемента (ГПЭ) трех разных типов, используемых в этой боевой части, включая характерные, используемые только в этой БЧ «двутавры».

Отмечены и описаны многочисленные пробоины в форме «крыльев бабочки», возникшие после попадания «двутавров» в элементы конструкции самолета.

«Двутавры»
Многочисленные пробоины в форме «крыльев бабочки», возникшие после попадания «двутавров» в элементы конструкции самолета
Использованы фотографии, выполненные голландским журналистом J. Akkermannосенью 2014 года.

На земле в месте крушения лайнера, а также в обломках самолета найдены предметы, не являющиеся частями конструкции «Боинга». Три таких странных предмета описаны в данном отчете — это, предположительно, сопло ракетного двигателя, согнутое при взрыве крыло ракеты и плоский кабель передачи данных («шлейф») от системы управления ракеты комплекса «Бук». По поводу остальных «предметов» сказано, что в интересах ведущегося сейчас уголовного расследования информация о них закрыта.

2. С точностью в единицы метров установлена точка подрыва боевой части ракеты: слева (по направлению полета самолета) и чуть выше носовой части фюзеляжа.

Расчеты были выполнены четырьмя независимыми группами исследователей (включая специалистов «Алмаз-Антея»). Были использованы принципиально различные методики, в том числе оценка деформации обшивки ударной волной, распределение следов несгоревших частиц взрывчатки на внешних элементах кабины пилотов. Был применен и достаточно неожиданный — акустический — метод установления точки взрыва. В кабине экипажа «Боинга»-777 установлены четыре микрофона, которые на протяжении всего полета записывают любые, даже мельчайшие, шорохи и звуки. Тщательный анализ записи показал, что за 20 миллисекунд до гибели система записала всплеск высокочастотного шума продолжительностью 2,3 м/сек. По разности времени прихода акустической волны к микрофонам была рассчитана точка расположения источника (т.е. место подрыва БЧ ракеты).

3. С приемлемой точностью была решена и несравненно более сложная задача: определено угловое (по отношению к самолету) положение корпуса ракеты в момент подрыва БЧ. Единственным источником информации в данном случае является распределение пробоин от поражающих элементов на внешней обшивке и внутренних элементах конструкции самолета, что позволяет выстроить пространственную модель потока поражающих элементов; далее, зная скорость сближения ракеты и самолета, скорость и углы разлета ГПЭ, можно определить то положение ракеты в пространстве, которое дает распределение пробоин, совпадающее с реальным.

На первый взгляд точность и достоверность таких расчетов весьма сомнительна, однако в данном конкретном случае задача облегчалась двумя обстоятельствами: система наведения сработала с высокой точностью, а БЧ замечательной советской ракеты формирует не бесформенное «облако осколков», а весьма узкий конус разлета ГПЭ (они-то и отрубили носовую часть фюзеляжа). В результате реальная точка подрыва оказалась всего в нескольких метрах от «цели», и неравномерность распределения пробоин по поверхности фюзеляжа исключительно велика. В верхней части левого борта кабины пилотов плотность пробоин доходит до 250 единиц на кв. метр, в крайнем левом окне размером 50 на 70 см насчитали 102 отметины от ГПЭ, но при этом в двух правых фрагментах остекления сквозных отверстий нет вовсе, и уже в районе первых рядов кресел пассажирского салона обнаруживаются лишь единичные пробоины.

Многократные пересчеты, выполненные двумя независимыми группами специалистов, показали, что наилучшее совпадение расчетной картины с реальным распределением пробоин возникает в варианте, когда ракета, двигаясь со скоростью 730 м/сек, подходит к «Боингу» под азимутальным углом (т.е. в проекции на плоскость поверхности Земли) в 27 градусов (в других вариантах задавались углы в диапазоне от 17 до 35 градусов). Российский вариант, представленный от лица корпорации «Алмаз-Антей», с подлетом ракеты с юга под углом 72 градуса к траектории полета «Боинга», был рассмотрен, просчитан, отмечен в докладе (стр. 140) и отвергнут… как не имеющий ничего общего с реальной картиной поражения самолета.

В качестве дополнительной иллюстрации напомню картинку (она была 12 мая приведена в моей статье в «Новой газете»), которую мы с Павлом Годлевским (Львовым) нарисовали, просто и незатейливо задав угол подхода ракеты к «Боингу» по прямой от населенного пункта Снежное. Как видим (зеленым цветом обозначены результаты расчета на суперкомпьютере), при отсутствии желания врать достаточно адекватную оценку можно получить с помощью листа «миллиметровки», китайского калькулятора за 2 доллара и сведений о ракете и ее боевой части, найденных за 15 минут в Сети…

4. Точка и угол однозначно определяют положение прямой на плоскости. Определив точку взрыва и угол (диапазон возможных углов), под которым траектория полета ракеты пересеклась с траекторией полета «Боинга», мы получаем полоску (сектор) земной поверхности, с которой ракета могла взлететь. Второй угол, угол возвышения (он рассчитывался по той же методике) и известная максимальная дальность полета ракеты обрезают полоску в трапецию. Таким образом была рассчитана зона возможного пуска ракеты, ее площадь получилась равной 320 кв. км (это круг радиусом 10 км или квадрат со сторонами 18 км). С таким большим «пятном» эксперты явно перестраховались, но и в этом варианте все предельно ясно: район южнее населенных пунктов Снежное и Первомайское, т.е. именно там, где по множеству (пока еще не подтвержденных формально) свидетельств находилась пусковая установка российского «Бука».

«Алмаз-Антей» также принимал участие в этих расчетах и представил свои результаты, которые были отражены в итоговом докладе. Учитывая, что в последние дни этот заурядный факт стал предметом бурной истерики в государственных СМИ, приводим дословный текст доклада:

This was done without confirming that a 9N314M warhead, carried by a 9M38-series missile and launched from a Buk surface-to-air missile system had caused the crash. The material provided by JSC Concern Almaz-Antey was used by the investigation as a validation of the models used by NLR and Kyiv Research Institute for Forensic Expertise.

Results for sets of similar calculations were supplied; one for a warhead launched by a 9M38 missile and one for the same warhead launched by a 9M38M1 missile. These calculations produced two areas, respectively, approximately 20 and 63 square kilometres. The areas calculated by JSC Concern Almaz-Antey (see Figure 64) are consistent with the results of the NLR and Kyiv Research Institute for Forensic Expertise calculations.

Перевод: «Это было сделано без подтверждения (без согласия с тем, что — Авт.), причиной крушения самолета было воздействие боеголовки 9Н314M, доставленной зенитной ракетой серии 9M38, запущенной установкой «Бук». Материал, представленный ОАО «Алмаз-Антей», был использован в ходе расследования в качестве проверки моделей, используемых NLR и Киевским НИИ судебных экспертиз.

Результаты серии расчетов представлены: один для боеголовки, доставленной ракетой 9M38, и второй для той же боеголовки, но доставленной ракетой 9М38М1. Эти расчеты сформировали две зоны возможного пуска, размерами соответственно в 20 и 63 кв. км. Районы возможного запуска, рассчитанные ОАО «Алмаз-Антей», согласуются с результатами расчета NLR и Киевского НИИ судебных экспертиз».

5. Разобравшись с тем, что послужило реальной причиной крушения самолета, авторы доклада уделили сотню страниц тому, чего не было (или вовсе не могло быть).

 

Обзор ложных версий

5.1. Украинские авиадиспетчеры еще 23 июля 2014 г. (т.е. через 6 дней после катастрофы) передали международным экспертам всю информацию, включая аудиозаписи переговоров с экипажем рейса МН17, и это было зафиксировано официально протоколом. Единственным предложением об изменении высоты полета, которое поступило от украинских диспетчеров, была просьба ПОДНЯТЬСЯ на 610 м выше, с эшелона FL330 на FL350, дабы избежать опасного сближения с другим «Боингом». В любом случае для ЗРК «Бук», который даже в самых первых своих модификациях имел досягаемость по высоте в 18 км, изменения высоты цели в диапазоне 10—11 км ни малейших проблем не создавали.

5.2. Во время полета над Донбассом «Боинг», действительно, вышел за пределы «воздушного коридора» трассы L980, но не «на 14 км от левой границы коридора», как вдохновенно врали российские генералы, а лишь с кратковременным и минимальным (судя по карте — не более 3 км) выходом за пределы трассы. Этот маневр было произведен по инициативе экипажа «Боинга», который хотел обойти таким образом атмосферный фронт восходящих потоков; наземный диспетчерский пункт лишь дал свое согласие. После успешного завершения маневра «Боинг» вернулся в пределы трассы L980, где и был сбит зенитной ракетой. В любом случае маневр был выполнен в северном направлении, т.е. самолет удалялся, а не приближался к злодейски затаившемуся у населенного пункта Зарощенское украинскому «Буку».

5.3. На основании предоставленных Украиной данных радиолокационного наблюдения установлено, что ни одного воздушного судна, ни военного, ни гражданского, в непосредственной близости от «Боинга» рейса МН17 не было; ближайшие три пассажирских самолета совершали полеты на удалении более 33 км. Разумеется, были запрошены данные РЛС и от российской стороны, на что был получен следующий ответ: «The Federal Air Transport Agency of the Russian Federation stated that because the crash had occurred outside Russian Federation territory, no radar data was saved, nor was it required to be saved by national requirements». — «Так как крушение самолета произошло за пределами российской территории, то данные радаров не сохранялись и не должны были сохраняться в соответствии с действующими в России инструкциями». Вот так вот — свободной «флешки» не нашлось, и вообще нам этот МН17 ни с одного боку не интересен…

5.4. Была проанализирована и отвергнута версия поражения «Боинга» огнем авиапушки с другого самолета, так как  никакое стрелковое оружие не способно обеспечить такую кучность попаданий (в фюзеляже «Боинга» обнаружено около 800 пробоин с максимальной плотностью до 250 ед. на кв. м), в то время как расчеты показали, что при стрельбе на встречно-пересекающемся курсе пушка могла оставить не более нескольких дюжин («several dozen at best») пробоин:

— пробоины имеют существенно разные размеры и форму, что невозможно при стрельбе из пушки снарядами одинакового калибра;

— отсутствуют следы взрывов снарядов внутри самолета;

— обнаружены поражающие элементы, не имеющие ничего общего со снарядами известных авиапушек.

5.5. Была проанализирована и отвергнута версия поражения «Боинга» ракетой «воздух-воздух» с тепловой ГСН, каковая ракета (Р-60 или Р-73) могла бы быть запущена со штурмовика Су-25, так как:

— упомянутые ракеты имеют БЧ весом соответственно, 3,5 и 8 кг (для сравнения: БЧ ракеты «Бука» весит 70 кг), чего явно недостаточно для разрушения огромного «Боинга»;

— упомянутые ракеты имеют БЧ, снаряженную тонкими стержнями (проволокой), поражения от которых имеют совершенно другой вид:


Субъективно — от автора

6. На этом содержательная часть моей статьи заканчивается. С технической стороной события все ясно. Добавить больше нечего, да и незачем. Однако почтеннейшая публика требует. На мой сайт приходят во множестве письма такого примерно содержания: «Нет, я и сам понимаю, что они врут, но мне очень интересно понять — как именно врут; Вы уж объясните, пожалуйста». ОК. Объясняю.

После того как все поняли, что никому не удастся впарить фейки про плачущего капитана Волошина и штурмовик Су-25, сбивающий противотанковой ракетой самолет на высоте 10 км, решено было запустить новую версию: «Это был «Бук», но не наш «Бук». Данная версия имеет один небольшой недостаток и одно огромное достоинство.

И то и другое определяется без помощи суперкомпьютера — просто берем циркуль, школьный атлас, втыкаем иголку в точку поражения «Боинга» МН17 и проводим окружность радиусом 35 км (это максимальная дальность поражения комплекса «Бук» с ракетой 9М38/9М38М1).

Как видим, вся зона возможных пусков (за исключением маленького участка в районе н.п. Мариновка) по состоянию на середину июля 2014 года находилась (и находится сейчас — подчеркнем это тремя жирными чертами) под контролем «ДНР». Для совестливых людей такие обстоятельства создают некоторые неудобства (придется врать публично), но в то же время открывают колоссальные возможности для фальсификации улик. За 16 месяцев со дня трагедии и за 6 месяцев, прошедших с момента принятия решения по версии «Это был «Бук», но не наш «Бук», можно было в любой точке внутри черного круга организовать пусковую позицию в наилучшем виде!

Ничего этого сделано не было. Мой бесплатный совет (зафиксирован на бумаге в статье от 12 мая с.г.) — перенесите точку запуска в Мариновку! — также был проигнорирован. В результате многостраничная «экспертиза», опубликованная в начале мая (в «Новой газете». —Ред.) от имени неких анонимных знатоков, а затем и представленная публично на пресс-конференции «Алмаз-Антея» 2 июля с.г., держалась на паре фейковых «спутниковых фотографий» пусковой установки «Бук» в районе Зарощенского. Я уж не говорю о том, что по мутной черточке на ч/б фотографии сложновато определить принадлежность установки, — сама «фотожаба» была сделана настолько криворуко, что вызвала дружный смех в блогосфере немедленно после публикации. Настолько криворуко, что 13 октября в ходе презентации второй «экспертизы» про эти якобы фотографии «Алмаз-Антей» даже побоялся вспомнить! А на прямой вопрос одного из журналистов — чем можно подтвердить наличие в Зарощенском украинских войск? — был дан замечательный ответ: «Кто сбил самолет, мы не комментируем. Мы акцентировали внимание не на то, кто был в этом населенном пункте, а определили район запуска…»

В сухом остатке мы имеем следующее: огромные усилия, «моделирование суперкомпьютером, в ходе которого было рассмотрено более 14 миллионов комбинаций, при которых проводился подбор баллистических поправок», научная дискуссия, воспарившая к таким глубинам, как «годограф поля разлета» и «оптимизирующая задержка инициирования детонации», — все это только для того, чтобы «привязать» точку запуска ракеты к Зарощенскому, по поводу которого НИКАКИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПРИСУТСТВИЯ УКРАИНСКИХ ВОЙСК НЕТ. 

7. «Алмаз-Антей» представил два доклада, две версии: майско-июльскую и свежайшую октябрьскую. Между ними есть заметная разница: первая представляет собой попытку обмануть, вторая — оглушить. Первая хотя бы внешне напоминала работу, выполненную инженерами, вторая — не более чем образец использования грубых, но эффективных технологий манипулирования сознанием.

7.1. Задачей майско-июльской «экспертизы» было «привязать» место запуска ракеты к Зарощенскому. Почему именно к нему? Вероятно, потому, что, не мудрствуя лукаво, авторы доклада решили использовать фейковые «фотографии» пусковой установки, представленные еще 21 июля 2014 г. на печально памятной пресс-конференции МО РФ. Способ решения задачи — цепочка заведомо ложных утверждений, при помощи которых траекторию подлета ракеты к самолету «развернули» так, что точка старта оказалась в окрестностях Зарощенского. Я подробно, с картинками, разбирал эти фейки в своей прошлой статье, она дважды опубликована в «Новой газете», повторяться не имеет смысла.

Появился, однако, и один новый момент. В первой статье я обратил внимание публики на то, что авторы доклада нарисовали кучу нужных и не очень нужных картинок, а вот той единственной и главной — схемы правильного, с их точки зрения, подлета ракеты к «Боингу» — нарисовать почему-то забыли. Нас услышали, и 2 июля на презентации доклада (на этот раз — уже официально от имени «Алмаз-Антея») картинку встречи ракеты с самолетом представили:

Если забыть на минуту, что мы обсуждаем обстоятельства убийства трех сотен людей, то можно сказать, что «в этой картинке прекрасно все». В нарушение элементарных правил сложения векторов (учебник физики, 6-й класс средней школы) поражающие элементы разлетаются перпендикулярно корпусу ракеты, несущейся со скоростью 730 м/сек. Совершенно непонятно: что же при такой геометрии встречи смогло попасть в левый двигатель (и это притом что авторы доклада сами же обозначили этот двигатель как зону повреждений средней и высокой степени)? Схема разрушения носовой части фюзеляжа заведомо неверна — в реальности кабина пилотов была отрублена примерно в 2 метрах за остеклением:

Даже с углом и то наврали (ошиблись)! Реальные углы 72—78 градусов — это те две зеленые линии с острыми кончиками, которые я пририсовал к рисунку, выполненному суперкомпьютером. И это не совсем пустые придирки: выкручивая азимутальный угол, авторы доклада пытались придать своей схеме хоть какое-нибудь правдоподобие.

7.2. Определить в рациональных категориях цель и метод второй (от 13 октября) презентации я не берусь. Взаимоисключающие тезисы сыпались один за другим. Главной «вишенкой» на этом торте было заявление (многократно повторенное) о том, что «Боинг» был сбит «без М» (ракета 9М38, а не 9М38М1, головная часть 9Н314, а не 9Н314М). Поражающих элементов в виде «двутавра» не было, а те, что есть, — подброшены неизвестно кем; фотографии пробоин вызывают «большие сомнения в их подлинности». А ракеты «без М» остались только в Украине. Что тут можно возразить? Возразить нечего. Остается только удивляться, что алмаз-антеевцы поленились удалить из Сети свою первую (от 2 июля) презентацию, в которой большими красными буквами написано:

Вам хорошо видно? На всякий случай в первой презентации самое главное еще раз повторили в конце доклада. Вот так:

«Поражающие элементы шли плотной группой параллельно корпусу самолета», — твердым голосом заявляет г-н Малышевский (советник гендиректора «Алмаз-Антея»). Для тех, кто не понял, повторяет: «Основная масса поражающих элементов двигалась вдоль конструкции самолета, а не поперек». «РИА Новости» пересказывают это так: «Согласно докладу, при попадании ракеты в Boeing, разбившийся на востоке Украины, поражающие элементы поразили весь салон, от кабины пилота до хвоста, причем не снаружи, а внутри салона».

Все это происходит в тот самый день, когда широкой публике был представлен «голландский отчет», в котором сообщается: «Рre-formed fragments after detonation of the warhead immediately killed the three crew members in the cockpit. There were no pre-formed fragments found in the bodies of the other occupants». Только три человека, находившиеся в кабине пилотов, были убиты потоком ГПЭ. В телах всех остальных (пассажиров и членов экипажа, находившихся в салоне) не найдено ни одного ГПЭ. Как такое могло случиться, если бы сотни смертоносных железок с большой сверхзвуковой скоростью двигались «плотной группой» внутри пассажирского салона?

И на этот раз картинка, которая должна была иллюстрировать «правильную схему» встречи ракеты с «Боингом», оказалась криворукой. Все на ней есть, только ракеты нет. Пришлось мне рисовать очередную зеленую линию под углом 72 градуса к траектории полета самолета:

И откуда же при таком положении ракеты взялись те красные стрелочки, которые хищно тянутся к левому двигателю и носку левого крыла? Что это там летает? И почему красные стрелочки на этой схеме забыли долететь до ПРАВОГО двигателя?

Фактически правый двигатель при подрыве БЧ ракеты задет не был. Повреждения левого двигателя есть (хотя их и несравненно меньше, чем на носовой части фюзеляжа), и — что чрезвычайно важно — все они локализованы только на входном кольцевом обтекателе, а на боковой поверхности мотогондолы вообще нет ни одной пробоины. Такое пространственное распределение повреждений могло возникнуть только в случае соударения с предметами, которые летели навстречу самолету слева от фюзеляжа. Что это за предметы? Вот они (фотография любезно предоставлена «Алмаз-Антеем»):

Пробоин на входном кольцевом обтекателе немного: 8 по «голландскому отчету» или 22 по докладу «Алмаз-Антея». Разница цифр объясняется просто: антеевцы посчитали все отметины без исключения, включая крохотные дырочки и несквозные вмятины. И дело не в том, как считать «правильнее»; такой огромный разброс в последствиях соударения свидетельствует о том, что входной кольцевой обтекатель встретился не с потоком ГПЭ, вес которых равномерен до десятых долей грамма, а с фрагментами расколовшейся при взрыве ракеты, каковые фрагменты все разные — от пылинки до булыжника. С «булыжником» я не слишком преувеличил. Взгляните на эту пробоину — если осторожно, то туда можно просунуть кулак:

А вот и еще одна фотография повреждений кольцевого обтекателя, на этот раз из «антеевского» доклада;

опять же отчетливо видна огромная неравномерность размеров пробоин:

Очевидно (видно глазами), что в случае подхода ракеты со стороны Зарощенского (версия «Алмаз-Антея») поток фрагментов раздробленной взрывом ракеты пролетает мимо левого двигателя, без малейшего шанса воткнуться во входной обтекатель, да еще и не задев при этом боковую поверхность мотогондолы.

Про сам «натурный эксперимент» я долго рассуждать не стану . Уточню лишь один момент: плотность воздуха. Реальный взрыв произошел на высоте 10 км, а «натурный эксперимент» был проведен на земле; разница в плотности воздуха в три раза. Не на три процента, а в три раза. Во столько же раз отличаются и силы аэродинамического сопротивления. Соответственно, динамика разлета ГПЭ, их скорость и энергия соударения с целью будут существенно различаться (о чем на презентации 13 октября сказать забыли).

8. А теперь — о самом главном. Натурный эксперимент все ж таки состоялся, причем с огромным размахом. Меня интересует поведение, прости, господи, экспертного сообщества. Где они? Где эти сотни и тысячи «аналитических центров», «институтов изучения проблем» и «всемирных академий»? Где сотни тысяч выпускников технических (вовсе не обязательно — авиационных) вузов, каждый из которых понимает (обязан понимать) все изложенное выше?

Марк СОЛОНИН — 
специально для «Новой»

 

От редакции

«Все же суперкомпьютер иногда поточнее циркуля»

«Опровержение опровержений» — в таком жанре, видимо, будет какое-то время развиваться наше исследование причин гибели рейса MH17.

В ближайшее время ведущие российские эксперты ответят на критику в адрес заключения «Алмаз-Антея» и сегодняшнюю публикацию М.Солонина.

Один из членов экспертного сообщества пояснил редакции «Новой газеты», что «на каждую отдельную публикацию, где против аргументов суперкомпьютера предлагается «взять в руки циркуль», отвечать смысла нет. Ответ последует после изучения всей группы претензий к исследованиям российской стороны».

Редакция рассчитывает опубликовать его незамедлительно.

Автор: «Новая газета»

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/inquests/70472.html

 

26 Октября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов