Чем опасна имитация борьбы с экстремизмом

Стоя в очереди на просвечивание багажа в тель-авивском аэропорту, я читал роман Филиппа Рота «Заговор против Америки». На обложке книги изображена свастика, что и привлекло ко мне внимание юного сотрудника службы безопасности. Он отозвал меня в сторону и стал расспрашивать, зачем я взял с собой в дорогу именно эту книгу. Я едва не опоздал на самолет, пытаясь передать содержание романа и доказывая его антинацистскую направленность.

Это я к тому, что дураки есть везде. И все же не могу поверить, что где-то, кроме как у нас, бывают судьи, наказывающие за изображение нацистской символики в антифашистском тексте.

У нас бывают. Только в августе и сентябре вынесли несколько подобных судебных решений в отношении тех, кто и в помине не преследовал цели пропаганды нацизма. Вот только судьи, принимавшие эти решения, не дураки. Дураки вряд ли попали бы на вершину юридической пирамиды.

Почему же тогда они толкуют норму Административного кодекса о демонстрации нацистской символики вроде бы буквально, но на самом деле с точностью до наоборот? Не понимают ее смысл? Все они понимают, просто превыше здравого смысла ставят собственное самосохранение.

И потому книжные магазины на всякий случай прячут от покупателей пронзительную антифашистскую книгу «Маус» о холокосте. В Смоленске штрафуют журналистку за публикацию на личной странице в «ВКонтакте» фотографии Смоленска под германской оккупацией, в Новосибирске — блогера за перепост антифашистских картинок, а в Краснодаре — местную активистку за публикацию в соцсети исторического фото с Парада Победы и двух карикатур Кукрыниксов.

Ну не могут они в разгар кампании по борьбе с экстремизмом пойти наперекор сотрудникам органов, экстремизм выявляющих. Наперекор, как говорили когда-то, линии партии.

Вообще-то это унизительно не только для них, но и для государства, когда носители судебной власти трясутся от страха, да, как говорится, здоровье дороже.

Беда еще и в том, что борцы с экстремизмом — люди с инициативой, у них широкий кругозор, там не одни только любители покопаться в социальных сетях, есть еще религиоведы-любители. На днях очередной полицейский чин в очередной раз высказался о «сектантах-экстремистах». «В борьбе с террористическими и экстремистскими организациями неправильно ограничиваться радикально-исламистскими группировками, — заявил руководитель Антитеррористического центра СНГ генерал-полковник полиции Андрей Новиков. — Вопреки расхожим представлениям, экстремистскими бывают также «квазирелигиозные организации, в том числе квазихристианского профиля».

Правда, примеры («Белое братство», «Церковь последнего завета» и др.) генерал привел немного странные. По мнению специалистов, просто на редкость неудачные. Комментируя его заявление, религиовед Борис Фаликов объяснил, что «Белое братство» — апокалиптический культ начала девяностых — сохранилось лишь на бумаге, а его пророчица сейчас на своем сайте в интернете клеймит киевскую хунту и обличает ее как часть заговора Запада, которым правят рептилоиды. Что же касается «Церкви последнего завета», то это реально существующее новое религиозное движение, хотя оно вряд ли может представлять угрозу российской безопасности уровня ИГИЛ (запрещенная в России организация), потому что безвылазно обитает в тайге под Красноярском, где строит утопическое будущее.

Редкий случай. Обычно никто не опровергает странные заявления отечественных борцов с экстремизмом, будь они в полицейской или прокурорской форме. А если кто и осмелится указать силовикам: дескать, зря они ставят так называемых сектантов в один ряд с реально опасными организациями, — тут же извинит это недостатком образования, призвав повышать грамотность сотрудников.

Дело тут вовсе не в их невежестве. Хотя и в невежестве тоже. Но главное в другом.

Те, кого кличут сектантами, в отличие от реальных экстремистов-террористов, люди мирные, иметь с ними дело одно удовольствие, одних пухлых отчетов можно составить сколько угодно.

Не получается у них, видите ли, «ограничиваться радикально-исламистскими группировками». Зато так получается, что любая кампания против «сект» оборачивается привычной дискриминацией общин протестантов.

На недавнем заседании думской межфракционной депутатской группы, озабоченной «сектантами», ее руководитель Сергей Гаврилов (представитель самой набожной партии — КПРФ) особо упомянул «секту адвентистов, причем с огромными деньгами, с крайне агрессивным стилем поведения». Поводом для упоминания послужило громкое дело о массовом убийстве в Нижнем Новгороде (страдающий шизофренией мужчина убил своих шестерых детей, жену и мать), совершенном, как толковали в СМИ, «членом секты адвентистов седьмого дня».

Дело даже не в том, что убийцу восемь лет назад исключили из общины адвентистов и что местный пастор не раз предупреждал полицию о потенциально опасном субъекте. Попробовал бы кто-нибудь сказать подобное о религиозном деятеле РПЦ и решилась бы полиция на этом основании заявиться с обыском к владыке!

Домой к главе Волго-Вятского объединения адвентистской церкви Александру Синицыну пришли сразу. В то непрекрасное августовское утро, начиная с шести утра, обыски прошли в 14 (!) молитвенных домах адвентистов на территории Нижегородской области. Изъяли документы, компьютеры, личные вещи пасторов. С одной лишь целью — установить причастность церкви к убийству. В Балахне, где адвентистская община зарегистрирована по домашнему адресу одной из верующих, 65-летней, не очень здоровой пенсионерки. И обыска она, увы, не пережила.

«Свидетелей Иеговы» объявили экстремистами и гоняют по всему правовому полю вообще без всякого повода. Можно подумать, специально для них придумали довольно-таки странный правовой инструмент — признание «информационных материалов» экстремистскими.

В федеральном списке экстремистских материалов уже свыше трех тысяч наименований, в их числе десятки выпусков журналов «Свидетелей Иеговы» «Пробудитесь!» и «Сторожевая башня». Неужели кому-то неизвестно, что их последователи пока еще ни в кого не стреляли? Известно, конечно. Зато «борцам» есть чем заняться. Депутаты придумывают антисектантские поправки в законодательство, полицейские отделы по борьбе с экстремизмом разглядывают на просвет религиозные тексты, заказные эксперты готовят заключения, прокуроры — материалы в суды, судьи штампуют антиэкстремистские решения. Все хорошо.

Вот если бы еще не было настоящего экстремизма, вообще была бы красота.

Но он есть. И по-настоящему бороться с ним, кажется, не очень-то и умеют. Не знают, как противостоять вербовке российских добровольцев в состав террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ), вот сам Патрушев заявил, что Россия бессильна остановить от этого своих граждан.

Подумаешь, имитация, могут мне возразить. А что у нас не имитация! Все так. Но сейчас, из-за событий в Сирии, появились плохие прогнозы, эксперты опасаются создания экстремистских ячеек, вступающих на путь террора. Так вот, если прогнозы сбудутся, борцы с экстремизмом, развращенные успехами в борьбе со «Свидетелями Иеговы» и адвентистами, вряд ли смогут что-нибудь сделать.

Скорее просто попрячутся. Как попряталась московская милиция в октябрьские ночи 93-го года, когда на улицах появились вооруженные люди. Об этом не любят вспоминать, но многие помнят. Не так уж давно это и было.

 

Автор — профессор права, публицист, автор книг «Американская мечта русского сектанта», «Полтора часа возмездия», «Коротким будет приговор»

http://www.gazeta.ru/comments/2015/10/09_a_7812251.shtml

10 Октября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов