Полиция провалила "ЕГЭ"

Министерство внутренних дел РФ подготовило документ под названием "Состояние преступности в России за январь-апрель 2015 года". Из него можно узнать, что в начале года темпы прироста зарегистрированных преступлений в стране возросли на 2,5%. В каких-то регионах преступность выросла, в каких-то – пошла на спад. Дело, казалось бы, заурядное. Однако подробное изучение цифр по некоторым регионам просто обескураживает — фиксируется резкий рост криминальных проявлений. Эксперты считают, что это результат неудовлетворительной работы полиции.

 

Лидером среди федеральных округов оказался Южный. За отчетный период темпы прироста зарегистрированных преступлений в ЮФО составили 12,1%. При этом увеличение числа тяжких и особо тяжких преступлений составило 8,3%.

 

Уменьшение количества преступлений в ЮФО наблюдалось только в Астраханской области, во всех остальных регионах фиксируется рост. В Ростовской области темпы прироста зарегистрированных преступлений увеличились на 23,4% (тяжких и особо тяжких – 9,8%), в Краснодарском крае – 10,4% (тяжких и особо тяжких – 10,4%). В Адыгее темпы роста зарегистрированных преступлений составили 19,2%. По увеличению числа тяжких и особо тяжких преступлений республика установила всероссийский рекорд: 39,5%.

 

Рост преступности на юге страны можно было бы объяснить влиянием украинского кризиса, наплывом беженцев. Однако абсолютным рекордсменом оказалась Ярославская область: плюс 25,3% (тяжких и особо тяжких – 15,1%). На фоне остальных регионов Центрального округа регион выглядит заповедником криминала.

 

В конце марта 2015 года, выступая перед депутатами Ярославской облдумы, начальник областного управления МВД Николай Трифонов посетовал на социальную напряженность и безработицу. "Учитывая рост социальной напряженности, принимаемые профилактические меры, в общей структуре преступности будет происходить рост тяжких и особо тяжких преступлений, а также увеличение регистрации преступлений небольшой и средней тяжести. Среди всех преступлений более 50% составляют преступления против собственности", — сказал полицейский начальник. А дальше будет только хуже.

 

"Прогнозируемые тенденции криминальной обстановки с учетом сложившейся социально-экономической ситуации в регионе и в стране в целом проявят себя во второй половине 2015 года, а в значительной степени усугубятся в 2016 году", — заявил Трифонов.

 

Депутат Ярославской облдумы Александр Воробьев тоже отметил ухудшение социально-экономической обстановке в регионе. "Цены растут, тарифы повышаются. На севере области "дочка" РЖД установила непомерные тарифы на пригородные поездки. Все это приводит к социальной напряженности. Выльется ли он в рост преступности – трудно предположить. Конечно, нельзя сказать, что у нас разгул криминала, как в девяностые годы, или что у нас убивают налево-направо. Однако серьезные проблемы есть", — заявил парламентарий.

 

Александр Воробьев высказал претензии и к работе правоохранительных органов, которые, во-первых, не предают гласности ухудшение обстановки, а, во-вторых, не борются эффективно с преступностью. От ответа уходят, прежде всего, не мелкие воришки, а преступники со "связями". "В Ярославской области происходят разрушения предприятий или их рейдерские захваты, но полиция не препятствует им, — рассказал депутат. — Та же ситуация по нарушениям во время выборов. Во время выборов в областную думу еще два года назад хватали за руку изготовителей незаконной агитпродукции, поддельных материалов, однако правоохранители так ничего и не захотели сделать по преследованию злоумышленников".

 

Значительный рост преступности также показали южноуральские регионы: Челябинская область (плюс 16,6%) и Оренбургская область (плюс 16,4%). В Сибири активизация криминала наблюдается в Республике Бурятия: 17,8%. Республика, согласно данным Росстата еще на осень 2014 года, входила, вместе с Забайкальским и Приморским краями, в тройку всероссийских лидеров по количеству преступлений в расчете на 100 тыс. населения. Однако в этом году Забайкалье и Приморье показали снижение темпов прироста, а в Бурятии они только увеличились.

 

Одним из факторов ухудшения криминогенной ситуации многие эксперты называют кризисные явления в экономической и социальной сфере. "В республике сейчас масса социальных проблем, заводы закрываются, деиндустриализация идет опережающими темпами даже на фоне других регионов. Экономический кризис ухудшает социальную среду. По словам моего знакомого следователя, велик уровень бытовой преступности, "пьяных" убийств", — рассказал корреспонденту "Росбалта" депутат Народного хурала Бурятии, фракции КПРФ, Баир Цыренов.

 

По его мнению, социальные невзгоды способствуют росту криминала, однако отвечать за свою работу должны и правоохранительные органы. "В нашем регионе высокая преступность была издавна, еще с советских времен были уличные группировки. Но, с другой стороны, и раскрываемость была очень высокой. В лучшие годы советская милиция работала хорошо, показатели раскрываемости преступлений были чуть ли не самые лучшие в Союзе: "висяков" практически не было. Сегодня ситуация другая. Система МВД, силовые структуры больше "заточены" под какие-то политические дела. Это сказывается на усилении преступности", — констатировал Баир Цыренов.

 

В Адыгее, поставившей рекорд по приросту тяжких преступлений, правоохранители тоже фиксировали ухудшение обстановки из-за социально-экономической ситуации. Снижение финансового достатка граждан на фоне роста цен способно активизировать криминальные процессы, в том числе грабежи и разбои, заявил в марте на координационном совещании по обеспечению правопорядка в республике и.о. министра внутренних дел Мурадин Брантов.
"Всякий раз, когда ухудшается социально-экономическое положение, эти кризисные проблемы порождают рост преступности. И это не только кражи "по мелочи" или небольшие взятки, но и преступления в сфере экономических отношений, а также незаконная порубка леса, варварское отношение к природе ради желания побольше заработать", — констатировал депутат Госсовета Адыгеи, руководитель фракции КПРФ Евгений Салов.

 

Ростовский криминолог Сергей Слепцов не удивлен, что Южный ФО оказался впереди других регионов по росту криминала. Эксперт, помимо всероссийских проблем несовершенства имущественного, земельного законодательства, указывает и региональные факторы: это миграция из ближнего зарубежья, и теперь в значительной степени с Украины, а также "привлекательность" курортных регионов. Однако главные причины, по его мнению, все-таки иные.

 

"В южных регионах мы имеем тяжелое наследие, которому уже не один десяток лет. Преступность здесь усиленно взращивалась за счет безнаказанности и коррупционной составляющей во властных структурах и правоохранительных органах. А помимо высокого уровня коррупции среди правоохранителей, следует также отметить их низкий профессиональный уровень. Я давно предлагаю эксперимент: посадить руководителей – майоров и полковников – за стол и попросить их написать диктант. Про сочинение я уже и не говорю. И мы увидим, что вряд ли кто-то из них потянет даже на ЕГЭ. Они два слова не в состоянии связать", — заявил Сергей Слепцов.

 

Когда власти не в состоянии обуздать негативные процессы, например, рост преступности, у них всегда есть искушение списать проблемы на "независимые" факторы: трудности в экономике или войну в соседнем государстве. Однако ухудшение общей обстановки – это лишь экзамен на профпригодность. Кое-кто его сдать не способен, что и показала статистика роста преступности.

Дмитрий Ремизов

 

http://www.rosbalt.ru/federal/2015/06/15/1408757.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/federal/2015/06/15/1408757.html

15 Июня 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов