Свобода по-русски

СЕМЕН НОВОПРУДСКИЙ

Журналист

 

Семен Новопрудский о том, что разрешено в сегодняшней России

Любую страну узнаешь по тому, что в ней можно и чего нельзя. По системе запретов и разрешений. С тех пор как один российский президент из прошлой жизни — уже без нормальной политики и свободной экономики, но еще без санкций, аннексий и новороссий, с долларом по 30 рублей — сказал, что «свобода лучше несвободы», у нас много чего запретили. Постепенно наша страна превратилась в степлер для изготовления духовных скреп и пытается заключить в проржавевшие железные скобки полумифических «традиционных ценностей» все живое. Но не менее важно, что сейчас в России разрешено. Как выглядит «свобода по-русски».

Теперь мы точно знаем (по государственному телевидению врать не будут!), что можно успешно проводить референдумы на территории других государств и присоединять к себе часть этих территорий. У нас разрешена и публично поощряется поддержка «народных республик» на территории других стран. Но эта свобода не распространяется на саму Россию:

попробовал бы кто-нибудь провести общероссийский референдум на любую тему, не обозначенную сверху.

Отдельный вопрос: возможен ли теперь какой-нибудь референдум в Крыму?

В России можно вывешивать в центре столицы, на Новом Арбате, баннеры с фотографиями не согласных с политикой государства известных людей, обзывая их «пятой колонной» и «национал-предателями». И даже можно заманивать европейских националистов на слет в Санкт-Петербург, проводимый в фешенебельном отеле бывшего блокадного Ленинграда.

В России можно сначала публично приравнять президента к стране и страну к президенту («Есть Путин – есть Россия»), а потом наотрез отказываться объяснять людям, куда и почему он исчезал из публичного пространства на десять дней. Хотя любой нормальный человек, независимо от должности, может просто заболеть, и большинство поверило бы любой официально озвученной версии. В результате,

считай, мы десять дней прожили без самой России — и ничего.

 

Мы и до этого не знали, кто, как и зачем принимает у нас судьбоносные политические решения, не знаем и сейчас.

В нашей стране митрополит РПЦ может снять оперный спектакль из театрального репертуара вместе с директором этого театра с помощью доноса в прокуратуру. Обратное неверно: директор оперного театра почему-то не может снять митрополита. Оскорбленные чувства или разум неправославных в светской стране в расчет не принимаются. Попутно замечу, что

минкульт в России уже можно прямо так и называть: министерство культа. Не культуры же, в самом деле.

В России следователи могут искать и находить в детских магазинах игрушки с нацистской символикой. При этом разрешены (пока) фильм «Семнадцать мгновений весны», а также другие картины о Великой Отечественной войне. Советские черно-белые фильмы о войне в свете новых веяний надо поручить сделать цветными «Первому каналу». А нацистскую символику на форме фашистов в этих фильмах убрать вовсе или закрасить, чтобы никто никогда не узнал, у кого мы выиграли ту войну. Что делать с российской комедией 2008 года «Гитлер капут», где сплошная нацистская символика в каждом кадре, пусть решает министерство культа.

В России топ-менеджерам подконтрольных государству компаний (по косвенным данным, самым богатым наемным работникам страны) теперь можно не раскрывать свои доходы. Такое право им дано постановлением правительства. Официальное объяснение правительства: «доходы топ-менеджеров госкомпаний — это коммерческая тайна». Неофициальное — топ-менеджеры госкомпаний могут попасть под санкции, если раскроют свои доходы.

В России можно прямо в подзаголовке статьи одной из крупнейших газет страны написать такое: «Заместитель руководителя агентства… активно выделял деньги СМИ с ярко выраженной антигосударственной позицией». Перечень таких СМИ при этом называется отрытым текстом. То есть средства массовой информации, которые не занимаются пропагандой по принципу 24/7 и не во всем поддерживают власть, у нас можно автоматически объявить антигосударственными.

Все логично, если государство и начальство стали синонимами. Если ты против начальства — значит, против государства.

Видимо, ровно поэтому в Крыму закрылся единственный крымско-татарский телеканал, который, как утверждают власти, не смог верно переоформить документы для продолжения вещания.

…В общем, окинешь взглядом то, что можно в сегодняшней России, и сразу хочется возразить президенту из прошлой жизни. Вы были неправы, господин премьер-министр. Такая свобода хуже несвободы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

http://www.gazeta.ru/comments/column/novoprudsky/6632473.shtml

9 Апреля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов