Вопрос «Труда»: Почему воры не боятся?

Фото: russianlook.com

 

 

Показательный арест сахалинского губернатора Хорошавина, задержание экс-главы ФСИН Реймера… Казнокрады вроде должны бояться – но они гуляют вовсю

 

Показательный арест сахалинского губернатора Хорошавина, задержание экс-главы ФСИН Реймера, очередные тучи над космодромом Восточный... Казалось бы, все казнокрады должны в страхе разбежаться и попрятаться в норы. Но они, похоже, не боятся — гуляют вовсю.

Кирилл Кабанов, глава Национального антикоррупционного комитета

— Коррупция — это бизнес, построенный на использовании процедур власти. На всех уровнях нужно больше прозрачности, а наказания за воровство стоит резко ужесточить. Наше очередное предложение: персональная ответственность руководителей за коррупцию в их ведомствах. Наблюдаемые уголовные процессы — часть антикоррупционной стратегии. Но воровать продолжают, значит, прибыль превышает риски.

Дмитрий Орешкин, политолог

— Люди воруют потому, что это предусмотрено принципами «вертикалестроения». По сложившейся практике, губернатор для региона — наместник. Ему дозволено «кормиться» при условии обеспечения лояльности центру на своей территории и способности избегать брожения в народе и элитах. Если принцип лояльности нарушен либо воруешь не по чину — пеняй на себя. Все знают правила игры. Просто кому-то не везет. Многие же переходят дорогу на красный свет, однако штрафуют за это подавляющее меньшинство.

Борис Кагарлицкий, директор ИГСО

— Украсть — пожалуй, главный стимул во многих сферах нашей жизни. Мало кто собирается долго и напряженно работать, если можно отбить свою зарплату за 100 лет простым росчерком пера. Вспышки показательной борьбы быстро сходят на нет, поэтому всегда остается соблазн рискнуть. Ряд крупных проектов обсчитывается с поправкой на откат, в итоге часть баснословных средств всегда осядет в карманах. Даже устаревшая советская система в этом отношении была эффективнее. У нас порочный подход к налогам. Они идут в центр, а там совершенно непрозрачным образом перераспределяются. Между тем во многих странах (скажем, в скандинавских) налоги находятся под гражданским контролем разного уровня.

Ирина Хакамада, экс-министр

— Сформировалась определенная система, охватившая и власть, и бизнес. Она свела к минимуму положительные мотивации политиков и бизнесменов. Аресты? Это борьба с отдельными людьми: ресурсы сокращаются, бюджету нужны деньги. Вот и прессуют особенно зарвавшихся. Из хваленого сингапурского опыта власть взяла только одну часть — страх. Но огромную — мотивировочную — часть пропустила.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации

— Борьба с коррупционерами и борьба с коррупцией — разные вещи. Когда вы боретесь с коррупцией, вы меняете правила игры. Для наших элит смена правил приведет к потере «лишних» денег. Борьба же с коррупционерами позволяет создать обществу иллюзию порядка, но не более того.

http://www.trud.ru/article/03-04-2015/1323757_vopros_truda_pochemu_vory_ne_bojatsja.html

3 Апреля 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов