Россия-Китай: как при Мао, больше не будет

Наша страна поворачивается "спиной к Западу" и, соответственно, "лицом к Востоку", — таково ощущение от политики последних лет. Россиянами в этой связи овладевают разные чувства. И особенно это касается отношений с великим восточным соседом. Кто-то надеется "дружить с Китаем против Америки" и всем показать Кузькину мать. А кто-то боится, что мы "все продадим Китаю по дешевке" и останемся у разбитого корыта, без территорий и ресурсов. По мнению специалистов, и эти страхи, и эти надежды сильно преувеличены.

 

Перспективы, но не чудеса

 

"Я оптимистически настроен на обеспечение безопасности наших интересов и стабильности партнерства. А насчет абсолютного нового импульса развития отношений — нет", — заметил корреспонденту "Росбалта" известный китаист, руководитель Школы востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов.

 

"Все инсинуации насчет того, что Китай хочет захватить российские территории или использовать Россию исключительно как сырьевой придаток", ученый сразу отмел. "Как ни странно, китайцам некая абстрактная "российская территория" абсолютно не нужна, особенно сейчас, — подчеркнул Маслов. — К тому же многие регионы Сибири и Дальнего Востока неразвиты, на их развитие понадобятся многие миллиарды долларов, а отдача от вложений — через многие десятилетия, если будет вообще".

 

Тем из россиян, кто испытывает страх при сопоставлении численности населения, которое у Китая на порядок больше, чем у РФ, эксперт напомнил, что в КНР, кроме действительно перенаселенных плодородных земель, есть и обширные пространства китайского Северо-Запада, Синьцзяна и Внутренней Монголии, во многом сопоставимых с Сибирью. В настоящую Сибирь там никто на постоянное место жительства не рвется.

 

О том же говорит и заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Карнеев. "У нас были разные деятели в 1990-е гг., которые пытались на пресловутой "китайской угрозе" поднять свой рейтинг, — отметил он. — Но в основном они болтали чепуху о миллионах китайцев, которые якобы в тайге живут на вечной мерзлоте. Чем бы эти люди там питались, в конце концов?"

 

Другое дело, напомнил эксперт, что, когда в 1990-е гг. вся правоохранительная система РФ была так развалена и разъедена коррупцией, население могло в любые страшилки поверить. "Но сейчас такого все-таки нет, — отметил Карнеев. – Нет, например, Черкизона, когда на территории Москвы была черная дыра, где российские законы не действовали".

 

Горячих энтузиастов "дружбы с Китаем против Америки" эксперты также пожелали охладить. "Иные считают: нам нужно восстановить военно-политический союз, вернувшись в 1950-е гг. Но и они ошибаются: нельзя войти в одну реку дважды, и изменилась ситуация, — заметил Карнеев. — Не в интересах России и Китая пытаться создать какой-то военный или военно-политический союз".

 

Об этом, кстати, много говорили руководители как РФ, так и КНР, отмечая, что формула "всесторонние отношения стратегического партнерства" оптимально отвечает обоюдным интересам. Она дает каждой стороне свободу рук.

 

"Мы не втягиваем Китай в конфронтацию с Западом по Украине. С другой стороны, у Китая тоже есть свои конфликты с Японией, со странами АТЭС", — подчеркнул Карнеев.

 

По словам Алексея Маслова, "у Китая нет союзников и прямых врагов", "он не улучшает и не ухудшает отношений", он создает свою "новую реальность" — и политическую, и экономическую. Действительно, по мнению китайского руководства, "США привели международные отношения к нестабильности, бескультурью и грубому нажиму", и в этом плане у России союзнические перспективы есть. Но не надо от этого ждать каких-то чудес.

 

"Китай — очень важный политический партнер, — подчеркнул Маслов, — важный, очень мощный и из-за этого очень непростой экономический партнер, и одновременно, в связи с этим — некий задел на будущее, учитывая, что без него стабилизировать международную ситуацию невозможно".

 

Для Китая: зерно, туризм и кое-что еще

 

Если отвлечься от грандиозных военно-политических планов и апокалиптических сценариев, актуальной для двух стран и для их жителей  остается экономика. Здесь тоже существуют страхи — опасения оппозиционно настроенных россиян, что нынешнее руководство "продаст Китаю по дешевке всю нашу нефть и газ". И здесь специалисты тоже предлагают немного успокоиться.

 

"По газу у нас очень сильный конкурент — Туркмения, которая поставляет 25 млрд кубометров в год по значительно более низкой цене, причем китайцы сами проложили трубу и все контролируют, — отметил Алексей Маслов. — По нефти наш конкурент — Казахстан, где треть казахской нефти принадлежит Китаю, и она дешевле российской".

 

Кроме того, как напомнил эксперт, китайцы сами разрабатывают нефтяные скважины по всему миру. С другой стороны, российской нефтью интересуются Япония и Южная Корея.

 

"Некоторые надеялись, что Китай закроет целиком наши потери по газу на Западе. Но Китай не будет просто так покупать газ — он тянет с согласованием окончательных условий контракта, "продавливает по цене", — признал китаист, отметив, что вины Китая в этом как раз нет: российское правительство само "устранило западных конкурентов КНР", которая только и готова покупать в таких больших масштабах. Однако в самое последнее время, напоминает Маслов, "мы немного увеличили опять поставки газа на Запад".

 

По мнению Андрея Карнеева, КНР — "не тот страшный партнер, который хочет нас загнать в сырьевую зависимость": Китай "готов расширить сектор потребляемых российских товаров и услуг". "Многим не нравится, что Россия в основном поставляет сырье или полуфабрикаты, а получает из Китая готовые изделия. Но не Китай в этом виноват, — подчеркнул Карнеев. — Мы с Европой имеем такую же структуру. В свое время мы продавали в Китай и автомобили, и экскаваторы, и энергетическое оборудование. Частично это и сейчас есть: мы поставляем технологии, связанные с атомными проектами".

 

Эх, было дело! К сожалению, сейчас массовый экспорт в Китай российских товаров — это, конечно, фантастика. Промышленность, особенно по части производства товаров массового спроса, в России не работает. Более того, Алексей Маслов выразил опасения, что именно неограниченный импорт китайских товаров (на котором взошли, как на дрожжах, многие города китайского северо-востока) уничтожает и будет уничтожать всякие предпосылки для становления отечественных производств. Теперь, в связи с "великой дружбой", сопровождающейся отменой последних пошлин, китайские товары могут стать еще доступнее.

 

Что может наша страна реально предложить Китаю, коль скоро мы хотим с ним так крепко дружить? Ну, например, в Китае действительно не хватает продовольствия. Не потому даже, что людей так много, а потому, что в сегодняшнем Китае "города съели пашни" — явление, столь хорошо знакомое жителям Подмосковья. Конечно, продуктовым изобилием наша страна и сама похвастаться не может. Но, скажем, зерно и молочные продукты выгодно продавать Китаю, по мнению Маслова, было бы вполне реально.

 

На макроуровне же Россия может предложить Китаю свое геополитическое и просто географическое пространство. Алексей Маслов напомнил о грандиозных планах "возрождения Великого шелкового пути" — мощнейшего транспортного коридора из Азии в Европу. Ну, и, "если все будет хорошо", Россия может присоединиться и к новой мировой финансовой системе, которую готов начать строить Китай параллельно Западу. Для того, чтобы стать стержнем такой системы, РФ с рублем, к сожалению, слабовата.

 

"А вот что у нас совсем упущено с Китаем — это стимулирование отношений на уровне среднего бизнеса, — подчеркнул эксперт. — Мы привыкли работать или в масштабах миллиардов, или на уровне мелкой приграничной торговли". Маслов же напоминает о существовании в России предпринимателей, способных поставлять "продукты нефтехимии и высоких технологий на несколько миллионов долларов в год" из расчета на одну фирму. И это не так мало.

 

Андрей Карнеев указал на два направления экономического сотрудничества: туризм и совместные предприятия. "Китайцы стали в больших количествах приезжать в Россию, — рассказал Карнеев. — Если раньше это были Москва и Петербург, сейчас география расширяется. Китайцы с удовольствием в Сочи ездят, где к Олимпиаде построили много гостиниц и других объектов, создана достаточно сильная инфраструктура. Большой туристический интерес представляют Сибирь, Русский Север, Камчатка".

 

Другое поле деятельности — создание на территории РФ совместных предприятий, например, по переработке полезных ископаемых и леса с последующей реализацией продукции во всех заинтересованных странах. Здесь может помочь дешевая электроэнергия на крупных российских гидроузлах.

 

Тут еще одна проблема: колоссальная нехватка российских китаистов высокого экспертного уровня, о чем США и Великобритания, например, позаботились еще в 1980-е гг. "Наши фирмы сами не могут выйти на китайский рынок, — заметил Маслов. — Они не могут нанять консалтинговое агентство, содержать маркетологов и т. д. У нас нет сильных лоббистских структур на территории Китая. В отличие от английских и американских. Отношения политические с Китаем развиваются гораздо быстрее, чем мы успеваем их обслуживать".

 

Таким образом, в плаванье таких больших кораблей, как РФ и КНР, резких поворотов ожидать не приходится. Андрей Карнеев вообще считает, что внешнеполитический курс России в Азии "никак не связан с украинским кризисом последнего года". Китаист напомнил, что еще прежний президент РФ Борис Ельцин, находясь в Пекине, "стоял вместе с тогдашним председателем КНР Цзян Цзэминем и говорил президенту США Биллу Клинтону, что мы с Китаем имеем свое мнение о событиях в Югославии".

 

"Слова о том, что Россия должна вернуться в Азию, прозвучали еще несколько лет назад, — напомнил Карнеев.- Другое дело, что в начале путинских лет для этого не было достаточных ресурсов. Лишь в последние годы мы стали вкладывать средства в инфраструктуру на Дальнем Востоке".

 

Леонид Смирнов

http://www.rosbalt.ru/moscow/2015/03/19/1379485.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/moscow/2015/03/19/1379485.html

19 Марта 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов