Под зонтом у бога. Как пропаганда управляет людьми

В понедельник утром проснулась с мыслью о том, что началась война. Накануне почти 6 (шесть!) часов смотрела Киселева с Соловьевым.

Предчувствие войны витало в раскаленном воздухе. Соловьев бил тревогу: «Есть ощущение, что это последний день мира». Народ в студии грозился бомбить Киев. Требовал ночью объявить массовую мобилизацию добровольцев. Призывал идти на Харьков и даже дальше. Очень хотелось, чтобы все они во главе с ведущим немедленно отправились по указанным адресам. Но ведь не отправятся. Их миссия — науськивать других на кровавую бойню.

Три недели страна отдыхала от ограниченного контингента властителей государственных дум. Оттого в глаза бросилось то, что прежде не осознавалось. Беспробудный оптимизм был. Беспримерный цинизм тоже. Лживость, наглость, постоянная подмена тезиса — конечно. Сейчас коктейль обогатился новым ингредиентом — презрительным высокомерием. Мы не «Шарли», «Шарли» не мы. Всех учат свысока, через губу. Особенно достается Европе. Депутат Яровая цвета фуксии, поджав губки, ставит ультиматум Старому Свету: «Нужно определиться — либо вы Евросоюз, либо вы включаете гильотину на разрушение нравственности». Пока гильотина еще не всю нравственность разрушила, пытаюсь понять, откуда это у них.

Разобраться в происходящем помог Стас Михайлов.

Начну издалека. Парижская трагедия затмила событие не мирового, но уж точно общероссийского масштаба. В Рождество власть в стране перешла от Аллы Пугачевой к Григорию Лепсу. Прежде благую весть православным о светлом празднике несла Алла Борисовна, теперь — Григорий Викторович. Свершилась почти библейская история: когда-то именно Пугачева в начале января вывела на авансцену российского шоу-бизнеса Лепса. И вот теперь доверенное лицо Путина и его же любимый исполнитель проводит в родном городе Сочи уже свои рождественские встречи, без примадонны. И даже поет ее хит «Метель». Несмотря на значительность события, вряд ли я стала бы о нем писать, если бы не одно обстоятельство.

От рождественского бенефиса веяло самодовольством народных витий. Сам бенефициант — первый из равных, что нашло отражение в его песне: «Я крещен, а может, и помазан». Сомнения Лепса дорогого стоят. Его напарник по дуэту, Стас Михайлов, более категоричен: он уже пребывает «под зонтом у Бога». Два столпа сочинской культуры, давно затмившей культуру российскую, навели на нехитрую мысль. Причастность к телевизору, то есть к «элите», то есть к власти сегодня, как никогда прежде, рождает в причастных ощущение богоизбранности. Чувство это всеохватное, самодостаточное. Оно объединяет хоть Лепса с Михайловым, хоть Железняка с Жириновским. Пока они едины — под зонтом у Бога, — они непобедимы.

Для тех, кому не посчастливилось обзавестись аналогичным зонтиком, национальное единство (свежий термин от Министерства культуры) утрамбовывается исключительно запретами. Центральным телеканалам запрещают употреблять слово «кризис». Нет слова — нет проблемы. Хотят запретить оппозицию с помощью создания дремучего Антимайдана. Хотят запретить Голливуд с помощью учреждения православного Голливуда, оснащенного тремя в высшей степени православными богатырями, то есть Михалковым, Охлобыстиным, отцом Тихоном. Усиленно запрещают Звягинцева. Милонов даже потребовал вернуть деньги государству. Если бы могли, запретили Европу с Америкой. Пока не могут, но отчаянно над этим работают. Еще остались сферы, не подвластные словесным интервенциям от высокомерных патриотов. Например, курс рубля в частности и российская экономика в целом. Что не мешает им раздавать советы даже тем, кто в них точно не нуждается. Из последнего: Алексей Пушков посоветовал Франции принять закон о защите чувств верующих.

Сначала люди управляют пропагандой, потом пропаганда начинает управлять людьми. Процесс пошел. Люди, управляемые пропагандой, живут в параллельной реальности. В ней существует должность — председатель движения развития. У человека есть имя и фамилия — Юрий Крупнов. Стоит данный председатель посреди очередного ток-шоу, оглядывает окрестности, замечает рядом с собой Виталия Третьякова, Владимира Мамонтова (президент «Известий»), Андрея Фефелова (сын Александра Проханова) и радостно подытоживает увиденное: «Вот мы — стопроцентные патриоты». Пора, пора уже вводить для тех, кто «под зонтом», процентную норму содержания патриотизма в крови. Только так страна добьется подлинного движения развития.

Выключила телевизор — морок временно рассеялся. Войны нет. Киев не бомбят. На Харьков никто не пошел. Стопроцентные патриоты отдыхают до следующей встречи в эфире. Соловьев наслаждается еще одним днем мира.

Автор: Слава Тарощина

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/columns/66910.html

 

21 Января 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов