"Это попытка бороться с инакомыслием"

Фото Михаила Федина
 


Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2014/11/17/1338438.html

 

 

 

 

Государственная дума в третьем чтении приняла законопроект, вводящий бессрочную блокировку ресурсов за систематическое нарушение авторских прав. Согласно "антипиратскому закону 2.0", с 1 мая 2015 года начнет действовать запрет на нелегальное распространение не только фильмов, но и музыки, книг, статей, программного обеспечения. Исключение пока что составляют фотографии. О своем видении ситуации "Росбалту" рассказал кандидат психологических наук, член штаба "Пиратской партии России" Павел Рассудов.

 

— Согласно принятым поправкам, теперь у нас любые сайты, дважды уличенные судом в пиратском контенте, будут блокироваться. Причем навсегда. Что это сулит пользователям Интернета?

 

— На самом деле на данный момент пользователи с помощью технических средств по-прежнему могут получать доступ к заблокированным сайтам. Для тех, кто умеет ими пользоваться, сайты будут доступны. Статистика показывает, что блокировка сайта снижает его посещаемость только на 20%-30%. Такие средства вовсю применяет подрастающее поколение. В этом плане можно говорить о том, что прививка от цензуры уже сделана. Будет расти количество людей, которые будут учиться обходить блокировку.

 

Печально то, что самим авторам от закона не станет лучше. Первая версия закона была принята в августе 2013, но пока никто из его создателей не сказал, что он ему чем-то помог. Те, кто жаловался на защиту своих прав, так и продолжают жаловаться. Те, кто творит, продолжают творить, распространять свои произведения бесплатно, свободно.

 

— Теперь речь идет о запрете на музыку, книги, программное обеспечение, но не на фотографии. Почему фото стоит особняком?

 

— Это смешная история. Просто в России не оказалось организации, которая бы лоббировала интересы фотографов. Антипиратский закон — это, прежде всего, лобби американской киноиндустрии, которая пытается ужесточить законы в нашей стране. Непосредственное участие в этом процессе принимает Российская антипиратская организация (РАПО), которая создана крупными американскими киностудиями. Она активно продвигает политику по запретам, хотя, по сути, является "иностранным агентом". Странно, что Министерство юстиции до сих пор не возмутился, почему эта организация не зарегистрирована в этом статусе.

 

Понятно, что есть и другие группы правообладателей, которые также пытаются вносить свои изменения. К примеру, Никита Михалков.

 

Другое дело, что теперь у нас должны появиться проблемы с программным обеспечением. Это уже не просто какие-то песни и фильмы. Существуют авторы-программисты, которые пишут софт и хотят предоставлять свои произведения неограниченному кругу лиц. Но ведь найдутся два идиота, которые напишут обвинения в адрес того или иного сайта, и он будет навсегда закрыт.

 

Что будет дальше, неизвестно. Например, станут ли они закрывать "ВКонтакте". А что будет, если они "забанят" "Википедию"?

 

— Вы говорите, что за принятием ужесточающих поправок стоит лобби представителей американской киноиндустрии, но между тем одним из авторов законопроекта является Сергей Железняк. Он славится своими патриотическими заявлениями.

 

— Сергей Железняк — тот еще патриот. Он был руководителем местного News Outdoor. Компания была основана известным американским медиамагнатом. На мой взгляд, авторы этого закона дают инструмент для блокировки любого сайта в России.

 

— Законопроект прошел в один день сразу второе и третье чтение. Чем может быть вызвана такая оперативность?

 

— Это, конечно, полное безобразие. Практически все последние законы депутаты у нас принимали очень быстро. Им нравится эта процедура. Они принимают поправки, даже не обсудив их с отраслью. Вот как эти изменения повлияют на IT-индустрию? На мой взгляд, крайне губительно. Некие правообладатели теперь будут блокировать наши сайты, их аудитория будет сокращаться.

 

— Что изменилось после принятия первой версии антипиратского закона?

 

— В целом предпринимается попытка взять под контроль Интернет, попробовать как-то его регулировать. Некоторым людям, например, председателю комитета Государственной думы по информационной политике, кажется, что в мире популярна идея о том, что Интернетом надо управлять, что он должен подчиняться отдельным региональным законам. То есть они хотят разграничить его территориально. В этом нет смысла. Интернет сам по себе трансграничен.

 

Вообще во всех странах, где есть законы, ограничивающие Интернет, они вводились практически одинаково. Сначала людей пугали детской порнографией, террористами, пиратами, а потом просто начинали блокировать неугодные сайты. Таким образом, скорее всего, речь идет о том, что это попытка бороться с инакомыслием.

 

— Если обратиться к опыту зарубежных стран, то можно ли назвать пример грамотного законодательства, регулирующего Интернет?

 

— Надо учитывать, что в разных странах разный правовой режим. Мне, например, нравилась бразильская идея. Граждане страны провели референдум. Они проголосовали фактически за "пиратскую Тортугу", за то что все должно принадлежать народу. Хотя я не знаю, как в итоге эта идея была реализована.

 

Надо просто понимать, что Интернету еще очень мало лет. Какие-то специальные законы под него выдумывать не нужно. В Интернете действуют экономические законы. Люди ведь заключают друг с другом сделки, совершают покупки. Нас пугают преступлениями, но преступления совершают конкретные люди. Если, например, совершено сексуальное насилие над ребенком, то надо искать человека, который это насилие совершил, привлекать его к уголовной ответственности. А у нас идет работа ради отчетности — за такой-то период было заблокировано столько-то сайтов.

 

Но если существует педофил, то его надо ловить, а не блокировать какие-то сайты, закрывая глаза на улики. Ужесточение законодательства — вещь бессмысленная. Они сами вскоре будут не рады своей инициативе, т. к. начнут блокировать сайты друг друга.

 

Я считаю, что главное — это поощрение творчества. В запретах я этого поощрения не вижу. Я только вижу, что эти запреты принимает попса и официоз.

 

— Как, по вашему мнению, должен функционировать Интернет?

 

— Считаю, что чем больше информации будет доступно, тем лучше. Конечно, мы исключаем военную и коммерческую информацию, персональные данные. Эти вещи должны быть приватными. С этим никто не будет спорить. У нас же все мысли направлены на то, как наказать пользователя. В итоге мы получаем отрицательную селекцию.

 

Интернет должен оставаться трансграничным. Границы должны существовать только по языковым зонам. Не нужно придумывать никаких новых организаций, государственных новообразований, регулирующих Сеть. Не государство создало Интернет, не ему и пытаться его ограничить.

 

Кроме этого, Интернет — это действительно глобальная, самая популярная сеть в мире, но это только одна из сетей. Будет развиваться промышленный Интернет, пиринговые сети, различные анонимные сети. Мало кто до сих пор знает о существовании закрытых сетей. Они ими заинтересуются, но только тогда, когда они станут электоральнозначимыми. Интернетом ведь никто не интересовался до тех пор, пока не появилось понимание того, что на этой площадке формируются политические предпочтения людей. С моей точки зрения, ничто не должно подвергаться политической цензуре.

 

Беседовал Александр Калинин

 

http://www.rosbalt.ru/main/2014/11/17/1338438.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/main/2014/11/17/1338438.html

17 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов