Пять интервью, которые обязательно надо прочитать

Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Николай Патрушев, Михаил Ходорковский, Алексей Навальный заговорили

 

На этой неделе был опубликован целый ряд резонансных интервью. С одной стороны, интервью различным СМИ дали сразу три высокопоставленных российских чиновника – глава правительства Дмитрий Медведев (телеканал CNBC), глава президентской администрации Сергей Иванов («Комсомольская правда») и секретарь Совбеза России Николай Патрушев («Российская газета»). С другой стороны, свое отношение к происходящим процессам высказали и лидеры оппозиции – экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский и политик Алексей Навальный.

 

 

Если прочесть все интервью как единый текст, то из них можно получить представление о нынешней картине мира в головах высшего эшелона российской политики

 

В политических кулуарах принято считать, что Медведев принадлежит к более либеральному крылу Кремля, нежели Иванов и Патрушев; причем интервью были даны на фоне слухов о расколе внутри кремлевских элит, особенно сильно обсуждаемых в западных СМИ.

 

Однако в этих интервью все три политических деятеля демонстрируют завидное, по крайней мере внешнее, единство позиций по отношению к Америке, внешнеполитической ситуации, теме возврата к СССР, теме «закручивания гаек» во внутренней российской политике.

 

Говоря об отношениях с США, Медведев подчеркивает «невозможность перезагрузки» в настоящий момент и возлагает ответственность за нынешний кризис в отношениях именно на западного партнера:  «Давайте говорить прямо, не мы эти санкции придумали, их придумали наши партнёры по международному сообществу. Как принято говорить у нас, бог им судья. Мы, безусловно, эти санкции переживём. У меня нет никаких сомнений, что через некоторое время эти санкции испарятся, их просто не будет, но то, что они нанесли урон нашим отношениям, никакого сомнения нет. Я понимаю обеспокоенность, которая может быть у наших партнёров – и по международной ситуации, и по тому, что происходит в Европе, и на территории самой Украины, хотя не скрою, что Украина нам ближе всех, потому что это близкий нам народ, мы почти один народ. Но когда фундаментальные основы международных отношений, то, что мы с таким трудом налаживали, приносится в жертву всякого рода ограничениям просто для того, чтобы показать, какие мы крутые, что вот мы, если что, кого-нибудь накажем, – мне это кажется абсолютно деструктивно, я бы даже сказал: глупая позиция. Мне, например, очень грустно, что президент Обама, выступая с трибуны Организации Объединённых Наций и перечисляя угрозы, которые стоят перед человечеством, или вызовы, которые стоят перед человечеством, на первое место поставил соответствующую болезнь – лихорадку Эбола, на второе место – Российскую Федерацию, и только на третье место – «Исламское государство».

 

Николай Патрушев на страницах «Российской газеты»  и вовсе обвинил США в развале Советского Союза: «Следует сказать, что американцам удалось тогда добиться поставленных целей. Итогом их деятельности стало существенное превышение расходов СССР над доходами, что в конечном итоге спровоцировало глубокий экономический кризис, распространившийся на политическую и идеологическую сферы. Недальновидные попытки советского руководства облегчить ситуацию за счет внешней финансовой помощи дали Вашингтону дополнительные рычаги воздействия на Москву. Предложенные Западом и реализуемые через МВФ и Всемирный банк "оздоровительные" меры по либерализации внешней торговли без плавного отхода от прежней монопольной системы привели к окончательному коллапсу экономики».

 

На фоне «ястребиного» Патрушева успокоительно звучит Сергей Иванов, «подхватывающий» тему СССР: возврата туда не будет. «Такого, как в Советском Союзе, когда был дефицит всего, уже точно не повторится. Слушайте, ведь санкции нам объявлены только очень небольшой частью планеты: Западной Европой, США, Канадой, Австралией. А весь остальной мир открыт». Да и Дмитрий Медведев говорит о том, что СССР – это уже «исчезнувшее» государство и о его возрождении не может быть и речи.

 

О внутренней политике больше говорит все тот же Иванов, причем в части презрения к московской либеральной интеллигенции он, как показывает интервью, недалеко ушел от советов Марии Байбаковой в Tatler, советовавшей «увольнять прислугу быстро и при свидетелях»: «Эта либеральная общественность, которую я иногда в шутку называю «московской беднотой», может совершенно спокойно сесть на самолет, долететь до Таллина или до Хельсинки, не надо даже в Цюрих лететь или в Париж, чтобы накупить этого хамона и пармезана, привезти его и спокойно здесь есть».

 

В качестве оппозиции Иванов называет парламентские партии, говорит о том, что несистемная оппозиция не пользуется общественной поддержкой, а организаторы «Марша Мира» на самом деле поддерживают не идею примирения всех сторон в украинском конфликте, но украинскую сторону. Кроме того, он ожидаемо отрицает наличие курса на «закручивание гаек».

 

Медведев же в своем интервью уверяет ведущего, что Россия примет «любой выбор Украины» - эти слова идут несколько вразрез с утверждениями российских ультрапропагандистов, выступающих за право России самым агрессивным образом отстаивать свои интересы на постсоветском пространстве.

 

Кто является адресатом этих интервью и почему они были даны практически одновременно, притом что все эти три чиновника дают их крайне редко? Относительно миролюбивый характер этих интервью и наличие в них некоторых «сигнальных» ответов – о невозможности возврата в СССР, о готовности к перезагрузке отношений с Америкой после того, как она изменит свой курс (все-таки на фоне обещаний превратить ее в радиоактивный пепел даже такой ответ успокаивает), о готовности слушать оппозицию, если она пользуется массовой поддержкой – все-таки говорит о том, что главный их адресат – это не сведенный с ума агрессивной антизападной пропагандой российский обыватель, а, скорее, тот самый Запад. Также, к примеру, в интервью напрочь отсутствует пропаганда новой российской духовности и тема загнивающей Европы с бородатыми женщинами и антилиберальная риторика. Чиновники эксплуатируют образ «просвещенных консерваторов», подчеркивают российский «прагматизм» и готовность менять курс в зависимости от реакции партнеров – согласитесь, на внутренний политический рынок последние месяцы у нас транслируются совершенно иные сигналы; и если такие интервью с чем и идут вразрез – так именно с собственной кремлевской ультрапропагандой – картинками «Дойдем до Берлина», «Обама чмо» в соцсетях, обещаниями установить новый мировой порядок и навсегда отринуть «гей-европейские» ценности.

 

Если адресат плеяды политиков из окружения Путина – Запад, то адресатами интервью оппозиционных политиков Алексея Навального и Михаила Ходорковского, напротив, выступают россияне. Интервью были даны ряду независимых изданий – «Эху Москвы», Slon.ru, «Голос Америки» и другим.

 

Главный тезис, высказанный обоими политиками, называющими себя союзниками, который широко обсуждается в соцсетях, – это то, что в случае прихода к власти немедленно возвращать Крым Украине ни Навальный, ни Ходорковский не собираются. Навальный предлагает проведение повторного референдума – «Крым не бутерброд, чтобы его просто передавать туда-сюда», Ходорковский говорит о медленной евроинтеграции. Стоит отметить и еще один важный момент: и тот и другой признают, что путем выборов на данном этапе власть в России сменить невозможно, хотя бы потому, что оппозиция (в том числе сами Ходорковский и Навальный) лишена доступа к этим выборам, однако к революции ни тот, ни другой не призывают. И тот, и другой формулируют свою претензию к режиму Путина примерно следующим образом: проблема в том, что этот человек хочет любой ценой пожизненно оставаться у власти и готов ради этого жертвовать интересами простых россиян. Ходорковский критикует итоги приватизации, а Навальный сожалеет о расколе между протестно настроенными либералами и националистами.

 

Эти интервью можно назвать популистскими, но лишь в той части, что их адресатом является широкий круг людей, а не оппозиционные активисты, которых ни Навальному, ни Ходорковскому агитировать больше не надо. Главная задача оппозиции в ближайшие годы – выйти за пределы «либерального гетто», что влечет за собой неминуемую смену базовой программы, во-первых, на социально ориентированную (учитывая экономический кризис) и национально-патриотическую, развенчивающую миф о Путине как о главном патриоте. Оба избегают революционной риторики, которая может спровоцировать обвинения в намерении устроить «московский Майдан», и оба декларируют готовность к долгосрочной политической игре, признавая, что сейчас оппозиция в России находится в кризисе. Наконец, оба публично называют друг друга союзниками – Навальный в интервью «Эху Москвы» говорит даже о том, что если на выборах президента 2018 года ни он, ни Ходорковский не будут допущены к выборам, то они смогут пожертвовать личными амбициями и договориться о некоей компромиссной кандидатуре. Эти интервью – однозначно хороший знак: хватит переживать внутри личного «гетто», надо перетягивать на свою сторону пресловутые 84%. Не так незыблемо «путинское большинство», как кажется.

 

 

 

Екатерина Винокурова

Фото – Дмитрий Астахов, РИА Новости

 

http://znak.com/moscow/articles/17-10-17-35/103100.html

19 Октября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов