Питер против ЕГЭ

 

Питерские депутаты ополчились на ЕГЭ. О чем в очередной раз дали понять в среду, включив в повестку дня планового заседания утверждение пакета поправок к новому федеральному закону «Об образовании».

 

Не один месяц работала над поправками постоянная депутатская комиссия по образованию, культуре и науке. Как признаются теперь народные избранники, за это время к ним в комиссию поступила «куча жалоб» от родителей школьников, учителей, а также вузовских преподавателей, обеспокоенных явным снижением общего уровня знаний абитуриентов.

 

Достаточно вспомнить минувшее лето, разгар вступительной кампании. Впервые за последние лет, наверное, 40 число иногородних первокурсников по сравнению с местными составило почти 70 процентов. Возникла даже проблема с их расселением – в общежитиях катастрофически не хватало мест. Как признавались сотрудники приемных комиссий ряда ведущих вузов города (Политех, Педагогический, Сервиса и экономики и некоторые др.), они и не догадывались, что на периферии и в республиках Северного Кавказа школьное обучение настолько лучше петербургского, исконно считавшегося эталонным. Теперь только руками разводят: приходится проводить с поступившими дополнительные занятия по русскому языку, математике, иначе не одолеть им вузовской программы

 

Итогом многомесячной работы питерских парламентариев стали поправки, которые они предложили внести в закон «Об образовании» своим коллегам из Госдумы. Набралось поправок аж 17. И все важные. Скажем, разработка так называемого образовательного стандарта. Кто должен этим заниматься – чиновники Минобра? Специалисты высшей школы? Нужно ли при этом учитывать мнение профессионального сообщества, родителей? Питерские депутаты решили, что без учета мнения профессионалов, которые, в свою очередь, не могут не учитывать точку зрения общественности, такие стандарты - чистая формальность.

 

Но главное – это пресловутый ЕГЭ. За последние годы только ленивый «не прошелся» по Единому госэкзамену, склоняя его и тех, кто навязал его российской школе, обвиняя чиновников в стремлении усреднить, «стандартизировать умы подростков».

 

- ЕГЭ обязательно должна быть альтернатива, - считает Максим Резник, председатель комиссии по образованию, культуре и науке петербургского ЗакСа. – Учащийся, как, собственно, и само учебное заведение, должны иметь право выбора, не только какой экзамен сдавать (имею в виду предмет), но и каким образом.

 

«СП»: - Вы ведь по образованию и прежней, до политики, работы – учитель. Застали ЕГЭ или посчастливилось трудиться в школе, когда о данной форме сдачи выпускных экзаменов не было и речи?

 

- Застал. И скажу вам как учитель истории. Единый госэкзамен – это натаскивание. Ребят с 6-7 классов приучают к механическому заучиванию дат, фамилий, фактов. Не более того. Потому что более и не требуется. О том, чтобы в процессе обучения у них появилось понимание сути исторических событий, речи, к сожалению, не идет. И так – по всем предметам. И кого мы тогда растим – роботов?

 

«СП»: - Известно, что поправки из регионов, поступающие на рассмотрение депутатов Госдумы РФ, могут лежать там без движения очень долго. Будете пытаться как-то ускорить процесс?

 

- А как его ускорить?.. Точно знаю одно: регионы должны иметь право выбора. Школы – принимать выпускные экзамены в виде либо ЕГЭ, либо в виде более привычных нам устных (письменных) работ. Вузы – вводить свои дополнительные экзамены для более объективной проверки знаний абитуриентов.

 

Предложения питерских депутатов кажутся и дельными, и своевременными. Благо господинФурсенко, инициатор заморского ЕГЭ, стоявший за него «насмерть», уже с полгода как не министр образования РФ. Вполне реальным кажется забыть его замудренные стандарты, мало соответствующие реалиям нашего менталитета. Одно смущает: поправки к федеральному закону принимала как будто бы целая комиссия питерского парламента, а рассказать о том, что подвигло на инициативу, какие плюсы-минусы породил ЕГЭ, как на самом деле обстоят дела с обучением в школах второго города страны, никто, кроме Максима Резника, не захотел.

 

Экс-декан факультета журналистики СПбГУ Марина Шишкина оказалась очень занятой (притом что дозвонилась я ей спустя всего пару минут после окончания планового заседания).Актриса Анастасия Мельникова, заслышав тему для комментария, как будто бы испугалась: «Ой, почему я?». Их коллега Владимир Дмитриев в очередной раз оказался для прессы недоступен …

 

То есть предложения внесли, поправки приняли и – забыли?..

 

Между тем, во многих российских регионах к такой форме оценки знаний выпускников школ, как ЕГЭ, давно относятся, мягко говоря, скептически. В иных вузах из числа более-менее отдаленных от Москвы потихоньку возвращаются к практике вступительных экзаменов для абитуриентов. Иначе, говорят, рискуем получить «необразованный первый курс». И приводят в пример минувшее лето, когда потоком хлынули выпускники с Северного Кавказа, если судить по документам - все сплошь отличники. С такими баллами по ЕГЭ, что зачислять их надо было сразу в академики! На деле же, как выяснилось с началом учебного года, подготовленные очень слабо.

 

- Да, с такой проблемой мы сталкиваемся уже не первый год, - сказала корреспонденту «СП»Анна Очкина, заведующая кафедрой, доцент Пензенского госуниверситета. – Что лишь подтверждает мнение профессионалов о том, что единый госэкзамен негативно сказывается на обучении и усвоении наук школярами. Чтобы сдать ЕГЭ, достаточно механического натаскивания. Если кто-то из школьных, вузовских педагогов говорит иначе, то, смею вас уверить, он лукавит. Польза от пресловутого ЕГЭ если и есть, то чисто теоретическая. То есть в принципе можно предположить, что тестирование способно объективно проверить знания. На деле же получается с точностью до наоборот.

 

«СП»: - В Министерстве образования РФ считают, что с его помощью можно если не искоренить, то свести к минимуму коррупцию при поступлении в вузы

 

- Это да, в приемных комиссиях мздоимство уже почти сошло на «нет». Зато «вылезло» в другом месте – при сдаче самого ЕГЭ. Кстати, говорили, что с этим самым единым экзаменом отпадет необходимость в репетиторстве. А что получилось? Такая необходимость не только не отпала, но выросла в цене, и значительно.

 

Чиновники ставят в заслугу ЕГЭ, что с его введением упростилась процедура поступления в столичные вузы абитуриентов с периферии. Но вряд ли «виноват» в том действительно госэкзамен. Лично я оканчивала университет двадцать лет назад, когда о ЕГЭ даже не слышали. И что же - среди моих однокурсников было немало ребят из провинции. Тут, на самом деле, играют роль материальные возможности семьи отправить ребенка учиться в центр, его личная целеустремленность, а не система зачисления.

 

«СП»: - В некоторых московских вузах добились права на проведение собственных дополнительных экзаменов. Теперь такого же права пытаются добиться для своих университетов питерские депутаты

 

- И правильно делают! Надо дать вузам право самим решать, как им набирать студентов. Им с ними работать, готовить из них специалистов. Тем более что требования к выпускникам, ккачеству вузовского обучения год от года все строже. Есть еще один хороший способ «обойти» сомнительное ЕГЭ – олимпиады. Многие высшие учебные заведения, преимущественно элитные, делают сейчас ставку именно на них, давая право победителям профильных олимпиад поступать без каких-либо предварительных испытаний. То есть независимо от количества баллов ЕГЭ.

 

Когда закон плох, а наш российский «Закон об образовании» стопроцентно хорошим никак не назовешь, тут и появляется желание обойти его и разного рода лазейки.

Людмила Николаева

Фото: Владимир Астапкович/ РИА Новости

http://svpressa.ru/society/article/60786/

15 Ноября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов