Анапские филиалы закроют?

«Список Климова»

Замминистра образования придумал, как выполнить поручение президента и поднять в два раза зарплату преподавателей. Достаточно найти неэффективные вузы и оптимизировать их. В предварительный «черный список» попало более четверти учебных заведений страны

 

Замминистра образования придумал, как выполнить поручение президента и поднять в два раза зарплату преподавателей. Достаточно найти неэффективные вузы и оптимизировать их. В предварительный «черный список» попало более четверти учебных заведений страны

На встрече ректоров вузов Москвы и Подмосковья 8 ноября замминистра образования и науки Александр Климов напомнил собравшимся, что необходимо выполнить поручение президента: с 1 сентября зарплата преподавателей должна быть доведена до уровня средней по региону. И добавил, что многие вузы не в состоянии обеспечить это требование.

Это, очевидно, главная причина того, что больше четверти государственных российских вузов (134 из 502) получили черную метку. По итогам мониторинга, проводимого Минобрнауки с 15 августа по 15 сентября, эти вузы объявлены неэффективными. Позже, правда, г-н Климов смягчил формулировку: оказывается, они только «с признаками неэффективности», и речь не идет об их закрытии.

Тем не менее, если верить министру Ливанову, в ближайшие три года планируется сократить пятую часть вузов и треть филиалов.

А ведь как все хорошо начиналось: руководитель государства печется о преподавателях-избирателях, требует выполнения своего обещания повысить зарплату педагогам. А замминистра дает асимметричный ответ: «Многие вузы не в состоянии выполнить это требование».

Виктор Садовничий, ректор МГУ им. Ломоносова, на заседании Ассоциации ведущих университетов России в сентябре, когда как раз обсуждали критерии отбора вузов в «группу риска», высказал очевидную, но в наших условиях очень смелую мысль: «Если мы хотим поднять уровень высшего образования, то параллельно с отсеиванием слабых вузов надо говорить и о повышении финансирования высшей школы. Финансирование вузов у нас низкое, много ниже, чем в странах, с которыми мы хотим соревноваться на равных. Понимаю, что бюджет сформирован, но будет резервный фонд. Во всяком случае, заявить о необходимости повышения финансирования мы обязаны. Это будет понятно обществу: мы повышаем качество образования и одновременно обеспечиваем его».

Так все-таки обеспечиваем или выжимаем все соки?

К высшему образованию у общества есть серьезные претензии. Государственная аккредитация вузов проводилась так, что у нас появились «однокомнатные» учебные заведения, расположившиеся под одной крышей с супермаркетом, и филиалы, в которых учатся, например, «целых» 20 студентов!

И вот профильное министерство разработало пять критериев эффективности, по которым проводился мониторинг. Александр Климов на всех встречах повторяет, что это простые, объективные, понятные людям, далеким от образования, критерии. Но и далеким, а тем более близким к образованию людям понятно, что сложные социальные проблемы нельзя решать простыми, удобными для чиновника способами. К тому же в этих пяти критериях нет даже упоминания о качестве образования.

 

Пороговые значения показателей для оценки эффективности вузов

Образовательная
деятельность

Научно- исследовательская
деятельность

Международная
деятельность

Финансово-экономическая
деятельность

Инфраструктура

Средний балл ЕГЭ

не ниже 60

50 тыс. руб. —

минимальный доход от НИОКР на одного преподавателя

0,7% — минимальный процент иностранных студентов

 

1100 тыс. руб. —

доходы вуза из всех источников на одного преподавателя

 

Минимальная площадь на одного студента —

 11 кв. м

 

Если четыре показателя из пяти ниже пороговых, вуз признается неэффективным. 

 

  • Итак. Первый, простой и понятный, но мало о чем говорящий показатель, — средний балл ЕГЭ. Мониторинг вывел пороговое значение этого показателя — 60 баллов.

Подразумевается, что в эффективные вузы приходят абитуриенты с высокими баллами. Понятно, что по этому показателю некоторые учебные заведения всегда будут отставать.

Например, сельскохозяйственные вузы. Сюда поступают сельские школьники, а качество обучения в сельских школах ниже.

  • Остальные показатели в мониторинге — экономические. 50 тыс. рублей — таков минимальный порог дохода от научно-исследовательской деятельности и опытно-конструкторских работ (НИОКР) на одного преподавателя и научного сотрудника (второй критерий). Понятно, что инженерно-технические вузы могут получать и заметно более дорогие заказы, а вот для творческих и гуманитарных вузов и 50 тысяч — непреодолимая высота.
  • Третий критерий — процент иностранных студентов, обучающихся в вузе. Понятно, что за иностранным студентом идут деньги, но вуз здесь мало может сделать: квоту спускает министерство.
  • Четвертый критерий — доходы учебного заведения из всех источников в расчете на одного научно-педагогического работника. Можно и помещения в аренду сдавать, лишь бы перешагнуть порог в 1,1 млн рублей на преподавательскую душу.
  • Пятый критерий — инфраструктурный: на одного студента должно приходиться не менее 11 кв. метров общей площади учебного заведения.

 

Вузы, которые не преодолели порог по 4-5 показателям, значатся теперь в списке неэффективных.

Замминистра Климов рассказал, что 7 ноября начал работу межведомственный совет по региональным группам вузов. До февраля 2013 года регионы и ведомства будут готовить предложения по неэффективным вузам, которые лягут на стол президента России.

До 1 ноября (день публикации результатов мониторинга) никаких консультаций и переговоров не было — только выверяли и обсчитывали данные, представленные вузами в электронном виде. В министерстве над этим трудились 30 сотрудников. Климов утверждает, что опубликованные данные объективны. У одного вуза для того, чтобы преодолеть порог, не хватало одной сотой балла, но он все равно оказался в красной, неблагополучной зоне. Торопясь опубликовать эту формально объективную информацию, министерские чиновники, видимо, не предположили, что тем самым наносят тяжелый репутационный удар по учебным заведениям.

Показательно в связи с этим, что из результатов мониторинга исключены данные об образовательных учреждениях силовых ведомств: Генпрокуратуры, Верховного суда, Высшего арбитражного суда, МВД, Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Минюста, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной таможенной службы, а также образовательных учреждений, находящихся за пределами Российской Федерации. Александр Климов объяснил, что

публичная оценка эффективности «силовых» вузов была исключена «по понятным причинам».

Правда, замминистра не сказал, что это за причины. Что, в этих учебных заведениях средние баллы ЕГЭ — гостайна? Зато мы можем теперь пофантазировать, с каким «багажом знаний» приходят в эти вузы абитуриенты и насколько углубленно они занимаются научной работой.

Людмила РЫБИНА

 

экономический подтекст

При слиянии выплеснули и ребенка

Вузы, получившие «черную метку» неэффективности, могут быть поглощены другими — с увольнением преподавателей, изменениями в учебных планах и прочими «трансформациями»

Регламента для слияния не существует — в каждом случае преследуется очевидная прагматическая цель. Один из возможных вариантов развития событий для вуза, в котором усмотрели признаки неэффективности (по весьма неоднозначным критериям), — слияние с другим.

Процесс этот обычно проходит болезненно и вызывает недовольство как студентов, так и преподавателей, многие из которых лишаются должности (из-за объединения факультетов «дублирующиеся» преподаватели не нужны), теряющий больше всех в такой ситуации — ректор «вливаемого» вуза. Делается это либо ради экономии бюджетных средств, либо ради получения «лакомого куска» — здания института. Порой таким «объединениям» рационального объяснения найти просто невозможно.

Например, Горный университет в этом году был реорганизован в структурное подразделение Московского института стали и сплавов. Защитники Горного в первую очередь причиной объединения называли чью-то заинтересованность в здании стоимостью около двух миллионов долларов в самом центре Москвы.  На очереди сейчас  объединение Государственного университета управления (ГУУ) — он попал в черновой вариант списка вузов с признаками неэффективности — и Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), которая, в свою очередь, не так давно получилась методом слияния РАНХ И РАГС.

Ректор ГУУ Виктор Кобазенко говорил, что слияние создаст «научно-образовательный кластер, который мог бы аккумулировать подготовку управленческих кадров для всех сфер общественной жизнедеятельности». Студенты же в письме премьер-министру Медведеву написали, что не хотели бы «раствориться в среде будущих чиновников, которых готовит РАНХиГС». Под напором общественности министр Ливанов сказал, что объединение произойдет только по желанию самих учащихся и обучающих — но что-то верится с трудом.

Если бы существовали правила объединения и интеграции студенческих групп с разным уровнем знаний, идея объединить некоторые вузы, усилив фундаментальные кафедры и собрав серьезный преподавательский состав, возможно, не вызывала бы столько возмущения, как это оказывается на практике.

Сейчас мы расскажем о двух примерах — объединении МГУПП (университет пищевых производств) с МГУПБ (университет прикладной биотехнологии) и ГАИН (Государственной академией инноваций), а также о слиянии Налоговой академии и Государственного университета Министерства финансов с Финансовым университетом при Правительстве РФ.

 

Будет пища

Об объединении пищевого и университета прикладной биотехнологии стало известно в марте прошлого года. Ректора взяли со стороны — назначили Дмитрия Еделева , 39-летнего сына экс-замглавы МВД. Обещали, что останутся все ставки, но, когда начали объединять факультеты, многих преподавателей просто вынудили уйти.

В мае перед зданием МГУПП прошел массовый митинг студентов — в мегафон активисты кричали про «ректора-уголовника» и требовали немедленной отставки нового руководства. Тогда был создан сайт и организована инициативная группа по инициативе бывшего выпускника Владислава Кульбацкого и теперь уже бывшего научного сотрудника Егора Буданцева.

«С приходом нового руководства вуз стал больше похож на коммерческую организацию, — рассказали Влад и и Егор «Новой газете». — Студентов начали выселять в ветхие общаги, селить вместе пятикурсников и первокурсников, в комнаты для троих утрамбовывать шестерых, а хорошие, отремонтированные комнаты — сдавать. Реклама о сдаче висела в открытом доступе в интернете, по соседству со студентами жили гастарбайтеры. Первый этаж одного из общежитий сдали под палатки с продуктами, устроив там в буквальном смысле рынок».

Молодые люди действовали открыто. Егор был выпускником МГУПП и решил продолжить заниматься наукой в своем вузе, занялся разработкой технологии обезвоживания и консервирования продуктов. Когда на созданном после объединения вузов сайте начали прием анонимных жалоб от родителей, студентов и работников, «компромат» потек рекой.

А Егора сначала выселили из общежития, потом вообще перестали пускать в университет: выдали бумагу о переводе в другой корпус. Но указанная в ней аудитория оказалась подсобным помещением без нужной для опытов аппаратуры, помощники остались в другом корпусе. «Это просто было предлогом, потом перестали платить зарплату, — рассказывает Егор.

В марте этого года Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении ректора Еделева, проректора Павла Фомина и других по статье «злоупотребление должностными полномочиями и вымогательство в целях получения имущества в особо крупном размере». По версии следствия, подозреваемые  вымогали у директора комбината питания МГУПП 5 млн рублей, угрожая распространением порочащей его информации. А вот никакой проверки по документам, выложенным на сайте борцов против объединения университетов, не провели. Согласно документам, проректорам Майоровой, Фомину, Крыловой, Лабутиной, главному бухгалтеру Коваленко и другим выделены премии из федерального бюджета. Фомин, допустим, «за высокий профессионализм» по итогам второго квартала 2012 года получил больше миллиона рублей.

 

Налоги как роскошь

В апреле 2012 года появилась информация о слиянии Всероссийской государственной налоговой академии  и Государственного университета Министерства финансов с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации, ректором остался Михаил Эскиндаров из ФУ. До этого к Финансовому уже присоединили Заочный финансово-экономический университет, имеющий широкую сеть филиалов.

«Ходили слухи об объединении нас с Финансовым, но произошло все внезапно, — рассказывает аспирант Налоговой академии (имя известно редакции). — У нашего ректора было два вуза, подведомственных Министерству финансов: бывшая Академия бюджета и казначейства, ныне Государственный университет МФ, и Налоговая академия. Налоговая готовила сотрудников для налоговых органов,  инспекций, для Федеральной налоговой службы. У ректора в апреле закончился трудовой договор с Минфином, мы ее заново переизбрали, с ней заключили новый трудовой договор, все трудовые договора с проректорами тоже. И буквально через неделю ее вызывают в Минфин и говорят, что бумаги о нашем присоединении подписаны:  подпись стояла от 2 мая. То есть сделали это между праздниками. Мы боролись как могли, но ни на что  не повлияло. За счет нас получили площадь — у нас недавно закончилась стройка, нам выделяли деньги на строительство еще одного корпуса».

Налоговая академия была открыта в 1996 году, и преподавательский состав с того момента не сильно менялся, после объединения многим пришлось уйти по собственному желанию. Под сокращение попали в основном заведующие кафедрами. Несмотря на то что на одинаковых с Финансовым университетом кафедрах должны были выбирать заведующего, по факту оставляли человека из доминантного вуза.

«Когда вуз маленький и отраслевой, в нем складывается особенный коллектив, за 15 лет мы вышли на очень хороший уровень, — рассказал «Новой» один из преподавателей бывшей Налоговой академии, также попросивший не называть его имени. — Текучки кадров не было, все работали с первых дней, был хороший внебюджетный оклад, все держались за свои места и работали на результат. Сейчас зарплаты будут в два раза снижены, многим предлагали сменить должность в совершенно неподобающей форме — будто преподаватель сам должен проситься. Хотя все доктора, профессора выучки старой советской школы».

Налоговая академия превратилась в юридический факультет и факультет налогов Финансового университета. Студенты, поступившие в этом году, будут доучиваться по учебным планам Налоговой академии. Как рассказали сами студенты бывшей академии, академические группы стараются не менять, но учебный план не получается состыковывать, на некоторых парах занимаются студенты из бывших разных вузов.

Для пятикурсников кафедры экономики и антикризисного управления в порядке нормы теперь отмена занятий два-три дня в неделю, некоторые преподаватели Финансового не приезжают читать лекции.

Проблемы возникли также у студентов-контрактников. Им обещали, что цену за обучение не повысят, но ректор на сайте вуза в рубрике с ответами на вопросы сообщил, что цены не поднимут только для тех, кто поступал в этом году. А со второго курса и старше — будут индексироваться, как в Финансовом институте. «У нас была система, когда человек заключает договор, за весь срок обучения стоимость не меняется. Была политика – больше набираем студентов, они стабильно платят. В Финансовый конкурс выше, и для них значения не имеет, кого брать, кто хочет — платит, не хочет — пусть уходит», — объяснил бывший преподаватель Налоговой академии.

Екатерина ФОМИНА

http://www.novayagazeta.ru/society/55383.html

12 Ноября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов