Катастрофа случилась не с "Протоном", а со всей российской космонавтикой

Катастрофа случилась не с "Протоном", а со всей российской космонавтикой Под головным обтекателем спутник ценой в 150 млн евро. Фото из группы Роскосмоса в социальной сети Facebook

Мы уже закупаем спутники за границей, на очереди – ракеты-носители

Неудачные космические старты российских ракет становятся рутинными. Очередной недолет «Протона-М» 16 мая уже не вызывает столь бурной реакции, как год назад, – привыкли. Вице-премьер Дмитрий Рогозин сразу после катастрофы имел «тяжелый разговор» с директорами московского, воронежских и пермского предприятий Центра имени Хруничева, руководителями военных приемок. «Налицо системный кризис на предприятии, приведший к деградации качества. Будем помогать коллективу выйти из черной полосы», – заявил Дмитрий Рогозин.

Вице-премьер написал в своем твиттере: «Единственный способ борьбы с аварийностью – последовательное выполнение уже принятых решений по реформе ракетно-космической промышленности». Поскольку Дмитрий Рогозин на производстве не работал, он имеет право верить в благотворное влияние на качество работы слесарей и инженеров слияния предприятий, их перекройку и перемены в начальстве.

Авария «Протона-М», однако, отвлекла внимание от нескольких фактов, связанных с злосчастным стартом. Например, сгоревший при запуске спутник «Экспресс-АМ4Р», хоть и назван «самым высокотехнологичным российским спутником», целиком создан европейской компанией EADS Astrium по заказу ФГУП «Космическая связь» в рамках федеральной космической программы России на 2006–2015 годы.

Председатель научно-технического совета госкомпании «Ростех» Юрий Коптев в декабре 2013 года заявил, что отечественная космическая группировка уступает группировкам Америки, Европы, Китая. «Сегодня катастрофическое состояние с орбитальной группировкой. Без принятия кардинальных мер в лучшем случае останемся на обочине мировой космической деятельности», – сказал он, констатируя отставание «в гражданской части по системам дистанционного зондирования Земли, метеорологии и специальной связи».

Коптев также отметил, что в российской технике используется более 600 наименований элементной базы зарубежного производства. И отсутствует более 500 типов материалов, необходимых для производства космической техники.

Но сейчас речь идет не об элементной базе, а уже о целом спутнике связи массой почти в 5,8 т, полностью сделанном иностранной фирмой из иностранных комплектующих и материалов. За который заплатили 150 млн евро из федеральной программы.

Приходится признать, что Россия уже не способна проектировать и создавать современные спутники. Пока она еще может выполнять роль космического извозчика, используя 40-летние «Протоны» и «Союзы», хоть и потерявшие право считаться самыми надежными ракетами-носителями. Через несколько лет и они станут неконкурентоспособны.

Но этим не исчерпываются прорехи российской космонавтики, которые высветил очередной взрыв «Протона-М». После аварии представители Роскосмоса говорили о возможности падения обломков спутника и разгонного блока «Бриз-М» на Алтае или в Тихий океан. Говорили даже тогда, когда шарообразный топливный бак «Бриза» упал в Китае. А официальный представитель Объединенного командования аэрокосмической обороны Северной Америки (НОРАД) капитан Руфь Кастро заявила, что «НОРАД обычно следит за запусками различных ракет по всему миру» и падение «Протона» не представляет угрозы для Северной Америки.

То есть американцы следят за нашими ракетами с момента старта, а наши специалисты теряют их след еще над территорией России, а потом долго решают, оказался ли спутник на нерасчетной орбите или где-то упал. Но Роскосмос принимает меры: объявлен тендер на изготовление и поставку аппаратуры оптико-электронных комплексов обнаружения и измерения параметров движения космического мусора. Начальная (максимальная) цена госконтракта составляет 363 млн руб. Заявки принимаются до 9 июня, подведение итогов – 11 июня. Короткие сроки тендера обычно свидетельствуют, что будущий победитель назначен, деньги заранее распределены, конкуренты вмешаться не успеют.

Учитывая нынешнее состояние отечественной космонавтики, понятно, что мусор на орбиты будет доставляться регулярно. Но раньше его успешно отслеживал оптико-электронный комплекс «Окно» в Таджикистане. Неоднократно писалось и говорилось, что комплекс отслеживает обломки размером с теннисный мяч. Или врали раньше, или врут сейчас. Или Роскосмос в рамках одного кабинета министров не может договориться с Минобороны, владельцем «Окна», и тратит деньги на дублирующую систему. Впрочем, на 363 млн не продублируешь уникальный высокогорный комплекс стоимостью в миллиарды. Но почему бы не попробовать за такие-то деньги?

В последние годы много разговоров о необходимости великой космической цели, которая двинет нашу космонавтику далеко в будущее. И эти великие капиталоемкие цели рельефно обозначены: полет на Марс, постоянная обитаемая станция на Луне, всемирная защита от астероидной опасности – замах на триллионы.

Тем временем надо решать вопрос со спутником связи. Новый «Экспресс» будет готов через три года за те же 150 млн евро в том же EADS Astrium. Другой вопрос: а нужен ли он вообще? За рубежом считается, что оптоволоконные линии гораздо дешевле, особенно в эксплуатации, даже если их прокладывать через океан. А избыточные транспондеры спутника приносят чистый убыток.

Погибший «Экспресс» должен был обеспечить Интернетом отдаленные регионы. Но если бы государство ставило такую задачу, хватило бы трех спутников, чтобы обеспечить всю Россию до последнего стойбища доступным Интернетом за 200–300 руб. в месяц. Но это значит лишить миллиардных доходов отечественных провайдеров. Проект, подготовленный ОАО «РКС», успешно зарубили, как и программу наноспутников. На орбиту запущено около сотни таких сверхмалых и дешевых космических аппаратов, а у России всего один, заброшенный в космос с борта МКС в 2005 году. Тогда мы были лидеры, сейчас – последние. Продолжаем строить тяжелые спутники ценой в миллиарды.

В начале мая министр связи и коммуникаций Николай Никифоров, выступая на интернет-форуме в Университете связи и информации, призвал решать на уровне государства вопрос о доступности Интернета. Предлагается принять закон о прокладке оптоволоконных линий во все населенные пункты с числом жителей более 250 в течение 5–10 лет. Если такой закон будет принят и профинансирован, спутники связи вообще будут не нужны. И нынешняя авария только на руку провайдерам.

России требуется современная и надежная спутниковая группировка прежде всего в интересах военной безопасности. У нас сейчас на 100% не обеспечены ни навигация, ни связь, ни дистанционное зондирование Земли, ни метеорология. Вот в чем главная и великая цель: обеспечить с помощью космических технологий экономическое, военное, научное, техническое, социальное развитие России высочайшими темпами. Но пока все усилия направлены на освоение бюджета, а не космоса. И всякая авария – лишь повод потратить средства на еще один запуск и дублирующие наземные системы.

 

http://www.ng.ru/economics/2014-05-19/4_proton.html

19 Мая 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов