Уже страшно, еще не паника

В конце последней недели ноября евро на Московской бирже стал стоить 45 рублей, а бивалютная корзина подорожала до максимума с 2009 года. Ослабление рубля происходит на фоне относительно высоких цен на нефть — непрекращающийся приток в страну «углеводородной валюты» уже не способен держать рубль на прежних высотах. Впрочем, и проводить девальвацию, резкое ослабление национальной валюты для оздоровления промышленности, пока в России тоже никто не собирается.

Строго говоря, провести девальвацию в стране, где курс рубля устанавливается на бирже (с существенными ограничениями в лице Центробанка, одного из биржевых игроков на рынке), власти не могут: они могут лишь не мешать трейдерам опускать курс рубля до кажущегося им справедливого уровня. Так, в частности, произошло осенью 2008 года, когда во время кризиса финансисты активно играли против рубля, а роль ЦБ сводилась к тому, чтобы сделать девальвацию не резкой, а более или менее плавной. На это регулятор потратил существенную часть своих золотовалютных резервов — если в начале августа 2008 года они составляли почти 600 миллиардов долларов, то к февралю 2009-го опустились ниже отметки в 400 миллиардов. До рекордных значений пятилетней давности, кстати, резервы не доросли до сих пор.

Сейчас проводить столь дорогостоящие операции в случае резкого падения цен на нефть ЦБ не в состоянии — и резервов стало меньше, и вариантов для их трат прибавилось. Поэтому регулятор давно и последовательно проводит политику уменьшения своего влияния на рынок — ЦБ препятствует только совсем уж резким колебаниям, давая возможность рублю все больше «плавать» без спасательного круга. И хотя до полностью плавающего курса еще далеко (сам ЦБ настраивается на 2015 год), дневные колебания стоимости доллара и евро в полрубля или даже больше перестали считаться сенсацией.

Именно поэтому слова чиновников, которые без устали повторяют, что не видят в движении курсов валют ничего экстраординарного, сегодня не стоит воспринимать как сигнал к немедленной покупке долларов и евро (как это было бы 10-15 лет назад). Между тем, о девальвации журналисты спрашивают чиновников едва ли не на каждом пресс-брифинге. Так, 28 ноября министру финансов Антону Силуанову в очередной раз пришлось повторить, что повышение евро до 45 рублей — это даже не серьезное колебание, а так, «небольшая рябь».

Курс, который мы потеряли

В конце 2007 года доллар в России оценивался меньше, чем в 25 рублей. По итогам того же года ВВП страны вырос более чем на восемь процентов, профицит во внешней торговле составлял 132 миллиарда долларов, нефть находилась у отметок в 80 долларов за баррель, а в стране был зафиксирован рекордный приток капитала (84,5 миллиарда долларов). Через пять лет экономика росла в два с половиной раза медленнее, приток капиталов сменился хроническим оттоком, зато торговый профицит оценивался уже почти в 200 миллиардов, а нефть «стояла» около 100 долларов. Доллар тогда же стоил больше 30 рублей.

Еще хуже оказалась ситуация в 2013 году: окончательных цифр по году, понятное дело, нет, но за три квартала экономика поднялась лишь на 1,3 процента, торговый профицит за 8 месяцев сократился на 10 процентов (но все равно составляет весьма значительную величину), отток капитала по итогам года достигнет 60 миллиардов долларов. Нефть при этом остается на месте и даже чуть-чуть растет — в последние месяцы баррель Brent стоит около 110 долларов. При этом доллар находится у отметки в 33 рубля.

Даже такое поверхностное сравнение ясно показывает, что стоимость рубля уже не так зависит от динамики цен на нефть, как это было в середине 2000-х. Сначала выяснилось, что сами по себе высокие цены на углеводороды не способны поддерживать рост экономики, а затем — что только за их счет рубль не будет укрепляться и даже стоять на одном месте.

Отсутствие интереса к России со стороны зарубежных инвесторов, непрекращающееся бегство капитала и сокращение профицита торгового баланса означают, что девальвация, а вернее «ползучее» снижение курса рубля по отношению к доллару и евро, неизбежно. Это понимают и в Минэкономразвития, в котором при планировании бюджета на три года вперед рассчитали, что в 2014 году за доллар будут давать в среднем 33,4 рубля, через 12 месяцев — 34,3 рубля, а в 2016-м — почти 35 рублей. Цифр по евро в бюджете нет, но в данном случае они избыточны: стоимость европейской валюты будет зависеть от того, во сколько она будет оцениваться в паре евро/доллар.

В укрепление рубля в среднесрочной перспективе не верят ни чиновники, нианалитики многих инвестагентств и банков. Но если с прогнозом на несколько кварталов вперед есть консенсус, то на движение рубля в краткосрочной перспективе влияет слишком много факторов, чтобы можно было уверенно сказать, как поведет себя валюта в ближайшие дни или недели. Так получилось, что именно в конце ноября совпали сразу несколько событий, которые и предопределили повышение бивалютной корзины до нового многолетнего максимума.

45 рублей за евро как временный предел

С начала ноября доллар в России подорожал более чем на рубль, а евро — на рубль с четвертью. Источники информагентств в банках утверждают, что на динамике курсов сказались крупные сделки по продаже Сулейманом Керимовым долей в «Уралкалии» и группе ПИК: покупателям надо было найти на рынке валюту, чтобы осуществить приобретения.

Кроме того, на декабрь пришлись крупные выплаты по долгам российских банков и предприятий перед зарубежными партнерами. Сказывается и календарный фактор: многие россияне закупают валюту перед новогодними поездками, а импортеры нуждаются в долларах и евро, чтобы оплатить увеличение закупок перед бумом новогодних продаж.

Наверняка кто-то поспешил купить доллары и евро в связи с обострившейся в последние месяцы борьбой Центробанка с «неправильными банками»: паника, едва было не случившаяся из-за отзыва лицензии у Мастер-банка, могла привести к всплеску оттока капитала (статистику по ноябрю ЦБ пока не опубликовал).

Монетарные власти, пытаясь объяснить рост доллара и евро, больше упирали не на внутренние факторы, а на внешние. Так, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева 29 ноября так объяснила колебания рубля: инвесторы ожидают от Федеральной резервной системы США решения по тому, сворачивать количественное смягчение или нет. Если ФРС будет сворачивать программу, инвесторы поспешат вложиться в более надежные активы и продать менее надежные, например рубль; именно слухи о сворачивании программы и пытаются отыграть трейдеры по всему миру.

В то же время окончательно «просесть» рублю не давал именно внутренний фактор: налоговый период, который приходится на конец месяца. Выплачивают налоги российские компании в рублях, а активы часто держат в долларах или евро, поэтому в конце месяца им необходима рублевая ликвидность.

Таким образом, если предположить, что цены на нефть до конца года останутся стабильными, ситуация с количественным смягчением разрешится в ближайшее время, а ЦБ не отзовет лицензию у какого-нибудь еще крупного банка, то прогноз окажется таков: резких колебаний валют до конца года в России быть не должно. Другое дело, что среднесрочные факторы, давящие на рубль, никуда не денутся, а значит, в перспективе нескольких кварталов национальная валюта будет оставаться относительно слабой.

1 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов