«Зеркало русской деградации»

 

«Зеркало русской деградации». Илья Константинов о доходной части женских колоний

 

Илья Константинов о доходной части женских колоний

Честно говоря, Надежда Толоконникова меня изрядно удивила. То, что российские тюрьмы и зоны еще страшнее, чем так называемая «воля» (т.е. не тюрьма), знает всякий человек, познакомившийся лично или через близких людей с отечественной пенитенциарной системой. А, поскольку в нашей стране через эту мясорубку прошли многие миллионы мужчин и сотни тысяч женщин, информация о прелестях УФСИНа доступна самой широкой общественности.

 

Не является секретом и то, что женские зоны на порядок страшнее мужских, хотя бы потому, что представительниц слабого пол проще запугать, да и чувство солидарности у женщин (по крайней мере, российских) развито слабее.

 

Поэтому, женская тюрьма всегда представлялось мне адом в самом прямом значении этого слова.

 

Но то, что это высоко прибыльный и чрезвычайно рентабельный ад, стало для меня новостью.

 

Все мы слышали, про Беломорско-Балтийский канал, про использование труда сотен тысяч заключенных на стройках первых пятилеток, но мне казалось, что ужасы ГУЛАГовского рабства остались далеко в прошлом. Разумеется, не из-за гуманизации отечественной пенитенциарной системы, куда там, просто в силу экономической бессмысленности. Посудите сами, разве может труд ленивого русского раба по своей эффективности сравниться с трудом добросовестного раба китайского? Учтите еще экономию на колючей проволоке.

 

Да и по словам моих знакомых, лично побывавших в постсоветское время в не столь отдаленных местах, работы там было не так уж много, говорят, порой не на всех зэков хватало. А вертухаи больше зарабатывали на вымогательстве денег из родственников з/к, чем на пресловутых тюремных варежках.

 

И вдруг такой прорыв: работа по 14 часов в сутки, без выходных, стахановские нормы… Неужели, в одном, отдельно взятом УФСИНе, возвращается романтика «догнать и перегнать» (теперь не США, а подпольный цех гастарбайтеров)?

 

А там, глядишь, «и текли, куда надо каналы, и в конце, куда надо впадали» (Высоцкий)?

 

Однако, вчитавшись в письмо Толоконниковой, я понял, что, если нечто и потечет, так это нечистоты из неисправной канализации. Ларчик открывается просто: мундиры для полицейских, которые шьют несчастные зэчки, МВД закупает по цене порядка 28 000 рублей за комплект. Понятно, что у китайцев эти мундиры можно приобрести раз в 20 дешевле, но что тогда пилить, откатывать и заносить?

 

И вот, из благородных соображений «стимулирования отечественной промышленности», мудрые «правохоронители» устанавливают такую закупочную цену, ради которой не жалко и несколько сотен заключенных в мордовскую грязь втоптать.

 

Праведный бунт Толоконниковой вызывает восхищение: что бы там ни говорили о ее особом статусе, поддержке правозащитников и внимании мировой общественности, любого, даже самого привилегированного зэка, администрация может загнать под шконку.

 

Но, к сожалению, этот бунт рискует остаться безрезультатным. Проблема даже не в зверином законе зоны («один против всех, и все против одного»), а в том, что высокие комиссии приезжают и уезжают, а распил пребывает во веки.

 

А, если хорошенько вдуматься, мы поймем, что мордовская колония ИК 14, являет собой идеальную модель современной российской экономики: убитое оборудование, низкая культура труда, отсутствие мотивации… и, как следствие, спрос на малоквалифицированную, дешевую и бесправную рабочую силу. Если не зэки, так гастарбайтеры. Но и при рабском труде такая архаичная экономика эффективна только в добывающих отраслях и при благоприятной конъюнктуре мирового рынка.

 

А всякая мало-мальски обрабатывающая промышленность (те же мундиры для полиции), держится главным образом на госзаказе, дотациях, субвенциях и пр. То есть, на государственных деньгах, качаемых из нефтегазовой отрасли.

 

И всюду: распил, откат, занос.

 

В такой экономической среде цивилизованный рынок труда развиваться не может и не будет, а будет расцвет коррупции и всеобщего паханата. Пока вся эта конструкция не обрушится вместе с криминальным государством, на котором она держится.

 

Примерно такая картинка российской жизни получается, если вглядеться в зеркало ИК-14.

 

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

 

http://svpressa.ru/blogs/article/75016/

30 Сентября 2013
Поделиться:

Комментарии

Aлекс , 1 Октября 2013
Все что написала Толоконникова чистая правда, знаю это не по наслышке. Наши зоны- отражение нашего общества. Могу добавить о том, что с воли бывает приходят и сопроводиловки, указывающие на необходимость крепить, т.е. прессовать, или наоборот... идёт "сопровод" о 8 часовом рабочем дне, без ночных, работ только в день и предоставлением нижнего места - "шконке". Люди мрут там... и не кому до этого нет дела... и не только от болезней, бывают и поножовшины...Но это всё администрацией скрывается... молодёжь половинится, у кого нет характера вовлекают в лесбийские семьи. Таким образом, зоны не воспитывают , а разлагают общество... и это у нас в России поставлено на индустриальные рельсы. работа по 12-16 часов , без выходных за копейки это ли не рабство???? Ещё раз повторюсь, правду Толоконникова написала. Самое страшное, что в нашей стране и в наше время там может оказаться любой... а они бьют по самому больному по детям и семье...
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов