Юрий Болдырев: Говоря об "убытках" от заморозки тарифов, руководство монополий забывает о полученных сверхприбылях

 

 
Юрий Болдырев: Говоря об "убытках" от заморозки тарифов, руководство монополий забывает о полученных сверхприбылях

Предложение министерств финансов и экономического развития о заморозке тарифов на услуги инфраструктурных и энергетических монополий не на шутку взволновало руководство корпораций. В РЖД пригрозили тем, что сократят 60 тыс. человек и пустят под нож инвестпрограммы. Руководство "Газпрома" пошло еще дальше, подсчитав свои убытки за ближайшие три года и "выставив счет" на полтриллиона рублей, с угрозой сокращения 300 тыс. рабочих мест. Однако, эксперты не считают, что риски действительно столь высоки. О масштабах нецелевых расходов и сверхприбылей монополий и о том, почему монополии даже в условиях заморозки тарифов не будут проводить структурные реформы,Накануне.RU рассказал бывший зампредседателя Счетной палаты РФ, экономист Юрий Болдырев.

Вопрос: На Ваш взгляд, действительно ли заморозка тарифов принесет такие убытки, как об этом говорят руководители монополий?

Юрий Болдырев|Фото: Накануне.RUЮрий Болдырев: Во-первых, надо отличать многомиллионные и многомиллиардные убытки, с одной стороны, а с другой стороны – снижение прибылей и сверхприбылей. Это разные вещи, путать их не надо. Второе: в отличие от формальных юридических, реальные сверхприбыли должны учитывать все так называемые непрофильные активы и расходы на них, необоснованные средним уровнем жизни по стране сверхзарплаты, бонусы, различные дополнительные служебные расходы на шикарные машины, перелеты топ-менеджеров и т.д. Если это все учитывать, то речь идет о необоснованных сверхприбылях, которые надо радикально резать.

Вопрос: А насколько вообще осуществимы те инвестпрограммы, о которых идет речь?

Юрий Болдырев: Для того, чтобы точно и однозначно ответить на Ваш вопрос, надо иметь в качестве Счетной палаты независимый орган контроля, а не контрольное управление президента №2. Независимая Счетная палата могла бы досконально проверить, как мы это делали в 1997 г. применительно к "Газпрому", и непрофильные активы, и необоснованные расходы, и лишние зарплаты. Но когда Счетная палата является органом контрольным и ее главой, демонстративно издеваясь над общественным мнением, назначают Голикову, к сожалению, точный ответ на Ваш вопрос дать никто не сможет. Размышлений сколько угодно, а точный ответ, чтобы он был достоверный, к сожалению, нам получить не удастся.

Вопрос: Если говорить о той проверке 1997 г., каковы были тогда масштабы необоснованных расходов корпораций?

|Фото: СФНЮрий Болдырев: Если говорить о единой системе таких паразитических супермонополий, паразитических в смысле отношения к своей стране и своим гражданам, хоть они формально и юридически отличаются, но по существу – одно и то же, я бы привел такой пример. В 1997 г. один только Центробанк потратил на собственное обеспечение, то есть на зарплаты, бонусы и все-все-все больше, чем все остальное госуправление в стране вместе взятое. Я подозреваю, что если просуммировать сегодня расходы наших монополий и Центробанка, который формально – не орган власти, то сложится точно такая же ситуация, но это лишь мое подозрение. Радикально резать – есть все основания. Качество работы менеджмента не идет ни в какое сравнение с теми сверхдоходами, которые они необоснованно получают.

Вопрос: Говорится о том, что заморозка тарифов простимулирует структурные реформы внутри монополий, послужит на повышение их эффективности и т.д. Разумно ожидать такую отдачу от подобных мер?

Татьяна Голикова|Фото:Накануне.RUЮрий Болдырев: На Ваш вопрос я бы ответил так: если бы президент не поставил на пост руководителя Счетной палаты Голикову, то можно было бы сказать, что конечно, надо поставить нормальных людей на руководство "Газпромом", "Сбербанком", на осколки РАО ЕЭС и т.д., и все это могло бы получиться. Но с учетом нынешней кадровой политики президента, здесь рассчитывать не на что.

Вопрос: То есть рассчитывать на то, что "Газпром", озаботившись перспективой снижения своих сверхприбылей, решится на внутренние реформы, даже не стоит?

Юрий Болдырев: К сожалению, нет никаких сколько-нибудь серьезных побудительных мотивов для наведения в стране порядка. Нынешняя власть на последних выборах получила подтверждение того, что, во-первых, революционной ситуации в стране нет, а, во-вторых, то недовольство, которое есть, легко канализируется в сторону "оранжевой угрозы", которая еще больше пугает граждан. Поэтому, никаких побудительных мотивов для серьезных реформ монополий нет.

Вопрос: Но ведь такие меры вроде заморозки тарифов действительно способны "оживить промышленность", повысить рост ВВП и снизить инфляцию. Это Вы не будете отрицать?

Юрий Болдырев: Во-первых, это оценки, а методик, по которым делались эти оценки, я не видел. Во-вторых, поздновато – это надо было делать года три, а то и пять лет назад. А, кроме того, полтора года назад в Москве прошел Московский экономический форум, на котором речь шла о совокупности мер, которые необходимы для того, чтобы российская экономика начала дышать. Человеку недостаточно для жизни наличия только воздуха, только воды, только еды, а нужно и первое, и второе, и третье. Ровно так же экономике нужна и нормальная налоговая политика и доступное финансирование – доступность кредитов, а также стоимость услуг естественных монополий, энергоресурсов должна быть не хуже, чем у конкурентов. Только совокупность этих факторов может дать толчок к развитию экономики. Что-то одно ситуацию не спасет.

Вопрос: То есть фиксируемый уже первыми лицами государства экономический спад предлагаемыми мерами не решить. А реально что нужно сделать для спасения ситуации?

Сергей Глазьев, МЭФ|Фото:Накануне.RU

Юрий Болдырев: Конечно – это совокупность мер, предложенных Московским экономическим форумом. Я напомню, президент примерно год назад поручил Академии наук под кураторством академика Глазьева разработать доклад о первоочередных мерах по обеспечению устойчивого развития экономики. Этот доклад существовал за подписью самого Глазьева уже в 2011 г. Куда делся этот доклад? Его должны были озвучить в марте – тишина.

Я так понимаю, что написание доклада закончилось разгромом Академии наук. Если посмотреть стенограмму встречи Фортова с Путиным, Фортов говорит, что "Ваше поручение выполнено, мы готовы представить Вам этот доклад, если Вы проявите интерес", но президент не проявил интерес. Там весь комплекс мер расписан в деталях, все это есть, но эти меры полностью противоположны той экономической политике, которая реализуется нынешней властью, которая затащила страну в ВТО на кабальных условиях.

Вопрос: В чем причина? Президент не хочет или не может им воспользоваться? Пресловутый "межклановый конфликт"?

Юрий Болдырев: Скажите, а почему в Белоруссии нет противостояния между президентом и правительством? Почему в Венесуэле нет такого противостояния? Почему его нет в Китае? Везде, где власть нацелена на решение таких проблем, она находит решения. Там, где власть не нацелена и ищет отговорки, ищет козла отпущения, там возникают "тандемы", возникают конфликтные ситуации, в которых "мы хотим, но не можем".

 

17 Сентября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов