Каста «свидетелей сердюковых»

Борьба с коррупцией - блеф, пока элита остается «неприкасаемой»

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин отчитался об успехах возглавляемого им ведомства. Формальным поводом для публичного выступления стало подведение итогов работы высшего следственного органа РФ за первое полугодие 2013 года. При этом очередное «хождение в народ» имеет неявный личный подтекст - 27 августа Александру Бастрыкину исполняется 60 лет.

Как и следовало ожидать, значительная часть интервью высокопоставленного юбиляра была посвящена актуальной теме борьбы с коррупцией. Вооружившись внушительным арсеналом статистических данных, главный следователь предпринял попытку доказать, что борьба с чиновничьей коррупцией силами самих чиновников может быть не популистским блефом, а реальностью. По данным Александра Бастрыкина, за прошедшие полгода «государево око» выявило 30 тысяч преступлений коррупционной направленности, в том числе более семи тысяч фактов взяточничества. Развивая тему, глава СК напомнил, что это на четыре процента больше, чем за аналогичный период прошлого года. Всего в производстве работников комитета находилось около 23 тысяч дел этой категории. Из них около шести тысяч уголовных дел завершены и уже направлены в суд.

Далее Александр Бастрыкин позволил себе небольшое лирическое отступление. По его словам, взяточничество как «ржавчина» «проедает» экономику страны». Председатель СК посетовал, что масштабы проблемы таковы, что его подчиненным «в одиночку не справиться». Впрочем, заверил он, на поприще противодействия извечному злу правоохранительные органы (видимо, презрев межведомственные противоречия) работают как одна слаженная команда. Контрольное управление президента, Генеральная прокуратура, Счетная палата, органы государственной безопасности, МВД России – поименно перечислил участников антикоррупционного фронта Бастрыкин. Если бы глава СК поставил на этом точку, то представленный на суд общественности отчет о проделанной работе выглядел бы практически безупречно. К сожалению, последовавшее заявление о том, что «к принятию решений о привлечении к уголовной ответственности чиновников любого ранга мы подходим без компромиссов» в лучшем случае могло вызвать скептическую улыбку. Благостную картину портит скандальное «дело Сердюкова». Напомним, фигурант, давший имя этому громкому коррупционному разбирательству, похоже, так и останется в статусе свидетеля. Несмотря на постоянно пополняемую доказательную базу причастности непосредственных подчиненных экс-министра к махинациям. В результате, знаковое расследование превратилось в пошлый антикоррупционный «висяк», символ полной беспомощности силовиков в деле очищения бюрократического организма страны от мздоимцев и казнокрадов.

Бывший Генеральный прокурор РФ, председатель Национального совета саморегулируемых организаций третейских арбитров и судей Юрий Скуратов обращает внимание на то, что ежегодные доклады о бескомпромиссной борьбе с коррупцией пишутся словно под копирку. В этом плане отчет Александра Бастрыкина мало чем отличается от публичных выступлений Юрия Чайки и других предшественников. Хотя определенная положительная динамика по выявлению случаев коррупции действительно наблюдается. Отчасти это связано с требованием декларировать источники доходов высших должностных лиц, фиксировать наличие у них счетов и недвижимости зарубежом и другими мерами антикоррупционной направленности.

«СП»: – Трудно поспорить с тем, что это все необходимые меры, но являются ли они достаточными?

– Здесь тоже трудно спорить - они явно не соответствуют глубине и степени запущенности проблемы. Образно говоря, это что «слону дробина». Такие меры не способны переломить сложившуюся ситуацию. Коррупция поразила всю государственную машину России. В том числе и сами правоохранительные органы. Чтобы народ не вышел на улицы, нужен кардинальный поворот. Хотя в России в отличие от Италии такое вряд ли возможно. В любом случае голословные рапорты и полумеры уже давно никого не убеждают.

«СП»: – Какие действия должны предпринять власти, чтобы общество поверило в искренность их намерения очиститься от коррупционной ржи?

– В стране не должно быть круга лиц, приближенных к высшему руководству, которые образуют «касту неприкасаемых». Сердюков случайно попал под антикоррупционную «раздачу». Но, как видно, сам Следственный комитет по сути разваливает то, что было наработано оперативниками. Никакого продвижения по этому резонансному делу нет. Между тем, насколько я могу судить, люди очень внимательно следят за развитием ситуации. Это своего рода «оселок», на котором проверяется готовность правоохранителей выявлять и наказывать коррупционеров, невзирая на чины и ранги. Пока ближнее окружение нашего «гаранта» подобно коллективной «жене Цезаря» находится «вне подозрений».

«СП»: – Чем это можно объяснить?

– Я бы выделил психологический фактор. Понятно, что люди давно знакомы, давняя дружба и много личного здесь намешано. Не говоря уже о корпоративной солидарности. Пока номенклатурно-олигархическая публика остается вне зоны ответственности, никто не поверит в искренность намерений властей бороться с коррупцией. Тем более, что ставленники элитных группировок «оседлали» основные нефтегазовые потоки. По большому счету полученные ими конкурентные преимущества позволяют честно вести бизнес. Но все равно мы видим беспардонный нажим с целью приобретения компаний, грязные тендеры и связанную с этим подковерную борьбу. Без воли и демонстрации решимости со стороны высшего политического руководства вступить в беспощадную схватку с элитными коррупционерами, ничего не будет. Пока у меня нет твердой уверенности в том, что наше руководство к этому готово. Пожелаем Александру Ивановичу удачи, но он не свободен в своих действиях.

 

Председатель Президиума коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» города Москвы Игорь Трунов считает, что манипуляции с цифрами это излюбленное занятие российских властей. Не говоря уже о том, что «потемкинские деревни» в России имеют давнюю историю. Когда власть предержащие объявили кампанию по борьбе с коррупцией, к официальной статистике правоохранительных органов следует относиться достаточно скептически.

«СП»: – Вас могут упрекнуть в предвзятости...

– Коррупция выступает в качестве системного стержня российской бюрократической системы. Здесь нижние по рангу вынуждены брать взятки для того, чтобы «купить» себе место у высокопоставленных персон. Такая практика процветает практически везде. Подобные проявления просматриваются даже в адвокатуре. Антикоррупционные расследования в основном проводятся против неугодных. Они служат в качестве репрессивной меры против инакомыслящих. И, напротив, принадлежность к правящим кланам или партиям означает индульгенцию и иммунитет от преследования. Таким образом, истинные коррупционеры остаются в тени. Интересно было бы узнать, сколько членов партии Единая Россия были привлечены к ответственности за различные деяния коррупционной направленности. Думаю, что немного. Антикоррупционные расследования в основном проводятся против тех, кто позволил себе «лишнее» в семейных отношениях. Аналогичная история, которая происходит с бывшим министром обороны.

«СП»: – Это перекликается с темой избирательного правосудия

– Посмотрите, если в результате выборов к власти приходят оппозиционеры, то вопрос только один: когда именно их привлекут по коррупционной статье? Ситуация с мэром ЯрославляУрлашовым это лишь один из громких примеров. Не случайно международные организации не изменяют позицию России в рейтинге наиболее коррумпированных стран. Лично я также не вижу позитивных сдвигов.

«СП»: – Судя по данным, которые озвучил Бастрыкин в интервью «РГ», среди привлеченных к уголовной ответственности численно доминируют представители законодательной ветви власти?

– Это действительно вызывает определенные вопросы, если учитывать, что депутаты не имеют такой возможности распоряжаться финансовыми средствами как чиновники. С другой стороны общеизвестно, что приобрести статус депутата означает купить себе неприкосновенность в случае противоправной деятельности. Не случайно большое количество граждан, уже попавших под уголовное преследование, стремятся заполучить депутатскую «корочку». Вот почему большое количество бизнесменов с криминальным настоящим и прошлым хотели бы стать депутатами различного уровня. Однако, далеко не всегда им удается претворить это намерение в жизнь.

«СП»: – Глава СК также упомянул о восьми сотрудниках Следственного комитета, привлеченных к ответственности за прошедшее полугодие. Это много или мало?

- У меня есть подозрение, что среди них есть люди, которые добровольно не уволились из органов, когда им «предложили» это сделать. В результате, их довольно изощренным способом лишили работы и, возможно, свободы. К сожалению, мы не изжили порочную систему «палочных показателей» в целях оценки эффективности работы. Больной вопрос «кто будет стеречь сторожа?» у нас до сих пор не решен. Понятно, что сотрудники ведомства не будут наказывать сами себя. Из адвокатской практики мне известны случаи, когда следователь совершил преступление. И ему же поручается его раскрытие.

Политолог, публицист Павел Святенков напоминает старую истину о том, что «рыба гниет с головы». Как показывают судебные процессы, многие обвиняемые в масштабной коррупции чиновники с легкостью уходят от ответственности. Вот и бывший министр обороны Сердюков формально проходит в уголовном деле, как свидетель. То же самое касается бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова.

«СП»: – Получается, что основные антикоррупционые дела можно назвать «делами стрелочников»?

– Стрелочников и мелких чиновников, которые стали брать «не по чину». Трудно вспомнить, чтобы федеральный министр был привлечен к ответственности по крупному антикоррупционному делу. Нужно быть неисправимым оптимистом, чтобы поверить в то, что власти действительно борются с коррупцией. Представители госаппарата перестают воровать только в той ситуации, если они понимают, что могут понести ответственность по всей строгости закона. Если же высшие чиновники знают, что никакой ответственности они не понесут, то почему бы не продолжать воровать дальше. Например, человека, которого обвинили в нецелевом использовании кредитов ВЭБа и срыве строительства олимпийского комплекса трамплинов, просто уволили с поста председателя совета директоров компании «Курорты Северного Кавказа». Позже он уехал за границу. Или у нас бывали случаи, когда человек украл миллиард, а его наказывают условным сроком и штрафом в миллион рублей. Так что доклад Бастрыкина производит впечатление банальной бюрократической показухи. Общество не придает этому особого значения, поскольку уверено, что во власти вообще все - воры.

«СП»: – Как на российском политическом Олимпе возникла «каста неприкасаемых»?

– Это связано с общим устройством власти. В нашей стране сложился авторитарный режим, который опирается на слой высшей бюрократии и очень многое ей позволяет. В частности, разнузданную коррупцию и демонстрацию роскоши. Российские чиновники не просто воруют, но еще покупают на эти деньги дорогостоящие машины, квартиры, поместья и виллы за рубежом. При этом еще имеют наглость учить людей патриотизму.

«СП»: – Пресловутый «консенсус элит», который поддерживает высшее руководство, основывается на их безнаказанности?

– Безусловно. Власть действует по принципу «своих не сдаем». В отличие от тех, кто начинает «возникать». Того как раз можно проверить на предмет вовлеченности в коррупционную практику. В итоге мы получаем круговую поруку. Как это можно преодолеть? Здесь можно вспомнить «рецепт», «выписанный» многолетним главой администрации Сингапура Ли Кван Ю, который предложил властям «посадить пять ближайших друзей». Однако, это может произойти только при смене всей логики функционирования режима. Сегодня в руках президента сосредоточена необъятная власть, а сама Конституция является результатом государственного переворота 1993 года.

http://svpressa.ru/society/article/73236/

 

29 Августа 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов