Крымск нельзя оставлять на потоп

 

Московский Комсомолец № 26010 от 9 августа 2012 г., просмотров: 1831
 

Шокирующие выводы независимых экспертов: либо надо выделять огромные деньги на защиту города от наводнений, либо переселять людей на другое место

Со дня разрушительного наводнения на Кубани, в результате которого погиб как минимум 171 человек, прошел месяц. Паводок в ночь на 7 июля затопил более 7,2 тысячи жилых домов. Полностью утратили имущество 29 тыс. граждан, частично — более 5,5 тыс. Подсчитан ущерб, который составил 20 миллиардов рублей. А вот вопрос о причинах гигантских водяных валов, что обрушились на спящий Крымск, до сих пор остается открытым.

Московские ученые прокомментировали создавшуюся ситуацию по спутниковым снимкам, в то время как активист «Экологической вахты по Северному Кавказу» геолог Евгений Витишко и независимый эколог Сергей Печенев в первые дни после трагедии поднялись вверх со своими группами по следу спустившегося потока и выяснили:

■ в створ первого моста в Крымске входила вода объемом 2000 кубов, в то время как Днепр несет 1400 кубов;

■ плотинами на пути бушующей воды стали проходящий в горах магистральный газопровод, из-под которого выбило опоры, а также заторы на петляющих участках реки Адагум, мосты и незаконно возведенные бетонные заборы;

■ экологи обнаружили в горах 16 водохранилищ, из которых только 4 находятся в государственном реестре.

											инфографика: Иван Скрипалев
 
  инфографика: Иван Скрипалев  

«Сели шли стеной высотой метров сто»

«У нас ливни были и более мощные, но так стремительно вода еще ни разу не прибывала». «Такого потопа не знали и наши предки», — говорят в один голос жители Крымского района. И не перестают задаваться вопросом: как случилось, что треть города в ночь на 7 июля за считанные минуты ушла под воду?

По информации Росгидромета, сильные дожди в регионе начались еще 4 июля. В результате прохождения циклона локального характера в Новороссийске накануне трагедии выпало 300 мм ливневых осадков, в Геленджике — 304, в Крымске — 171 мм, что составило около 1/3 от годовой нормы. Это равносильно выливанию на каждый квадратный метр поверхности 30 десятилитровых ведер воды. Ученые отнесли данные осадки к категории «опасные».

— Крымск не был катастрофической точкой. Тот объем осадков, что выпал на город, не увязывается в концепцию, что вообще произошло, — говорит геолог Евгений Витишко, возглавляющий Черноморское управление берегозащитных и противооползневых работ.

Активисту «Экологической вахты» удалось подняться по реке Богого к Грушевому хребту, где находится нефтеналивной терминал.

— По берегам были четко видны следы нефтепродуктов, пахло нефтью. Видимо, были разрушены водохранилища, которые являются пожарными. Сколько там кубов воды, простому смертному не узнать. Это крупная разгрузочная точка. Объект хорошо охраняется. Я пробрался там через три кордона, но у самого периметра напоролся на военных с автоматами. У них там произошли катастрофические разрушения: размыло автомобильную дорогу и железнодорожные пути, на которых стояли ремонтный поезд и состав со щебенкой. Но мы убедились, что именно со стороны Грушевого хребта шел достаточно большой поток воды.

— Поднялся к Грушевой и выяснил, что прорыв воды здесь был уже в 21.00, — дополняет кандидат биологических наук эколог Сергей Печенев. — Вода в Богого поднялась на 2 метра, и тут же пошли жуткие сели сверху, стена стояла метров100–120. Мощные деревья полметра в диаметре были срезаны как бритвой. Сели шли с Грушевой. Это был еще один дополнительный удар. В потоке плыли деревья и кустарники, вырванные с корнем. Их наворочало жуткое количество, все это месиво свалилось на дорогу.

— Судя по последствиям, поток воды резко возрос после Горного?

— Точнее, в той точке, где река Неберджай в районе одноименного населенного пункта принимает правый приток Богого, — рассказывает Евгений Витишко. — Стоя около хлюпенького моста, я поразился, что бушующий поток не побежал под мост по естественному руслу реки, а свалился вбок и размыл насыпь 40 метров длиной и 12 шириной. Просто вымыл укрепление, защищенное бетонными плитами. Такая там была сила воды.

— Там, где Богого встречается с Неберджаем, было адское месилово, — дополняет эколог Сергей Печенев. — Сшиблись два потока. Я такого никогда не видел: деревья превратились в чурки, сель с водой разрубил стволы на обрубки длиной 2–3 метра. У автомобильного моста образовался затор. Там на высоком склоне были ласточкины гнезда — все смыло гигантской волной. Потом разливом накрыло поля подсолнуха, они легли ковром. Мощная вода шла именно со стороны Неберджаевского водохранилища.

 

 

— Как могли образоваться гигантские волны—"цунами«, что накрыли Крымск?

— По моим наблюдениям, образовалось несколько валов. В горах проходит магистральный газопровод, идущий на Новороссийск. Трубы большого диаметра остались целыми, но из-под них выбило опоры, газопровод стал, по сути, плотиной, — говорит Евгений Витишко. — Сыграли свою роль заторы на петляющих участках рек, мосты, а также незаконно поставленные заборы, которыми оградили водохранилища. Здесь накапливалась куча осадков, шел перелив, бетонный забор под напором валился, и вниз неслась еще одна паводковая волна, как это было, например, в Жемчужном.

Общественная экологическая инспекция выяснила, что значительный поток воды в ночь на 7 июля на станицу Нижнебаканскую шел со стороны Чубуковой Щели, где на территории бывшего зверосовхоза «Баканский» расположено частное водохранилище площадью 2,6 гектара, принадлежащее ООО «Черноморская торгово-промышленная компания». После паводка в самом узком месте верхней части дамбы путь воде преграждали только 4 метра земляной перемычки, ее чудом не размыло. Деятельность предприятия, что вдобавок к приобретенной земле прихватило значительный участок государственного лесного фонда, огородив его забором и организовав утиную ферму, еще в 2005 году привлекла внимание Крымской межрайонной прокуратуры. Дело для расследования было передано в Крымское РОВД, где, по словам экологов, оно благополучно и развалилось.

Когда я после наводнения работала в Крымске, мне настоятельно советовали «не копать под пруды в Жемчужном», «не выяснять, откуда после схлынувшей воды в огородах местных жителей оказались карпы и толстолобики». Только шепотом говорили о некоем собственнике Гуленко, который негласно «рулит всем Новороссийском».

— Генерального директора «ЧТПК» Свинчукова и собственника Гуленко можно смело привлекать к ответственности за состояние водохранилища, которое, кстати, найдешь не на всех картах, — горячится эколог Сергей Печенев.

— Пруды, где разводили рыбу, были выстроены с нарушениями, — уверен и другой наш эксперт, Евгений Витишко. — Кто их там проектировал? Кто думал о безопасности? Кто проверял, есть ли у компании лицензия на право пользования водным объектом? Как можно было в нарушение Водного кодекса вдоль береговой линии установить изгородь высотой 2 метра, фактически полностью изолировав водохранилище и перекрыв подъездные пути к нему? Контролирующая структура, Кубанское бассейновое водное управление с точки зрения экологии является, по сути, коррупционной. Сами же распоряжаются природными ресурсами, и сами же контролируют их использование.

— Поднимаясь к истокам Богого, Баканки, Неберджая, я обнаружил 16 водохранилищ, и только 4 из них — Неберджаевское, Варнавинское и два Атакаевских — значатся в государственном реестре. Я думаю, что еще не все водохранилища нашел, — продолжает делиться с нами активист «Экологической вахты» Витишко. — Ведь как большинство водоемов там создавалось? Стояли старые, заброшенные карьеры, в которые попросту собирали воду из соседнего водостока. При этом у этих рукотворных водохранилищ нет никакой основы, никаких нормальных гидротехнических сооружений.

 

 
   
 

В Крымске теперь каждый знает, что такое корчеход. У мостов скапливались вывороченные с корнем деревья, кустарники и строительный мусор, собранные рекой выше по течению.

фото: ГУ МЧС РФ

 
 

 

Дело — труба

— Какую роль в потоке сыграло Неберджаевское водохранилище?

— На Неберджай я поднимался дважды. Водозаборное водохранилище, из которого подают воду для Новороссийска, никто не спускал, оно было целиком заполнено. Дамба была целая, но ниже полностью были размыты подъездные дороги к насосной станции и сама станция, — рассказывает Евгений Витишко. — Охранник рассказал нам, что основной приток воды шел сбоку, он затопил водохранилище, порушил заборы и размыл часть дороги. Перелив у них шел с 0.30 до 4.00 утра. Водохранилище уже не справлялось. Для регулирования паводка оно не предназначено. Проектной документацией не предусмотрены никакие шлюзы, только верхний сброс через сифон.

— По словам руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николая Кутьина, сливной затвор при спусковой способности 130 кубов в секунду работал на 60 кубов в секунду.

— Да, этот объем декларировался первоначально, сброс объемом 75 кубов шел через трубу диаметром 1,7 метра. В том объеме, в каком вода вывалилась на Крымск, эти сбросы не могли стать причиной затопления, но могли усугубить последствия. Еще хочется обратить внимание, что проектировщиком на Неберджаевском водохранилище был задуман и донный сброс диаметром 4,3 метра. Надо же было как-то периодически чистить водохранилище от ила.

Но гидрогеологи «Югводоканал-Новороссийск» утверждают, что нижний шахтный водоспуск на Неберджаевском водохранилище был забетонирован еще в начале90-х годов. По своим техническим характеристикам водоспуск представлял ненадежную конструкцию, и на нем поставили заглушку. Откупорить его, по словам специалистов, просто нереально.

Активист «Экологической вахты» стоит на своем:

— Мне кажется, что они там что—то сбрасывали. Иначе зачем, если мы спускаем воду через диаметр 1,7 метра, нам выходящее отверстие 4,3?

— А что можно сказать о двух Атакаевских водохранилищах, которые в свое время были созданы для работы цементного завода?

— Ниже Атакаевских водохранилищ расположен поселок Горный, там вода прошла потоком, не оставив серьезных разрушений. У водохранилища подняты шлюзы, они перепущены, как говорят специалисты. Конечно, и они сыграли свою роль в общем объеме несущейся вниз воды. Сбоку, в Нижнебаканской, прошли селевые потоки вместе с корчеходом. Силы воды с Атакаевских водохранилищ хватило донести их до поселка Верхнеадагум.

 

 
   
 

Водный поток изогнул магистральный газопровод, идущий на Новороссийск. Из-под труб выбило опоры.

фото: Андрей Рудомаха

 
 

 

«50 млн. кубов для 50—тысячного города»

По мнению экологов, основное скопление воды было как раз перед Крымском. Катастрофическую ситуацию усугубило то, что у мостов скапливались вывороченные с корнем деревья, кустарники и строительный мусор, собранные рекой выше по течению.

— Шла водяная лавина шириной метров триста, — рассказывает Сергей Печенев. — Над мостом перед входом в Крымск поднялась волна метра на полтора. Основной удар прошел вдоль течения Адагума, вода хлынула на улицы Свердлова, Луначарского, Советская, Ленина. Среди них оказалась одна короткая улица под названием Веселая, где погибло много людей. Вода шла по улицам, как по руслам рек. У рынка сошлись три потока, там были перевернуты даже тяжелые металлические будки.

— По моим расчетам, в створе первого моста в Крымске входило 2000 кубов воды. А 1400 кубов — это уже Днепр или Амударья, — рассказывает Евгений Витишко. — Причем скорость потока сначала была небольшая. Люди, с кем я общался, рассказывали, что какое—то время еще могли бороться в этом потоке, даже проплывали от дома к дому, что стояли на расстоянии 30–40 метров друг от друга. Но другое дело, что в потоке невозможно было удержаться.

Я обошел по периметру затопленную территорию. По моим оценкам — это одна треть города. С ходу у нас возникли трудности, мы не могли точно установить площадь Крымска — по одним источникам, она была 27 кв. километров, по другим — 40. По моим подсчетам, на Крымск в общей сложности вылилась вода объемом порядка 30–50 млн. кубов плюс средний годовой расход Адагума, который составляет 3–4 куба в секунду.

Перед Крымском соединяются два железнодорожных полотна: идущее на Новороссийск и на Грушевый хребет к нефтебазе. Между ними как раз клином и собрался весь поток, а потом развалился перед самим городом. Получилось, что такие важные сооружения, как железные и автомобильные магистральные дороги, которые должны проектироваться с очень большим запасом и очень серьезными проектными организациями, на самом деле фактически явились естественным руслом для потоков, накрывших Крымск.

— Если бы паводковая волна просто прошла через Крымск и тут же ушла дальше в расположенное ниже Варнавинское водохранилище, не было бы такого количества жертв. Но воде из Крымска уходить было некуда, система гидротехнических сооружений Варнавинского водохранилища не способна была принять эту воду. Там поперек стоит железная дорога, поток в результате размывается и сваливается. Я думаю, чуть-чуть сместись выпадение осадков, и мог быть разрушен еще и Абинск. А если бы такие осадки выпали в районе Горячего Ключа, могло пострадать и Краснодарское водохранилище, которое тоже находится в безобразном состоянии.

 

 
   
 

Воде из Крымска уходить было некуда: система гидротехнических сооружений Варнавинского водохранилища не способна была принять этот поток.

фото: Светлана Самоделова

 
 

 

«Отселять надо всех»

— Это правда, что ущерб от наводнения был просчитан заранее?

— В 2010 году у нас проходили общественные слушания, где обсуждали влияние гидротехнических сооружений на окружающую среду. В частности, реки Кубань. Основной акцент был сделан на бассейн Варнавинского водохранилища, куда впадает и Адагум, и Баканка, — рассказывает Евгений Витишко. — Неудивительно, как ныне быстро озвучили ущерб от паводка. Эту цифру специалисты знали заранее, ущерб был уже просчитан.

— В 2002 году уже были подтоплены города Новороссийск, Крымск, Анапа, погибли 62 человека, ущерб Краснодарскому краю составил около 1,7 млрд. рублей. Почему же не приняли меры, чтобы разрушительное наводнение не повторилось?

— Последний раз Крымск затапливало год назад, 8 апреля 2011 года. Там пострадало 86 домов. В 2002 году расход воды был 414 кубов в секунду, в 2011-м — 404. Крымск оказывался под водой уже при расходе воды 300 кубов в секунду. А в этом году вывалилось почти 2 тыс. Конечно, река не могла принять эту лавину воды. Три раза за последние 10 лет мы наступаем на одни и те же грабли. За это время можно было решить массу технических вопросов, например, построить струенаправляющую дамбу, тогда собравшийся поток воды можно было развалить прямо на подходе к городу, не дать ей сразу, резко войти в город. А также предусмотреть расчистку русла рек. Известно, что река Адагум петляет, несколько раз делает резкие завороты, где в паводке на одной стороне откладывает не только ил, но и гальку, и плавуны.

Если бы мы соблюдали законы и не строили дома в водоохранной зоне, в ста метрах по обе стороны от реки, мы бы могли сейчас расширить русло Адагума, спрямить его и поставить укрепление.

— Почему же разрешили строительство?

— Если Градостроительный кодекс запрещает, то Водный, утвержденный в 2006 году, разрешает строительство с определенными оговорками. Есть некие попустительства, например, можно строить при наличии набережной. Или если возведено вертикальное берегоукрепление. В Крымске, например, забетонировали часть нижнего русла реки для увеличения скорости прохождения воды, чтобы уменьшить силу трения гальки. Но это укрепление оказалось практически бесполезным при нынешнем июльском наводнении. Естественное русло было струенаправляющее, но избыточная вода ушла вокруг города.

— После наводнения 2002 года государство разрешило восстанавливать дома на выданную казной компенсацию на тех же, зачастую пойменных местах.

— В том-то и дело, что отселять надо всех. Если человеку предоставляется новое жилье, нужно забрать у него кусок земли, на котором стоит его разрушенный дом, чтобы он не мог его дальше ввести в оборот и поселить на оползнях своих детей.

— Могут ли подобные разрушительные наводнения случиться в других городах на Черноморском побережье?

— Дожди с таким количеством осадков — довольно частое явление. И большинство русел горных рек сами по себе спрямились, то есть имеют преимущественно прямые участки, которые, по сути, не затапливает. Сложности возникают, когда на море подпор воды происходит за счет выхода смерча. Когда выпавший дождь создает селевые потоки, которые дальше являются препятствиями и поднимают потоки воды. Настораживают повторяющиеся совпадения. У нас под Туапсе в 91-м подъем воды был 11 метров. Такая же высота волны была и на мосту, перед входом в Крымск, где корчеход шел на уровне 11 метров. Там и мерить ничего не пришлось. 7 метров — это нижний проход моста. А ветки и дрова на перилах говорили о том, что вода шла выше. Можно, конечно, уповать на глобальное изменение климата, но факты говорят, что идет перераспределение общего количества осадков на фоне практически неизменной погоды.

— Крымчане не верят властям. Сейчас, когда будут выделять помощь, мы решили собрать общественную комиссию, чтобы контролировать все поступления, — говорит Сергей Печенев. — Еще есть задумка на участке около хутора Новопокровский создать центр для подготовки волонтеров. После трагедии на Кубань приехало много хороших, сознательных людей, но не имеющих опыта работы в завалах. Есть силы, которые готовы помочь нам в этом начинании. Хочется сказать одно: «Мы не сдадим Крымск»!

Во время публикации материала, стало известно, что готовится проект по углублению и расширению реки Адагум в Крымске. На участке в 400 метров река будет углубляться на 2–3 метра, и будет расширено русло реки. На это потребуется более 1 млрд. рублей.

 

материал: Светлана Самоделова
газетная рубрика: РАССЛЕДОВАНИЕ
теги: крымскнаводнение на кубаниущерб от наводне

 

9 Августа 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов