Крымск: как в городе мечты разбилось немецкое счастье

 

Наводнение в Крымске стало двойной трагедией для русско-немецкой семьи, связывавшей с ним свою жизнь. Стихия разрушила не только дом супругов Круль, но и их планы открыть собственное дело. Подробности - в репортаже DW.

Информационный центр межведомственной комиссии по оказанию поддержки пострадавшим от наводнения расположился в левом крыле кинотеатра "Русь". Здесь на веранде расставлены столы, за которыми заваленные кипами документов сидят чиновники. Весь день в центр приходят люди со своими проблемами, по большей части хотят узнать, какие нужны документы для получения компенсации.

 

Ирина Круль

Ирина Круль

Бюрократия в этом вопросе еще та: как рассказал DW один из пострадавших, примерно полдня ему пришлось потратить только на получение справки о том, что его дом действительно затопило. Ближе к вечеру посетителей в центре почти совсем не остается. Последняя оставшаяся женщина, Ирина Круль, долго пытается убедить в чем-то сотрудницу комиссии, а потом выходит на крыльцо, прячет лицо в платок и начинает плакать.

Выясняется, что ее дом 1967 года постройки почти полностью разрушен, фундамент дал трещины, но комиссия не хочет его признавать непригодным для жилья и вместо сноса предлагает делать ремонт. В доме жило восемь человек, в том числе трое совсем маленьких детей, внуков Ирины, и престарелая мать, однако прописаны были только трое, поэтому компенсация составит всего 450 тысяч рублей (по 150 тысяч рублей на человека).

"За эти деньги мы не восстановим даже одну комнату, - сокрушается Ирина Круль. - А внуки боятся даже смотреть на дом после того, что мы пережили ночью во время потопа". Однако больше всего ее беспокоит даже не это, а то, что муж-немец теперь никогда не сможет осуществить свою мечту – жить и заниматься любимой работой в Крымске.

История семьи

 

Временный центр размещения пострадавших от наводнения в Крымске

Помощь получили еще не все пострадавшие от наводнения в Крымске

Они познакомились через общих знакомых в 1997 году в Краснодаре, куда Детлеф Круль (Detlef Kruhl), бизнесмен из ФРГ, приехал на конференцию радиотехников. В 2000 году решили пожениться. Свадьба состоялась в Германии, но через некоторое время Детлеф сообщил Ирине, что всегда мечтал жить в России и даже уже составил план – он хочет оставить радиотехнику и начать заниматься давно полюбившимся делом, которое до той поры оставалось его хобби, – создавать деревянные декоративные аксессуары и мебельную фурнитуру. Для этого он приобрел в Германии дорогие станки и перевез их в Крымск, в дом, где жила Ирина.

Новый семейный бизнес только начал налаживаться, когда с Детлефом Крулем случилось несчастье – инсульт, после которого парализованной оказалась левая часть тела. Станки были перенесены в подвал, семья бросила все силы на лечение. Однако в России оно стало неподъемно дорогим – когда в больницах узнавали о том, что Детлеф имеет немецкое гражданство, ему предлагали лечиться платно и выставляли счета, которые семья была не в силах оплатить. "Чтобы не умереть, мы отправились в Германию", - рассказывает Ирина.

 

Там, по ее словам, муж уже пятый год находится в реабилитационном центре в Мершвице. По мере возможностей она его навещает. Лечащий врач недавно подарил надежду – пообещал, что через несколько месяцев Ирина сможет забрать Детлефа домой. "Он живет мыслью о том, как вернется и начнет работать. Как мне сказать ему, что все станки пропали, гниют, затопленные водой и глиной?" – снова начинает плакать Ирина Круль.

"Unser Haus steht im Chaos"

"Я рассказала ему, что в Крымске было наводнение, но боюсь волновать и поэтому не стала уточнять, что пропали все его документы и оборудование", - продолжает Ирина. У нее звонит телефон. Быстро перестать плакать не получается, хотя она и пытается отвечать веселым голосом и даже шутить.

"Unser Haus steht im Chaos (В нашем доме хаос. - Ред.)", - сообщает она супругу и сразу же начинает успокаивать, дескать, это такая шутка, на самом деле, где жить – есть, и все будет в порядке. "Я филолог, - объясняет Ирина, - раньше работала учителем в школе". С Детлефом они разговаривают на забавной смеси русского и немецкого языков.

Внуки Ирины живут сейчас у своей другой бабушки: "Ей пришлось приютить четырех человек – внуков и невестку, а что было делать? Ведь нам предложили жить на земле, в палатке. Как это возможно с почти грудными детьми?" Сама Ирина с 32-летним сыном и старенькой мамой живет пока у тети. "Я испытываю постоянный стыд из-за того, что мы стесняем людей, но деваться, правда, некуда", - признается она. Обещанные 450 тысяч рублей семья, кстати, так до сих пор и не получила: "Сказали, деньги поступят на счет".

 

Крымск месяц после наводнения

Владельцы разрушенных домов должны получить сертификат на новое жилье

Одна из первых инспекций, увидев разрушения в доме Крулей, постановила, что его необходимо снести. Но уже наутро в комиссии заявили, что решено выделить деньги только на ремонт. "Как за одну ночь могло все измениться?" – вопрошает Ирина. Если бы дом снесли, семья получила бы сертификат на новое жилье, а теперь от государства ожидать практически нечего.

"Особенно горько слышать, как повсюду говорят о том, что проблемы всех пострадавших решены. Это ложь! И мы не одни такие", - отмечает Ирина. На вопрос, почему она не хочет переехать в Германию, где могла бы остаться как супруга гражданина ФРГ, отвечает так: "Детлеф любит Россию. И мои дети никогда со мной не поедут. Они патриоты. Несмотря ни на что".

 

 

7 Августа 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов