Выборы в ЗСК будут сложными

http://alef-null.livejournal.com/9706.html

жизнь, игра "жизнь", conway, конвей, life
Представляю вашему вниманию рассказ о моём участии в выборах 22 июля 2012 года в Городскую думу города Касимов Рязанской области. Пусть название не пугает - мы, гражданские волонтёры-наблюдатели, сделали большой прорыв, сумев обнаружить нарушения примерно на половине участков и многих поймав с поличным. Это наш успех. Кто по-настоящему испытывал страх и ненависть, так это местные избирательные комиссии. Страх быть разоблачённым в совершении преступления и ненависть к заезжим наблюдателям, поломавших их планы.


Это было моё 7-е участие в выборах. До этого я была первый раз качестве ПСГ (члена комиссии с правом совещательного голоса) на президентских 4 марта (об этом писала подробный пост), и пять раз - в качестве оператора "горячей линии" (Ярославль, Яхрома, Тульская область, два тура в Переславле).

Преамбула

Смысл этих выборов хорошо разъяснил Сергей Пархоменко. Если одним предложением, то местная городская дума внезапно самораспустилась с тем, чтобы дать избраться московскому функционеру "Единой России" Чеснакову и таким образом по примеру В.Матвиенко пролезть в Совет Федерации. Интересно, понимали ли это касимовцы? Некоторые - точно. Уже в день голосования ко мне подошла женщина-избиратель, и возмущённо спросила: "А почему это москвич Чеснаков избирается в нашу думу?!" Наблюдатель должен быть нейтрален, и я не ответила ничего, но как же хотелось догнать её на выходе из участка и рассказать правду...

Утро

Мы приехали очень рано, примерно в 7 утра, комиссии ещё не было. Все собрались на участке примерно в 7.15. Комиссия не спешила нас регистрировать и отговаривалась тем, что занята. На будущее теперь даю совет наблюдателям: если вам под разными предлогами отказывают в немедленной регистрации, то возможно, очень не хотят пересчёта бюллетеней, присланных ТИК. Сразу надо было писать жалобу, но мы не стали.

Я примерно нарисовала, как всё располагалось на участке: расставлено было специально так, чтобы облегчить вброс. Очень короткий путь от кабинок до ящика, при этом избирателя видно со спины (со стороны загона для наблюдателей) и непонятно, сколько бюллетеней у него в руках. И максимально короткий путь от ящика до двери, чтобы успеть сбежать.
voting_room_small
Я сразу заняла любимое место возле ящика для голосования. Это мой стиль наблюдения, на президентских я простояла возле урны почти весь день голосования, но тогда комиссия этому не препятствовала: ящики были прозрачные и с очень узкой прорезью, туда невозможно сделать вброс. А тут прорезь была шириной в три сантиметра.

Председатель немедленно начала скандалить и требовать уйти от урны. Аргументы были смехотворные: от "мешаете работе комиссии", "вы смущаете избирателей", до "нарушаете тайну голосования". Якобы стоя у урны, я подглядываю в бюллетени избирателей. Как будто мне это очень нужно. Да и ни в один бюллетень я не заглядывала, наоборот, отводила глаза, когда они подходили к урне. К тому же избиратели, желая соблюсти тайну голосования, обычно сами сворачивают бюллетени вдвое, и тогда уж даже если захочешь - не подглянешь.

Появился председатель Территориальной избирательной комисии, посоветовал председательнице: "Если мешают, удаляйте". Я предложила ему познакомиться, на что он высокомерно ответил: "Мне Вы неинтересны". В течение дня нас ещё не раз посещали лица из ТИК. Их было как минимум трое, они разъезжали по участкам, "консультируя" председателей.

На участке нас было трое московских наблюдателей: я и два Жени, с которыми мы жили в одной гостинице, и на участке были единой командой. У нас даже сложилось некоторое разделение ролей: Женя Суздаленко был "злым полицейским", он разговаривал с комиссией строго и угрожающе. Женя Федин был "добрым полицейским", он разговаривал мягким голосом, интеллигентно и стилистически безупречно; cам он высокого роста, потому, чтобы поговорить с сидящим за столом представителем комиссии, вставал на корточки или на колени, что выглядело очень трогательно. Ну, а я была "вселенским раздражителем" около урны. На все претензии комиссии я, памятуя лекции в "Гражданине наблюдателе", отвечала флегматично и кратко: "Я никому не мешаю", "Мне отсюда лучше видно", "Я имею право находиться где угодно". И комиссия всё утро понапрасну тратила энергию на то, чтобы отогнать меня от урны, не понимая, что самые опасные для них люди - это наши Жени (их изгнать невозможно, они имеют право совещательного голоса). 

Обстановка становилась всё более напряжённой. Несмотря на все нападки, я продолжала стоять у урны. Такое поведение было рискованно, на грани фола, поскольку я была простым наблюдателем и меня могли несправедливо удалить. Комиссия даже проголосовала за моё удаление, но мы потребовали от них мотивированного документа, и на некоторое время они завязли в бумагах. На какое-то время очень помог "десант" яблочников во главе с кандидатом Смирновым, который приехал дружной толпой и устроил комиссии разнос. Я уже мысленно смирилась с мыслью, что сейчас меня выгонят, и придётся уходить на другой участок. Журналист из "Новой газеты" привёз мне удостоверение прессы на случай изгнания.

Попытка вброса

Но тут случилось нечто. Я всё утро простояла возле урны, устала, и Женя Суздаленко решил меня сменить. Примерно в 10.20 состоялся вброс, и Женя его пресёк. Сам момент вброса и борьба оказался зафиксирован на видео - это огромная удача.




Если Вам понравился ролик, есть и полная версия, где чётко видно, что делала комиссия и вбрасывающий до и после инцидента.

Я сидела в этот момент в загоне (писала жалобы на ограничение перемещения) и видела то же, что и камера. Я немедленно понеслась туда, в голове была только одна мысль: схватить, не дать убежать. Потом на видео я увидела, что вцепилась парню в свитер и держу его за шиворот, как котёнка, а тот момент всё помутилось. Урну чуть не повалили в процессе. Парень стал комкать пачку, прижимать к себе, он определённо хотел сбежать вместе с уликой. В гробовой тишине слышны звуки борьбы, и только надёжно удерживая парня втроём, мы закричали "Полиция! Вброс!" Я увидела, как на пол упала свёрнутая пачка бюллетеней, потом её поднял полицейский. Там было 8 бюллетеней одномандатников и 8 бюллетеней по партийным спискам с галочками за "Единую Россию" - полицейский развернул её, показал нам всё, потом забрал как вещдок.

Нужно отметить, что весь этот день полиция на нашем участке была на стороне наблюдателей. При обнаружении криминала мы тут же звонили в 02. Полиция забирала помеченные бюллетени и брала с нас объяснения. Был и крайне полезный для нас побочный эффект: при появлении полиции комиссия становилась шёлковая. Вечером председатель попросила полицейского нас удалить с участка, но тот отказался это делать, сказав, что у него нет оснований!

Вбрасывающего полиция увела в наручниках в маленькую комнатку, а потом увезла в дежурную часть. Выяснилось, что голосовать он вообще не имел права, поскольку даже не из Касимова, а из Рязани. Получается, что та член комиссии с ПРГ (правом решающего голоса) от КПРФ, которая выдала ему бюллетень, сделала это незаконно. Мы подали жалобу на её отстранение, но комиссия проголосовала против...

Пересматривая видео, мы заметили интересные вещи. Во-первых, жест председателя: подбегая к нарушителю, она протягивает руки к пачке, будто бы хочет забрать её. Во-вторых, уже после вброса, пока все наблюдатели убежали в коридор смотреть на пачку, которую разворачивает полицейский, председатель подходит к столу комиссии. Там сидят та самая ПРГ, выдавшая бюллетень, и ПРГ от ЕР, и последний достаёт из-под стола и передаёт председателю пачку листов формата А4, свернутых вдвое. Председатель уходит с ними к своему столу. Этот момент (он есть в полной версии видео вброса) очень интересен в контексте последующих событий. Из него я делаю вывод, что в общем преступном замысле состояли председатель, ПРГ от КПРФ и ПРГ от ЕР. А себе ставлю "двойку" за этот эпизод - я была у урны, но вместо того, чтобы отследить действия председателя, обменивалась впечатлениями с яблочником. :(

Кстати, в момент борьбы с нарушителем, у меня пропали мои жалобы на ограничение перемещения, которые я готовилась предоставить председателю. А в конце дня эти жалобы оказались на столе председателя, причём в голубой папке, которой у меня вообще не было. Но перемещения уже никто не ограничивал, и подавать жалобу было как-то не к месту. Я думаю, что их после потасовки нашёл кто-то из комиссии и запрятал до лучших времён.

После вброса мы предложили комиссии пересчитать неиспользованные бюллетени на каждом столе, чтобы узнать, где недостача, откуда взялись те 16 штук. И опять комиссия проголосовала "против". Такое постоянное стремление к закрытости объяснялось просто и криминально, как показали последующие события...

Забавно, что у комиссии с утра была огромная ваза с конфетами. Они взяли себе каждый горсть и ели их в течение дня, а также предлагали конфеты детям. Каждому впервые голосующему устраивалась церемония вручения почётной грамоты. Также мне понравились специальные печатные листочки с именами кандидатов и партий, поверх которых раскладывались бюллетени, а потом эти листочки наклеивались на упаковки. В фойе школы, неподалёку от соседнего 1-го УИКа проходил концерт для трёх бабушек, а на один из участков вообще пришёл народный песенный ансамбль. Такое внимание к мелочами и стремление провести выборы как праздник меня радует. Знаю, что мои товарищи по наблюдению так не считают, но думаю, что выборы в по-настоящему демократической стране и должны быть праздником свободного волеизъявления. Жаль, что в этот день порадоваться празднику честных выборов было не суждено.

День

Наши перемещения уже почти не ограничивались. Комиссия вынесла нам предупреждение, но и только. Иногда мы стояли возле урны вдвоём, втроём. Чтобы облегчить себе наблюдение и не злить комиссию, было найдено гениальное решение: подвинуть урну! Невероятно, что комиссия приняла эту жалобу, и в итоге урна встала между кабинками и загоном для наблюдателей практически в середине зала. Всё стало прекрасно просматриваться.

Внезапно пришла СМС-рассылка, что на одном из участков в сейфе были найдены помеченные бюллетени. Женя Суздаленко тут же созвал комиссию: "Идём проверять сейф! Наблюдатели, снимайте!" Сила убеждения у Жени была столь высока, что комиссия, как загипнотизированная, покорно пошла за ним. Сейф находился в маленькой комнатке в другом крыле здания. Но сейф был пуст: комиссия ещё с утра вынула оттуда все свои бюллетени и сложила на столе секретаря. Что ж, так было даже лучше для нас - значит, весь день стопка была в одной с нами комнате.

По следам этой истории мы, тем не менее, предложили комиссии посчитать, сколько чистых бюллетеней осталось. Секретарь решила вчерновую пересчитать неиспользованные бюллетени, лежавшие у неё на столе. Я стояла рядом, смотрела и считала в уме. Она считала просто перебором уголков, а не перекладыванием, но тот уголок, который она загибала, был как раз за единороссов. И в какой-то момент я заметила галку в квадратике! Видимо, секретарь тоже её заметила, поскольку именно в этот момент она захлопнула стопку и перестала считать. Меня затрясло, язык отнялся, и, волнуясь и запинаясь, я попросила продолжить считать с того самого места. Но тут, как назло, приехала урна с выездного голосования, в комиссии начался гам, и секретарь ушла составлять акт о выездном голосовании. Я решила, что буду не сводить глаз с этой пачки, тем более, что до окончания голосования осталось 3 часа, и всё это время я сверлила взглядом попеременно комиссию и стопку бюллетеней, каждый раз чуть не вскакивая с места, когда кто-то хотя бы трогал заветную пачку. Было безумно интересно, показалось мне или нет. Будущее показало, что глаза меня не обманули.

Этот случай, кстати, доказывает, что секретарь была "не в теме", поскольку иначе зачем бы ей пересчитывать бюллетени прямо на глазах у наблюдателя!? В её интересах было бы скорее попробовать незаметно избавиться от улик.

Вспоминаю, что председатель начала заботливо приглашать нас выпить чайку - только теперь до меня дошло, к чему это было. Но тогда я отказалась, помня заповедь: "ничего не принимать от комиссии, а то ещё подмешают чего", и ограничилась кофе из термоса, которым меня угостил наблюдатель "Голоса".

Также интересно, что ближе к окончанию голосования опять приехали представители ТИК и устроили совещание с председателем в комнате комисии. Длилось оно долго, примерно полчаса. Доступ наблюдателей в комнату комиссии был строжайше запрещён.

Вечер

И вот закончилось голосование, начался подсчёт. Учитывая скандальность нашего участка, к нам ещё подтянулись СМИ. В результате, на подсчёте было 10 человек комиссии и 14 наблюдателей! При подсчёте неиспользованных бюллетеней, были найдены ещё 13 одного и 13 бюллетеней другого вида. Всего 26. Вбросить пытались 16. Итого в махинации участвовало 42 избирательных документа! Про это тоже есть ролик:



Подсчёт прошёл идеально. Секретарь правильно и по закону считала голоса перекладыванием бюллетеней (а не за уголки, как любят делать в жульнических комиссиях), а мы ей помогали, в уме считая вместе с ней.

Выдача копий протокола сильно задержалась в силу отсутствия ксерокса на участке. Уходя, мы пообещали приехать снова и с ксероксом :) Наконец мы поехали в ТИК. Там уже собралась приличная толпа наблюдателей с тех УИКов, где всё уже кончилось. Они сопровождали протокол с комиссией и оставались в ТИКе - кто внутри, кто на ступенечках - и обменивались впечатлениями. В пятом часу ночи мы были в ТИКе вместе с нашей комиссией, сфотографировали сводную таблицу и даже побывали в священной комнате с системой ГАС-Выборы. Там неожиданностей не было.

О других наблюдателях

Очень порадовало, что в этот раз на всех УИКах присутствовали наблюдатели из рязанского отделения "Голоса". Их легко было узнать по забавным красно-синим манишкам с кармашками, куда они клали ручки, телефон и всё остальное, что может пригодиться. С Михаилом с нашего участка мы душевно пообщались, сидя у урны. Они тоже ходят на свои местные митинги, но порядки жёстче, чем в Москве: за то, что кричал "Путин - вор!" Михаил отсидел трое суток.

Было два наблюдателя от организации "За чистые выборы" - парень и девушка. Это провластная организация наблюдения за выборами, сделанная, видимо, в подражание оппозиции. Но тут ребята нас просто поразили. Они с азартом следили за тем, что творилось, взаимодействовали с нами, и тоже вслух возмущались действиями комиссии. Вместе написали гениальную жалобу о том, чтобы передвинуть урну (впрочем, первым-то с этой идеей выступил всё же Михаил из "Голоса"). Иногда отзванивались своему координатору, он даже приезжал на участок. Такими действиями "молодёжная политика" развалится изнутри, потому что после присутствия на таких выборах даже самый упёртый нашист всё поймет про "партию власти". Тем более, что ребята совсем молодые, они вырастут, и я думаю, что ещё не раз захотят понаблюдать на выборах после такого.

Также была местная девушка-наблюдатель от кандидата, с которой тоже получилось взаимодействовать: она и за урной следила, и за комиссией. Даже три тётушки от ЕР сидели спокойно и, в общем, практически ничего не делали, кроме того, что заполняли "шахматку" по явке - что ж, хоть какая-то польза. В общем, за местные гражданские силы можно порадоваться.

Итог

Могли ли пресечённые нами нарушения повлиять на ход голосования?
Всего у нас голосовало 392. Было 160 из 392 - это 40,82% у "Единой России"
Если бы мошенничества, выявленные нами, удались, было бы 181 из 413 - это 43,8%.
То есть на 3 процента на нашем участке не дали мы им накрутить. И это только из того, что было нами обнаружено, и с учётом довольно высокой для такого уровня выборов явки 35,7% (сравним с 17% в Омске). Если бы ЕР повезло и явка была меньше, их процент был бы ещё больше. Эти проценты не просто абстрактные цифры - они превращаются в реальные кресла местной думы.

Мне стыдно, хотя я ничего не нарушала. За других людей стыдно, за комиссию - она была как стадо баранов, во всём подчиняясь председателю и голосуя за его предложения единогласно. Мы тщетно взывали к совести этих людей. Мне мерзко и неприятно, что на моих глазах взрослые люди вели себя как школьники, пойманные на списывании. Они во всём покрывали друг друга, идя на коллективное преступление, и при этом ещё называли нас наглецами и провокаторами. Единственным светлым пятном в комиссии была секретарь. Она добросовестно делала свою работу, подсчитывала бюллетени по закону, не скандалила, и вопреки моим опасениям подсчёт бюллетеней произошёл без конфликтов.

Мне также радостно, после выборов была даже эйфория, что по крайней мере на нашем участке нам удалось отстоять демократические ценности. Всё не закончится - полиция ведёт следствие, с нас взяли показания, а если они "забудут" - мы им напомним. При грубых нарушениях хотя бы на четверти участков по закону выборы подлежат отмене, а тут такое творилось чуть ли не на половине, на четверти - точно. Здорово, что наблюдатели из Москвы действовали единым фронтом и посотрудничали с местными; отлично работал штаб/колл-центр (предупреждение о проверке сейфов сработало: на нескольких участках проверка сейфов помогла обнаружить помеченные бюллетени), а мобильные группы были для комиссий как холодный душ.

Сейчас зампред ЦИК Л.Ивлев и кандидат А.Чесноков громко и поспешно заявляют об "агрессивных наблюдателях", мешавших работе комиссии. Это наглая ложь - на нашем участке мы выполняли свою задачу наблюдателя на все 100%, и будь комиссия честной, она должна была бы быть нам благодарна. По-видимому, к осени власть жуликов и воров протащит через нелегитимную Думу очередной бредовый закон, только теперь в отношении наблюдателей. Что ж, мы всё равно найдем способ отстаивать законность выборов.

Мне встретилось любопытное сравнение стихийно возникшего весной "политического туризма" с футбольным фанатизмом. В самом деле, мы тоже устраиваем "выезды", есть у нас свои "кричалки", атрибутика, свои "фан-клубы" (организации по наблюдению - "Голос", "ГН", "Сонар"). Но что очень важно: политический туризм влияет на реальный мир, в то время как футбол и прочий фанатизм - миры искусственные, придуманные.

 

29 Июля 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов