Белковский: вертикаль власти, силовики, победа над олигархами – это мифы

4 июня 2013 года политолог Станислав Белковский презентовал в редакции Slon аналитический доклад «Государство и олигархия: 10 лет спустя» (его текст можно почитать здесь). Как можно судить из названия, это произошло спустя 10 лет после публикации нашумевшего доклада «Государство и олигархия», который в 2003 году был расценен как предвестник последовавшей атаки на владельца ЮКОСа Михаила Ходорковского. В новом докладе Белковский пытается развенчать ряд мифов и стереотипов о российской политике и экономике, а также роли Владимира Путина в истории, сложившихся в последние годы. Вот некоторые важные мысли доклада. Полная версия доклада доступна вот тут, скачать доклад можно вот здесь

Сложившаяся при Борисе Ельцине политическая система приписывала властным органам основную функцию в виде модерирования отношений между «реальными субъектами олигархии». Путин довел ельцинскую систему до «однажды заданного логического предела».

Борьба «силовиков» и «либералов» во власти – миф, на деле являющийся «PR-методом, используемым в аппаратно-информационных войнах». Никаких ценностных различий между этими условными группами нет. «Перед лицом всепоглощающей коррупции они равны и едины. Теория и практика их бытия в путинской России – одна».

Силовики не представляют собой единой сплоченной группы: спецслужбы конкурируют с МВД, а обе эти структуры – с военными и так далее. Таким образом, говорить о России как стране победившей «милитократии» (термин социолога Ольги Крыштановской) нельзя. То же можно сказать и о «группировке» либералов.

Олигархия 90-х не утратила своего влияния в 2000-е годы, а, напротив, усилила его, несмотря на подъем путинских олигархов. Экономическая элита ельцинского периода (Алишер Усманов, Роман Абрамович и многие другие) по-прежнему доминирует в бизнесе как по численности, так и по «совокупному ресурсу политико-административного влияния».

Михаил Ходорковский стал политиком только в тюрьме, где выдвинул важную идею «покаяния элит как залога преодоления морального кризиса в стране». Однако его политическое будущее после выхода на свободу крайне сомнительно. «Ходорковский не Нельсон Мандела, который готов сидеть вечно, коль скоро дело его все равно победит. И не Юлия Тимошенко, для которой тюрьма – просто лишнее доказательство тому, что она гений, а все остальные – люди другого сорта».

После дела ЮКОСа стало понятно, что в России важен не факт обладания собственностью, а текущий неформальный контроль над менеджментом и финансовыми потоками. Кроме того, оно положило начало расколу элитного консенсуса вокруг Путина начала 2000-х.

Огосударствление экономики – миф. Государство сейчас выступает не в качестве самостоятельного субъекта, а как инструмент обслуживания частных интересов («Роснефть» – Игоря Сечина, ВТБ – Сулеймана Керимова. В путинские годы приобрели популярность сделки, в которых государство покупает активы на условиях, выгодных покупателю, а не продавцу (примеры: покупка «Газпромом» «Сибнефти» у Абрамовича, покупка «Банка Москвы» ВТБ).

Вертикали власти нет. Есть горизонталь власти, состоящая из множества мелких субъектов как на федеральном, так и местном уровнях. «Достаточно контролировать диалектическую триаду "начальник управления МВД – прокурор – председатель суда" на определенной территории, чтобы уже стать олигархом». При этом позиция олигарха не гарантирует неприкасаемости и может быть потеряна в ходе войны с другими олигархами. «Сгустки власти находятся в броуновском движении перманентной борьбы». При этом «ключевые конфликты всегда будут происходить из-за больших денег».

Раньше коррупция – как в частном секторе, так и государственном – была «мотором» развития экономики, так как заставляла выделять средства на те или иные проекты с интересом украсть часть их бюджета. Однако сейчас коррупционный налог стал непомерно высоким, так что стал тормозом экономики: любой проект можно реализовать, только «радикально» завысив смету или снизив качество.

Путин никогда не проведет реформ. «Доминирующая идея его правления – "не расплескать", сделать так, чтобы при нем Россия по некоему набору формальных показателей / признаков выглядела не хуже, чем прежде <…> Он никогда не променяет старое на новое, если старое все еще работает, пусть даже и с перебоями – как нефтяная труба и нефтяная цена, приносит удачу». 

Slon

Узловые точки современных политико-экономических конфликтов

Как я уже говорил выше, «дело ЮКОСа» положило начало долгосрочному расколу элит, который сегодня если и не близок к апогею, то быстро стремится к нему.

В центре противоречий сегодня (июнь 2013 года) находится федеральное правительство, возглавляемое Д. Медведевым. 

Медведев как премьер-министр  Путина-президента, скорее, устраивает. И не потому, что он дееспособен. А именно потому, что он недееспособен. Нынешний президент РФ традиционно тяготел к слабым премьерам, лишенным самостоятельного политического веса. Уволив в феврале 2004 года М. Касьянова, который с высоты (или, возможно. из глубины) наших дней видится политическим тяжеловесом, Путин назначил главой правительства Михаила Фрадкова, вытащив последнего из почетной ссылки – представительства России при ЕС в Брюсселе. А в октябре 2008-го и вовсе сделал главой правительства уходившего главу Росфинмониторинга, без пяти минут пенсионера 66-летнего Виктора Зубкова. Но преемником все же стал Медведев (а не Сергей Иванов и не тот же Фрадков, кандидатуру которого продвигал могущественный тогда И. Сечин), и по одной причине: на фоне Медведева даже Фрадков казался излишне сильной, самостоятельной (на уровне мышления) фигурой.

Однако действующий премьер не устраивает многих других заметных игроков, у каждого из которых есть свои основания для атаки главу кабинета.

Например. 

Шеф кремлевской администрации Сергей Иванов. Он не может простить премьеру, что тот в 2007 году перешел Иванову дорогу к трону. Который, возможно, Иванов в 2012-м году Путину обратно бы и не отдал. К тому же большую часть президентства Медведева (2008-2011) С. Иванов провел на малопрестижной, не сопряженной с реальными властными полномочиями должностью вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу.

Бывший министр финансов Алексей Кудрин. Несмотря на несколько крикливую, сопровождавшуюся невежливыми инвективами в адрес Медведева отставку осенью 2011 года и последующий отказ возглавить финансовый мегарегулятор, образуемый путем поглощения Центробанком РФ Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР), этот человек остается доверенным лицом Путина в вопросах финансов и, отчасти, экономической политики. Г-н Кудрин, похоже, склонен полагать, что только такой мощный специалист, как он, может возглавлять правительство в условиях кризиса бюджетной дисциплины, за которым неизбежно грядет и общеэкономический кризис. Потому он не упускает случая, чтобы покритиковать премьера и его «правительство полуреформ». Как от своего имени, так и от лица неформального Комитета гражданских инициатив (КГИ), куда, кстати, входят многие бывшие представители медведевского экспертного пула. 

Глава «Роснефти» Игорь Сечин. Он исторически недолюбливает «Димона». А в данный момент особенно хочет, чтобы премьер и его профильный заместитель А. Дворкович прекратили робкие, но назойливые попытки вмешательства в судьбу «Роснефти», газовой компании «Итера» и других фактически подконтрольных Сечину структур. А также – дали «зеленый свет» Совету при президенте по развитию топливно-энергетического комплекса (ТЭК), ответственным секретарем которого является Сечин.

Владелец группы «ОНЭКСИМ», основатель партии «Гражданская платформа» Михаил Прохоров. Конфликт между ним и Медведевым возник в 2011 году, когда тогдашний президент отобрал у олигарха игрушку в виде партии «Правое дело» и лишил Прохорова возможности получить свою фракцию в Госдуме. Сейчас глава «Гражданской платформы» метит на пост мэра Москвы (компромиссный вариант – позиция спикера Московской городской Думы, выборы в которую состоятся осенью 2014 года). И понимает, что с таким федеральным премьером сработаться ему будет непросто.

Все эти влиятельные люди – как мы видим, представители всех кланов и направлений, а не абстрактные «силовики» и «либералы» – хотели бы скорейшей отставки кабинета. Но сугубо личное доверие Путина к Медведеву и груз моральных обязательств президента перед преемником-предшественником – пока перевешивают совокупные лоббистские усилия, направленные против правительства.

Проблема усугубляется еще тем, что в бытность главой государства Д. Медведев решил не упустить момент и прикоснуться к большому бизнесу. Среди его фаворитов оказались почему-то, в основном, бизнесмены, так или иначе связанные с Республикой Дагестан. Упоминавшийся С. Керимов, братья Магомед и Зиявудин Магомедовы, Ахмед и Магомед Билаловы, экс-министр энергетики Игорь Юсуфов и сын последнего Виталий. Медведев инициировал и/или курировал некоторые амбициозные программы с серьезным финансовым наполнением:

  • перевооружение армии с бюджетом 23 трлн. руб. (около $700 млрд.) – здесь контрагентом экс-президента выступал министр обороны Анатолий  Сердюков, отправленный в отставку из-за череды коррупционных скандалов минувшей осенью;
  • создание компанией, подконтрольной семье Юсуфовых, сетей связи 4G на базе частот все того же Минобороны;
  • приобретение банком ВТБ коммерческого Банка Москвы – как считается, в интересах С. Керимова и семьи Юсуфовых;
  • развитие курортов Северного Кавказа, чем занялись братья Билаловы (компания «Курорты Северного Кавказа»); ныне Ахмед Билалов уволен с поста главы этой компании и готовится к получению политического убежища в Великобритании, для чего в немецкой клинике объявил об отравлении себя ртутью;
  • реконструкция Государственного академического Большого театра, чем занималась группа «Сумма» братьев Магомедовых; результаты реконструкции подвергаются жесткой критике, наиболее известным рупором которой выступает  солист всемирно признанного балета, нар. арт. РФ Николай Цискаридзе; ходят слухи, что может возникнуть уголовное дело по факту хищений до $1 млрд.

Разумеется, всей этой спорадической активностью по поддержке близкого к нему капитала Медведев наступил на мозоли ряду других влиятельных бизнесменов, которые теперь, когда он уже не великий президент, а скромный премьер, хотели бы лишить его рычагов влияния на какие бы то ни было существенные бизнес-вопросы.

Но пока кабинет Медведева несет локальные потери на уровнях ниже премьерского. Самой знаковой жертвой стал вице-премьер, руководитель аппарата правительства РФ Владислав Сурков, отправленный в отставку в начале мая 2013 г. (По некоторым сведениям, заявление об уходе он написал еще в апреле).

Отставке Суркова предшествовала атака Следственного комитета РФ на фонд развития иннограда «Сколково» – одно из любимых детищ Медведева, которое до отставки непосредственно курировал бывший вице-премьер. Там были обнаружены разнообразные нарушения, но самое страшное из них: выделение $750 тыс. оппозиционному депутату Госдумы Илье Пономареву, который (теоретически) мог использовать эти деньги для финансирования массовых протестных акций 2011-2012 г. на Болотной площади и проспекте Сахарова. Сразу возникла доктрина, что Сурков был тайным спонсором внесистемной оппозиции, чего Путин принять, естественно, не может. После такой индоктринации Сурков и ушел из правительства.

По имеющимся данным, президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг уже дал следствию показания, согласно которым пресловутые $750 тыс. были выделены под жестким давлением со стороны г-на Суркова, причем от самого Вексельберга требовали не спрашивать, на какие цели идут средства. Судя по линии поведения следствия, бывшему вице-премьеру, а до того – кремлевскому куратору внутренней политики действительно грозит уголовное преследование.

 

Мое мнение: дело здесь не только в стремлении группы влиятельных субъектов ослабить кабинет Медведева в целом. Но и в особенностях восприятия политико-экономическим истеблишментом фигуры Суркова в целом.

За 12 лет (1999-2011) работы заместителем (в 2008-2011 – первым заместителем) руководителя кремлевской администрации, в чью компетенцию входили вопросы внутренней политики, г-н Сурков:

  • непосредственно участвовал в разгроме всех партий, которые были разгромлены – от «Родины» (С. Глазьев, Д. Рогозин, С. Бабурин) до «Правого дела» (М. Прохоров);
  • будучи, как человек кавказского (чеченского) происхождения, иногда излишне склонен к проявлениям бурного темперамента, систематически унижал большинство системных политических лидеров, включая, собственно, и руководство «партии власти» «Единая Россия»; а ведь один из бывших членов этого руководства, Вячеслав Володин, сегодня занял место Суркова в Кремле, пользуется доверием Владимира Путина и, по некоторым данным, поддерживает хорошие ровные отношения с руководством Следственного комитета;
  • неоднократно менял свои аппаратные приоритеты; например, в 2007 году однозначно делал ставку на преемника С. Иванова, а примерно в 2010-м уверовал во второй срок Д. Медведева и стал последовательно работать на решение этой задачи;
  • был причастен с созданию ряда сомнительных организаций типа молодежного движения «Наши», участники которого подозреваются в криминальных деяниях вроде жестокого избиения арматурой известного журналиста Олега Кашина (2009 год);
  • вел плохо скрываемые информационные войны и с членами команды самого Медведева: в первую очередь, с доверенным лицом «Димона» пресс-секретарем Натальей Тимаковой, во-вторую – с не менее доверенным А. Дворковичем; последние, в свою очередь, стремились лишить оппонента его административных и финансовых рычагов, включая контроль над «Сколково» (после отставки Суркова куратором фонда стал Дворкович).

Все эти факторы могли и еще могут сыграть в судьбе В. Суркова вполне определенную роль.

Тем более что он, будучи человеком избыточно ярким для этой властной машины, не скрывал, что сугубо бюрократические рамки для него излишне тесны.

Опыт г-на Суркова в очередной раз учит нас: если ты во власти, особенно в путинской власти, постарайся вести себя осторожно. Ведь может наступить момент, когда ты останешься без власти. И тогда…

Это относится и к Д. Медведеву, и к другим членом его кабинета. Часть которых – от министра связи и массовых коммуникаций Н. Никифорова до главы Министерства образования и науки Д. Ливанова – также считаются кандидатами на отставку.

Но, как бы ни развивались события вокруг медведевского правительства, можно не сомневаться в соблюдении одного концептуального правила. В условиях монетократии (всевластия денег) и описанной выше экономики РОЗ ключевые конфликты всегда будут происходить из-за больших денег. Политика, личная неприязнь и т.п. – всё это может оказаться  важно, но вторично. 


 

Что такое Владимир Путин?

Несмотря на торжество олигархии, принимающей все более сетевой характер, главной фигурой современной России все равно остается Владимир Путин. Как ключевой символ страны, системы и эпохи.

В 2003-м, когда вышел известный доклад СНС, мне было 32 года. Я, как и многие представители моего поколения, зная еще слишком немного, рассчитывали на иного Путина, на трансформацию его в лидера, который выведет Россию на качественно новую историческую орбиту. И сам сможет возглавить процесс кардинального обновления элит. За счет людей с другими мозгами – не теми, что воцарились в 1990е.

 

… назначались сроки, 
Готовились бои, 
Готовились в пророки, 
Товарищи мои. 

(Б. А. Слуцкий)

 

Теперь, 10 лет спустя, пора окончательно признать: наивные, мы тогда ошибались. Путин оказался не созидателем, но стражем той системы, которой он получил в наследство от Ельцина. Система эта видоизменилась сильно, но технически, а  не качественно, и в полном соответствии с логикой ее развития, заложенной еще при Ельцине.

Для такой системы конкретный Путин, возможно, не столь важен, как это принято считать и внутри России, и за ее пределами. Склонять слово «Путин» по любому поводу смысла нет, так как очень многое определяется вовсе не им или без его решающего участия. Но всё же – никакой анализ современной России не может быть полной без оценки фигуры и личности сегодняшнего президента.

Итак, тщательный анализ деятельности (именно действий, а не голых высказываний или пропагандистских демаршей) Владимира Путина за последнее десятилетие объективно говорит нам о следующем.

  • Путин – настоящий, подлинный, неподдельный и верный преемник Бориса Ельцина. Он не сломал ельцинский стратегический курс, как склонна полагать российская (и мировая) либеральная общественность, а, напротив, довёл его до однажды заданного логического предела. На том свете Ельцин должен быть своему преемнику премного благодарен, как, впрочем, был благодарен и на этом. Но и у Путина были / есть все основания для особой благодарности первому президенту. Ельцин подобрал его летом 1996-го – после драматического поражения Собчака на выборах мэра Санкт-Петербурга. Тогда новоизбранный глава северной столицы Владимир Яковлев указал на дверь всем основным членам команды Собчака, и первому из них – Путину. И пребывавшего буквально в панике, в страдательном ожидании полного краха только-только разгоревшейся карьеры Путина ельцинские люди перевели в Москву. В управление делами президента, на должность маленькую – но стартовую для нового карьерного рывка. Ельцин-96 стал для Путина тем же, что Собчак-90.
  • Путин – бизнесмен и друг крупного бизнеса. Психология крупного бизнеса ему органична. ВВП  не ликвидировал ельцинскую олигархию и не лишил влияния крупнейших бизнесменов призыва 1990-х годов. Наоборот – та самая ельцинская олигархия при Путине стала лишь сильнее и богаче.
  • Путин никогда не строил вертикаль власти. При нем возникла горизонталь власти, состоящая из бесчисленного, несчетного множества центров силы. В каждом из этих центров силы, где большие деньги сливаются воедино с бюрократическим ресурсом, гражданским и силовым, рождается, живёт и время от времени умирает русская власть. О многих решениях, принимаемых узлами этой горизонтали, Путин ВВП узнает последним или не узнает никогда вообще. Философы-постмодернисты назвали бы такую модель власти «ризоматической» («ризома» – корневище). Системные администраторы – сетевой. Но это ни при каких обстоятельствах не  жесткая иерархия, замыкающаяся лично на Путина. 
  • Путин никогда не был империалистом и не является им. Он бюргер, которого страшат имперские масштабы, – идет ли речь о мыслях, замыслах, действиях, противодействиях  или прочих долгих размерах.
  • Никто из российских правителей не сделал столько для завершения / оформления распада Российской Империи и приготовления страны к участи национального государства европейского образца. В том числе – путём вольной и невольной дискредитации имперских символов, засевших у русского человека уже в печенках. Вот ведь парадокс: консервируя имперские символы, он расконсервировал гремучую энергию имперского распада.
  • Путин – антисоветчик. Всё пыльное и страшное, что напоминает о Советском Союзе, ему претит. Хотя бы уже потому, что в трагедийном СССР он был неудачником, а в водевильной Российской Федерации – эталонным носителем успеха. Потому говорить, что путинская РФ движется в направлении лукашенковской Белоруссии, где действительно, в условиях жесткого харизматического режима  воплощается (с очень переменным успехом) неосоветский проект – по меньшей мере, неосмотрительно. Наличие отдельных схожих черт не означает схожести по сути. Уподоблять РФ и РБ – все равно, что утверждать: тигр и ящерица принадлежат к одному биологическому виду, поскольку у обоих есть хвост.
  • Путин – русофоб. Причем классический, liar excellence. Словно прямо сошедший в реальность из брошюр академика Игоря Шафаревича. Он очень критически оценивает русский народ и считает его не пригодным к последовательному созидательному труду. Русские, по Путину, мечтатели, но не делатели. Он, наверное, согласился бы с тем, что русский человек может быть святым, но не честным ((с) Константин Леонтьев). А без самой банальной, скучной, буржуазной  честности какой же современной капитализм построишь? Согласно Путину, власть в России, как и философия, должна быть немецкой, вот только как этого добиться? 
  • Путин никогда не начинал ни одной чеченской войны. (Обе начал Ельцин). Он не убивал Анну Политковскую и Александра Литвиненко. Он вообще не убийца. Ни по интенциям, ни по складу ума. Если ему и приходилось отдавать убийственные приказы или знать, что они кем-то из его друзей отданы, то лишь с сильно зажмуренными глазами / заткнутыми ушами.
  • Путин – идеалист. Он искренне считает, что оказался хорошим правителем для России в заданном историческом времени, в таких вот сложившихся обстоятельствах. Не великим, блестящим, а именно что хорошим, добротным. Не подвёл ни страну, ни тех, кто его на должность возвёл. Возможно, он не так уж неправ или, по крайней мере, неправ не до конца.
  • От Путина можно ожидать всего чего угодно, только не радикальных реформ. Доминирующая идея его правления – «не расплескать», сделать так, чтобы при нем Россия по некоему набору формальных показателей / признаков выглядела не хуже, чем прежде. Напутственные слова Бориса Ельцина, сказанные 31 декабря 1999 г. – «Берегите Россию!» – В. В. воспринял совершенно буквально, без грана иронии или цинизма. Потому не надо слушать сто двадцать седьмые заклинания / заверения российского президента о «смене модели российской экономики» или «грядущих массовых арестах коррупционеров». Путин – властелин инерции. Он никогда не променяет старое на новое, если старое всё ещё работает, пусть даже и с перебоями – как нефтяная труба и нефтяная цена, приносит удачу.
  • Путин – Сторож, или, если угодно, Страж. Нельзя требовать от такого человека, чтобы он двигал историю вперёд.
  • Всю жизнь Путин ищет себе отца и сына. Не в библейском, а в самом простом человеческом смысле. Он нашел себе двух отцов и пока что – одного полусына.
  • Никогда еще на русском троне не находился  человек столь удобный и более выгодный для Запада, чем Путин. Прагматичная часть Запада этим воспользовалась, непрагматичная – просто проглядела. Slon (доклац целиком, читать)
4 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Федор , 29 Июля 2013
Блин, какой-же бред, автор, скажи, ты делаешь очень громкие заявления и выводы, ты в императивном порядке просто констатируешь свое мнение, ты просто объясняешь, но не АРГУМЕНТИРУЕШЬ, ничего НЕ ДОКАЗЫВАЕШЬ. Как ты можешь говорить такие вещи "Он никогда не променяет старое на новое, если старое всё ещё работает, пусть даже и с перебоями – как нефтяная труба и нефтяная цена, приносит удачу." - ты в голову Путину залез? или провидец? как можно делать такие выводы в таком возрасте и не включать хотя толику разума и здравого смысла? Это просто высер своих мыслей, причем совсем неадекватных. Бред... стыдно должно быть, просто ни о чем
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов