Я считаю всех людей, прибывших в Крымск, героями.

 

БЛОГ
Все блогиВерсия для печати
Алёна Поповаобщественный деятель, учредитель Фонда открытых проектов, global shaper

КРЫМСК. КАК УСТРОЕНЫ ЛАГЕРЯ, КАК РЕШАТЬ ВОПРОСЫ С МАРОДЕРАМИ. ОБЩЕСТВО, КОТОРОЕ МОЖЕТ МНОГОЕ ИЗМЕНИТЬ

16 июля 2012, 18:19
 
Вчера я прилетела (уже второй раз) из Крымска. После Дня памяти ( 9 день). Я полечу еще: в конце недели. Но с четким рецептом, а что дальше. 

В Крымске у меня не было понимания трагедии, потому что мозг был занят утилитарной задачей: помочь ликвидировать последствия наводнения, восстановить нормальную жизнь в поселках, адресно доставить гуманитарную помощь, создать нормальные условия пребывания волонтеров, понять, где мы необходимы больше всего. Не было ужаса от увиденного ( от мертвых тел, от горы мертвых животных), не было ужасающей тошноты от запаха, который усиливался по ночам. Я, как робот, поставила себе цель: не обращать внимания на все ужасы, — и просто работала. Как работали со мной масса народу. 

Вчера я сошла с трапа самолета. В Москве. Прилетела с четким представлением, что волонтеры не могут подменять функции государства, что в каждом волонтерском лагере в ЧС должна быть система действий в ЧС, что демократия при ЧС — самое плохое, что может быть. И , наконец, поняла, почему в армии отшибают всякое желание думать, а надо просто и последовательно выполнять задачи. Вчера меня накрыло: я вспомнила проведенный в Крымске день памяти. Психологи меня предупреждали, что такое будет. Я сидела смотрела в потолок часа два. Потом просто отключилась. 

В моем взгляде в потолок были картинки людей, которых я встречала, ребят, с которыми мы работали в Крымске, обычные вопросы журналистов, которые во время Крымска мне казались совершенно странными: Алена, а Вы не воюеете с соседним лагерем-... Но в наиболее часто на потолке был вопрос, который мне задала 85-летняя бабушка в Баканке: А ты бы сама хотела здесь жить? Я сто раз вчера ответила на этот вопрос. Эмоции- это эмоции. Мне вчера захотелось собрать всю психологическую составляющую в мусорный пакет, выкинуть и оставить только суть. Суть одна: волонтеры в Крымске взяли на себя функции государства. Такого не должно быть. Зачем 5000 военных через 9 дней после трагедии. Почему волонтеров вообще отправляли на санветработы- сбор трупов животных? Почему сначала к волонтерам относились, как к назойливым мухам, если мы часто были там, где было мало мчсовцев или не было вообще. 

Везде есть свои НО, поэтому, конечно, мы не профессиональные спасатели. Почему нас не собрали и не инструктировали каждый день новичков, как и что надо делать? Почему не выдавали спец амуницию в первые дни? Почему мне пришлось выпрыгивать для лагеря туалеты и душевые кабины, которые в итоге мы строили сами ( хотя вопрос с дезинфекцией после таких работ жизненно важен). 

Я все эти почему задавала много раз представителям официальной власти местной, МЧС. 

Потом я за это время поняла, как должен быть устроен лагерь: начиная от четкого расписания, выборов координаторов, дезинфекции после работ, инструктажа, сухого закона, централизованного медосмотра и.т.д. и.т.п. 

ЧС — это как военное положение. В зону бедствия приезжают не за романтикой и не отдыхом, а на спасательные и восстановительные работы. 
У нас был ДобрыйЛагерь в количестве 50 человек, потом присоединились ребята от Натальи Водяновой и Россоюзспаса. И еще отряд LizaAlert. 

Мы решили, что надо выбрать общих координаторов. Четко систематизировало все процессы, которые поделили на 

— погрузка/выгрузка гуманитарной помощи; 
— фасовка адресной гуманитарной помощи и развоз ее по адресам; 
— прием адресных заявок от пострадавших; 
— получение нарядов на работу по разбору завалов и контроль; 
— обеспечение жизнедеятельности лагеря (комендант- отвечает за порядок; кухня- повар; хоз часть- завхоз; закупки необходимых и недостающих товаров для лагеря); 
— психологическая работа с населением и волонтерами. 

В режиме демократии в лагерях дисорганизация. Поэтому задания координаторов не обсуждаются и поэтому вся ответственность за косяки на координаторах. В том числе, часть косяков на мне, и я их должна была решать утром, днем и ночью. Это значит: 24 часа быть на телефоне, постоянно решать вопросы и еще работать как волонтер. Вчера, например, мне пришлось самой вместе с молодыми людьми копать траншею, чтобы другая часть молодых людей поднялась и пошла работать. 

Я считаю всех людей, прибывших в Крымск, героями. Потому что для того, чтобы сделать хотя бы один вывод о Крымске, надо туда приехать. 
Не бывает черного или белого. Многие прибыли в Крымск, даже не понимая четко, что там не летний лагерь. Но я не могу судить вообще никого. Просто заключение: это опасно находиться в зоне ЧС, если вы просто планируете побыть в компании и отдохнуть. Лучше — Анапа, Краснодар или Сочи. 

Но я видела тех, кто как Толя, 3 дня по 16 часов разгребал завалы вместе с ребятами, потом приезжал и собирал новые бригады для работы в городе. Толя задавал вопрос только один: место, задача и время. 

Это то, что есть сейчас и что было эти 9 дней. Когда общество было выше государства. И общество смогло объединиться и обойтись без политики. Тут нет романтики. Есть просто ситуация: случилось ЧС и вдруг оказалось, что люди все-таки не зазомбированы идеологией, что многие готовы помогать, потому что это НОРМА поведения в такой ситуации. 

А что дальше? 

Есть тонны гуманитарной помощи, но ее надо физически доставлять адресно и контролировать, что она доставлена. Потому что ( говорю же: нет черного или белого) есть и мародеры, и люди, которые наживаются на том, что продают гуманитарную помощь. 

Да и потом. Надо же представлять себе регион: там казаки, цыгане. Я познакомилась с цыганским бароном (потому что в поселках у нас были вопросы к тому, что происходило с гум грузом и пострадавшими, которые за помощью приходили). Я поговорила с казаками. Это специфика данного конкретного района и данной ситуации. 

Власти так и не научились общаться с обществом. Зато общество учиться общаться уже не властями, а между собой. Конечно, опять же по теории золотой середины, эта работа мчс, военных и прокуратуры, краевых и местных властей. Но, пока власти ищут виноватых, волонтерское движение само забрали функции этих властей на себя. А это правильно? Ответьте мне. 

Я считаю, что самострой в зоне бедствия — потому что вопросы застройки можно решить за взятку (это ученый вопрос борьбы с коррупцией), я считаю, что нормальное состояние инфраструктуры-это вообще то, для чего мы платим налоги. Я еще много что считаю. И все эти «считаю» вылились в то, что я понимаю: 


Необходимо развивать проекты адресной помощи; 
Необходимо создать единую базу волонтеров (примеры есть в разных странах); 
Необходимо создать и мониторить состояние системы оповещения населения в ЧС; 
Необходимо построить единый колл-центр для сообщений от населения во время ЧС 

Если Вы знаете, как это сделать, подключайтесь. Я сейчас занимаюсь именно этим. И не только в Крымске. И я нашла ответ на вопрос: а ты хотела бы здесь жить... Хотела бы именно жить, а не доказывать, что живу.

 

16 Июля 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов