Крымск. Юлия Латынина. Код доступа

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45 – это смски. Одну уже мне прислали. Некий Алексей просит меня рассказать про климатическое оружие, которое американцы давно уже успешно применяют по всему миру. Действительно, я еще не понимаю, как наши власти не выдвинули гипотезу, что на Крымске было испытано именно климатическое оружие. Не иначе, как американцы. И, наверное, целились они в дачу Путина, которая находится по соседству, по ту сторону хребта. Поскольку Путин был там, наверное, хотели снести дачу вместе с Путиным.

Теперь вернемся, собственно, к тому, что произошло в Крымске, и к замечательному девизу наших властей, который, мне кажется, можно характеризовать так: «При нас хоть потоп». В языке индейцев кечуа есть такое слово «хуаико». Извините, что оно так звучит по-русски. Собственно, оно по-русски звучит как раз близко к своему исконному смыслу – это внезапный ливневый паводок. И, вот, заметим, что в русском или в английском языке нет такого, чтобы ливневый паводок обозначался одним словом. В русском – ливневый паводок, в английском – составным словом «Flash flood». Причем, да, это свидетельствует о чрезвычайной редкости явления, потому что у кечуа оно есть, потому что там есть Анды и есть такая штука, которая называется юниния, когда очень много дождей сразу выпадает. Вот, на российской равнине Анд нету, поэтому как-то, вот, и слово не особенно нужно. Причем понятно, что такой паводок, или Flash flood, может быть, как от природных, так и не от природных причин. Более того, в густонаселенной местности он не может быть исключительно от природных причин по той простой причине, что если у этой местности есть водохранилище, есть шоссе, есть какие-то дамбы, есть, наконец, сами дома... Понятно, что плотная застройка способствует большему наводнению, потому что вода, которая растекается по долине, поднимается вверх, если на ее пути встречаются стены домов, что, собственно, и произошло в Крымске в том числе. Так вот понятно, что в местности густонаселенной это явление не может иметь чисто природный характер по той причине, что там нету чистой природы.

Итак, хуаико – это ливневый паводок. Вообще, предлагаю ввести слово «хуаико» в русский язык, вот, в исконно русской хорошо передающей смысл слова транскрипции. Это ливневый паводок, который развивается в течение нескольких часов в тех случаях, когда у вас в горах на небольшой площади за несколько часов выпадает многомесячная норма осадков, и все это по мгновенно вздувшимся ручейкам сбегает вниз в одну большую котловину.

Пример. 1972-й год, США, городок Рэпид-сити. Городок был построен в долине. Дожди там такие, судя по прогнозам, бывают раз в 500 лет. Но американцы этого не знали, поскольку они жили гораздо меньше 500 лет в этой долине (больше сотни там не набиралось, сколько они жили), и затопило городок к чертовой матери, погибло 238 человек. Хотя, конечно, теперь его больше не затопит просто потому, что то место, на котором нельзя строиться и которое затопляло, теперь выкуплено у жителей – там природный парк, затапливайте на здоровье.

1976-й год, еще более страшная история. Штат Колорадо 31 июля праздновал свое столетие, по случаю чего 3 тысячи человек поехали на пикник вдоль дороги, которая называлась №34. Очень была красивая дорога. 35 миль в ней было, велась она вдоль речки, которая текла по дну каньона Биг Томпсон. Стены каньона, как вы понимаете, были прорезаны где вертикаль, где почти вертикально, вот, собственно, той самой водой, которая текла там сотни миллионов лет. Ну и вот там, где они были не совсем вертикально, были какие-то деревья, кафе придорожные. В 6 часов вечера началась гроза. Не просто исключительно мощная, но и стационарная, то есть туча не двигалась против обыкновения, а вот просто тупо висела в этом месте. И через 3 часа по каньону хлынула 6-метровая волна воды. Удивительно, что из 3-х тысяч человек, запертых в этой крысиной ловушке, погибло только 143 человека, потому что все, кому удалось забраться по более-менее вертикальным стенкам, уцелели. И опять же, трагедия эта не может повториться, потому что, ну, как бы, с той поры американцы сообразили, что да, действительно, каньон – это... Вот, ровно это. 100 миллионов лет вот таких историй. К тому же вот эта колорадская история привела к созданию общенациональной системы предупреждения о Flash flood.

Вот, скажем, если посмотреть на ситуацию в Латинской Америке, набрать вот то самое слово «хуаико», то ситуация обстоит значительно хуже – там жертвы постоянно. Причем, поскольку очень много видео этого явления на YouTube, то отчетливо виден характер разрушений. Там, вот, перуанская Чосика. Как раз в апреле этого года была эта штука, и видно, что вода сносит дичайшие трущобы, которые просто без всякого разрешения выстроены на склоне горы. И просто бежит поток воды и на глазах снимающих сносит их к чертовой матери.

И одновременно там в другой ситуации в той же Чосике по более цивильной части города выстроено нормальное бетонное русло, там течет вода. Очень страшно на вид, но совершенно безопасно.

И, вот, даже я вспомнила такую историю. Когда в 2004 году писатель Майкл Крайтон, которого я очень люблю, выпустил свой триллер «State of Fear», там есть такой эпизод. Некие злоумышленники созывают в национальный парк в Америке тысячи отдыхающих и воздействуют при этом на грозовой фронт и провоцируют как раз исключительной силы осадки, чтобы вызвать Flash flood. И, вот, интересно, что Майклу Крайтону в 2004 году, американскому писателю не пришло даже в голову, что, вот, можно вызвать Flash flood и снести небольшой город, потому что в Америке это было уже технически невозможно.

И, вот, конечно, в том, что произошло в Крымске, должна была бы разбираться парламентская комиссия. Я думаю, что это вряд ли будет, потому что у нас после Беслана как-то, вот, с парламентскими комиссиями плохо. И она должна была бы ответить на массу неприятных вопросов, на которые я лично не имею возможности ответить. Не будучи гидрологом, не будучи человеком, который... Да? Для этого нужны специальные вычисления. Я эти вопросы могу только задать.

Вот, первый вопрос звучит так. Как я понимаю, в момент этих самых катастрофических дождей Владимир Владимирович Путин как раз находился в Краснодарском крае. И насколько я знаю, обычно при приезде Путина президенту обеспечивают хорошую погоду по методу Лужкова, то есть опрыскивают йодистым серебром тучи на подходе и провоцируют тем самым выпадение осадков там, где Путина еще нету. Вот, опрыскивали ли тучи в этот день и какой это имело эффект? Потому что еще раз повторяю, тут надо тщательнейше считать все последствия. Возможно, что никакого эффекта это просто не имело, потому что, ну, образовалась дырочка, но она не оказала сильное влияние на то, что происходило с водой дальше, потому что понятно, что грозовой фронт был все равно огромный. Но с другой стороны, можно предположить, что когда вы опрыскиваете тучи в горах, то рано или поздно это будет иметь несколько другие последствия, чем когда вы их опрыскиваете на подходе к Москве и там дождик выпадает в Малоярославце. Равнина, все-таки.

Второе. Вот, в каждом городе есть ливневая канализация, которая, собственно, как раз в отличие от обычных должна справляться с последствиями сильных дождей. Тем более она необходима в городах, расположенных у подножия гор.

Вот, насколько я понимаю, ливневка в Крымске была попросту частично забетонирована и стоят на ней 3 ларька. Вот, комиссия должна была бы выяснить, кому принадлежат ларьки, ну и, собственно, посадить этого человека. Но это уже не комиссия, а прокуратура.

Третье. Собственно, это касается не только Крымска и даже не только Краснодарского края – всего Кавказа. Строят, где хотят. Вот, абсолютные фавеллы как в Перу. В Крымске снесло Нахаловку, выстроенную беднейшими слоями населения. Извините, господа, я должна это сказать. Ее же сносило в 2002 году. Причем, жители не получили или почти не получили компенсации еще за 2002-й год. И, соответственно, вопрос, кто и за какие взятки выдавал разрешения строиться в этой Нахаловке и закрывал на это глаза? Потому что понятно, что сейчас проблема с компенсациями будет чудовищная, потому что у многих из этих людей нет документов, потому что, вообще-то, там строиться нельзя. И это я не к тому, чтобы не выдавать компенсации, а, наоборот, я считаю, что этим людям надо выдать в компенсацию участки, те куски земли, которые не накроет в следующий раз. Потому что там в отличие от американского Рэпид-сити с его дождями раз в 500 лет совершенно ясно, что в Крымске это происходит раз в 10 лет, а не раз в 500.

Еще раз вот тот момент, о котором я уже говорила. К сожалению, дома, построенные в русле, по которому идет ливневый паводок, не только являются жертвами ливневого паводка, но и порождают еще более высокую волну в свою очередь. Вода, которая катится через узкие пространства между стенам домов, поднимается выше, чем вода, которая течет по равнине.

Четвертое. Один из ключевых вопросов. Почему не сработала система предупреждения? Городские власти получили предупреждение о наводнении в 10 вечера, потоп начинался в 1:20-1:30. В каждом российском городе существует система ГО и ЧС, на содержание отпускаются огромные деньги, она автоматически вступает в действие, даже не то что там через распоряжение мэра. Вот, ее может запустить по поручению телефонограммы о ЧС дежурный. Тут же включается сирена, сигнал «Внимание», тут же по улицам едут патрульные машины с мегафонами. Вот для того, чтобы предотвратить трагедию, достаточно было включить сирену, проехать с мегафоном, приказать жителям собраться в высокой непострадавшей части города... Вот я только что говорила о перуанской этой несчастной Чосике. Там в более ужасающей Нахаловке в этом самом апреле 2012 года погибли 2 человека. И в итоге мы имеем губернатора Ткачева, который говорит жителям Крымска «Что, нужно было каждого обойти? Это невозможно». Вот это заявление за пределами добра и зла. И я как-то вот там не представляю себе, если бы через 10 лет после первого наводнения городок Рэпид-сити снесло снова, и там мэр или губернатор сказали бы что-нибудь подобное.

Есть еще несколько история. Нерасчистка русла реки. На самом деле, тяжелый вопрос, потому что было очень много экологов, которые были против того, чтобы расчищать русло реки. Ну, понятно, что нерасчистка русла спровоцировала заторы, плотины, которые потом прорывались и которые, соответственно, создавали большую воду.

Еще несколько моментов. Уже писалось, очень точно отмечалось. Дорога. Дорога, которая фактически проходит над рекой на не очень большой высоте. Судя по всему, в начале наводнения большое количество веток сбилось под мост этой дороги, создавая тем самым плотину. Когда около часа ночи воду прорвало, это и была та первая вещь, которая начала губить Крымск. Не могу сказать, что это такая вещь, которая просчитывается заранее. Это, вот, действительно, если дорога и автомобильная насыпь сыграла свою роль, то это, действительно, такая история как в Колорадо. Очень трудно просчитать заранее, но, очевидно, надо принимать во внимание потом. Это как раз одна из тех вещей, о которых я говорила, что если вы живете в техногенном окружении, то у вас просто не может быть явлений чисто природных. Если у вас есть дорога, она как-то участвует в плюс или в минус в наводнении.

Далее. История с водохранилищами, с Неберджаевским и Варнавинским. Еще раз повторяю, я могу задавать только вопросы, но вопросов, на самом деле, там очень много. И все далеко не так просто. По поводу Неберджаевского водохранилища, во-первых, его состояние. Построено в пятьдесят каких-то годах, состояние жуткое. В 1999 году было принято решение о реконструкции, насколько я понимаю, выделялись какие-то деньги. Вопрос, где эти деньги. В 2009 году принято новое решение, оно объявлено было аварийным. И насколько я понимаю, именно под этим предлогом оно было передано в частные руки, вот в ту самую компанию «Евразийский», которая сейчас фигурирует в уголовном деле (владельцы ее фигурируют). Уголовное дело первоначально заключалось в том, что целая группа компаний, которым принадлежало в том числе Неберджаевское водохранилище, была куплена сначала за 60 с небольшим миллионов долларов, а потом у ВЭБа был получен кредит свыше 70-ти и компании были куплены снова. А разницу там в 11, по-моему, или 14 миллионов долларов (я даже сейчас не помню) попилили. Это было по первоначальному предположению следствия. И самое удивительное, что ровно в тот момент, когда случилась катастрофа, в которой фигурирует, в том числе постоянно склоняется на все лады Неберджаевское водохранилище, господа Светлицкий и Балло, которые в этой истории фигурировали в качестве обвиняемых, переведены в разряд подозреваемых следственными органами. Это произошло, вот, ровно через 2 дня после трагедии в Крымске. Это, на мой взгляд, какой-то такой невероятный плевок в лицо обществу, потому что, ребят, одну секунду, мы сейчас говорим не о Крымске, мы сейчас говорим о том, в каком состоянии было водохранилище. И вот те люди, которые его покупали на государственные деньги... Вернее, кто-то, кто покупал его на государственные деньги, переплатил там 14 миллионов долларов. И следствие сначала думало, что это сделали владельцы и господин Балло, а теперь оно не знает, кто это сделал. Может быть, это сделала их горничная.

И самое важное что? Что насколько я понимаю, вот тогда, в 2009 году водохранилище было приватизировано именно потому, что было сказано, что «вот вы знаете, оно находится в аварийном состоянии, его надо ремонтировать, и поэтому мы его передадим в частные руки». И оно было передано в частные руки. А, собственно, частные руки стали взимать плату за воду с населения города Новороссийск и этим, собственно, модернизация ограничилась. А уже в апреле этого, 2012 года была принята очередная, уже правительственная программа, где тоже были выделены деньги на модернизацию Неберджаевского водохранилища и... Нам все время рассказывают, что у водохранилища не было донного спуска, что, типа, оно не могло ничего затопить, потому что у него не было донного спуска. Это очень немножко странно слушать, потому что... Ну, вот, люди, которые это говорят, они понимают, что они говорят? Ну, это как сказать «Знаете, у этой ванны не было дырки внизу». Вот, у вас дома стоит ванна, у нее нет внизу дырки. Какая вероятность, что ванна затопит соседей, если у нее дырка есть или у нее дырки нету? Наверное, если у нее дырки нету, ванна находится в более аварийном состоянии. Это вопрос, почему дырки нет.

На самом деле, есть, насколько я понимаю, сведения о том, когда и как спускали воду с Неберджаевского водохранилища – это сказал Виктор Волосухин, это директор Института безопасности гидротехнических сооружений, который, собственно, разрабатывал проект реконструкции. Он утверждает, что слив на водохранилище начался с часа ночи и шел до пяти утра через шахтный водосброс, 75 кубометров в секунду. Это, на самом деле, очень небольшой поток воды. Судя по тому, что мы сейчас понимаем, то там на Крымск вылился чуть ли не объем годового... Так сказать, столько, сколько может вылить Волга. Там речь идет о, видимо, объемах воды порядка 1000-1400 кубометров в секунду. Там, 75 кубометров в секунду через штатный сброс плюс там что-то, что лилось через верх, потому что технологическая дорога размыта и, видимо, через верх лилось, ну, это 100 кубометров максимум. Кажется, это очень немного, понятно, что это погоды не сделало, но, все-таки, обращаю ваше внимание, время, когда лилась вода, с часу до пяти утра, то есть то самое время, когда происходил основной потоп. Понятно, почему она лилась – потому что водохранилище переполнилось само от дождей. Понятно, что она добавила небольшое, но для кого-то, возможно, оказавшееся смертельным количество воды в Крымске. И самый главный вопрос такой. Ведь, если бы у водохранилища был донный спуск или хотя бы включили насосы в 5-6 часов вечера, то можно было бы откачать некоторую, пусть очень небольшую часть этой воды и она не попала бы в Крымск.

Причем, насколько я понимаю, еще такой момент, что, на самом деле, водохранилище стояло пустое. То есть оно стояло пустое, потому что там был гидроудар, потому что там снесло задвижку на Новороссийск. Соответственно, его выкачали, потому что насосами-то его можно выкачать. И, вот, получается такая двойная история, которую должна распутывать комиссия, которую не должны распутывать журналисты. Комиссия должна сказать: «Смотрите, с одной стороны, водохранилище, будучи пустым, аккумулировало в себе такое-то количество воды, и это хорошо, потому что это то количество воды, от которого был избавлен Крымск. С другой стороны, если бы у него был донный спуск и если бы включили насосы гораздо раньше, то оно могло бы дополнительно избавить от некоторого количества воды Крымск, и это не произошло».

Еще раз повторяю, это все пока вопросы, это не ответы. Но и бесспорно, в каком состоянии находилось водохранилище, на это тоже комиссия и прокуратура должны отвечать и что это вообще за история с приватизацией водохранилища? Если честно, немножко удивлена, потому что даже такой отчаянный либерторианец как я, я как-то совершенно не понимаю: если вам надо приватизировать сервис, который вы оказываете водохранилищу, ну, выставляйте сервис водохранилища на конкурс и пусть у вас побеждает тот, кто его будет обслуживать за меньшие деньги. А то, понимаете, все равно деньги бюджетные на обслуживание водохранилища, за воду фактически платит бюджет, а в середине такой стоит частник. То есть получается такая формула нормальной рыночной экономики «товар-деньги-товар». А здесь, вот, формула путиномики «бюджет-оффшор-бюджет». Такой, вот, транзистор, pnp-переход, где только в одном направлении идет ток, и этот ток идет в направлении Кипра.

+7 985 970-45-45, и заканчивая с водохранилищами... На самом деле, у меня самые большие вопросы именно по Варнавинскому водохранилищу, которое расположено на высоте 3 метра над уровнем моря. Напоминаю, что Крымск расположен на высоте, самая нижняя точка – 11 метров над уровнем моря, а самая верхняя – 60. И казалось бы, Варнавинское водохранилище, которое расположено на 7 метров ниже и на 10 километров от Крымска, никак не могло способствовать потопу, о чем все пишут. Но, вот, господин Олег Митволь, который в данном случае выступает не как комментатор, а как ньюсмейкер, потому что это непосредственно его специализация (он у нас работал в Росприроде), так вот господин Олег Митволь утверждает следующее. Это настолько правдоподобный рассказ, он начинается, собственно, с чего? Начинается с того, что директор Варнавинского водохранилища получает накануне предупреждение о возможном паводке, в связи с чем он должен спустить из водохранилища воду и готовится к приему воды.

Так как водохранилище устроено для того, чтобы орошать кубанские рисовые поля, которыми сейчас владеют разные там армянские бизнесмены, директор глядит на небо, понимает, что оно чистое, понимает, что если он спустит воду и воды не будет, то армяне оторвут ему голову и принимает решение ничего не спускать. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. И продолжаю рассказ про Варнавинское водохранилище, которое расположено, напоминаю, на 7 метров ниже Крымска. Итак, директор водохранилища получает предупреждение о дождях. На него не реагирует, что можно понять, потому что за 5 дней он получил 18 различных сводок погоды, в которых дождь то был, то не был. На следующий день он приезжает на работу, видит, что идет дождь. Начинает созывать комиссию, потому что просто так водохранилище тоже не сольешь – надо получить большое количество бумажек. К вечеру начинается слив, и тут вода, которая сливается... То, что говорит Митволь, это то, что говорят, видимо, некоторые гидрологи и то, что возможно, и то, что надо проверять. Вода, которая сливается из мощного Варнавинского водохранилища, как бы, подпирает ту волну, которая спускается с гор, и не дает ей слиться дальше, образуется вот такой подпор. Это, в принципе, возможно. Это, в принципе, могла быть одна из вещей, которые могли способствовать, но, еще раз повторяю, это все вещи, которые надо считать, это все вопросы, которые надо задавать.

Вот сейчас там бродят самые безумные слухи в Крымске. Вот мне пишут: «Юля, на Крымск вылилось все Неберджаевское водохранилище, верхний водосток был подорван». Вот, не было ничего подорвано в Неберджаевском водохранилище. А сыграло оно в плюс или в минус, это большой вопрос, потому что, как я уже сказала, с одной стороны, оно сливалось ровно в тот момент, когда произошел потоп, и подозрительно совпадает дата начала слива (час ночи) с фактическим началом потопа. Но еще раз повторяю, это были достаточно маленькие объемы, которые для кого-то могли оказаться смертельными. Не совсем понятно, что можно было делать, потому что, ну, в общем, сбрасывать эту воду на Новороссийск... На Новороссийск тоже лилась в этот момент вода.

Вещи, которые надо считать. Боюсь, что их никто считать не будет. Очень понятно мироощущение жителей города, которые все уверены, что было спущено водохранилище, которые все уверены, что это нарочно. И это, собственно, показывает градус недоверия к властям. На мой взгляд, это не есть, что это хорошо. Очень сейчас трудно в Крымске отличить слухи самозарождающиеся от реальности. Видно, что доверия властям нет, видно, что действуют они плохо. Какое количество погибших? Я рискну сказать, что, видимо, оно близко к той цифре, которая сейчас называется. Я не верю в цифру в несколько тысяч погибших, в эти слухи, потому что это просто невозможно скрыть. Наши власти обычно не врут, спустя несколько дней. Мы помним все Беслан, когда сначала сказали, что в школе было 350 человек, но потом, все-таки, сказали, сколько в школе было на самом деле.

+7 985 970-45-45. Ну, вот это вот потрясающая картина бардака, которая раскрылась. То есть выяснилось, что у нас есть государство в том смысле, что есть какие-то люди, которые умеют в городе Крымске обеспечивать голоса за «Единую Россию», которые, видимо, за деньги раздают разрешения о том, как построиться в гиблом месте, которые отдают в частную собственность водохранилище. Вот меня тут спрашивают, что делает водохранилище в частной собственности, на чем оно зарабатывает деньги? Деньги оно собирает за воду с жителей Новороссийска на реконструкцию, которая потом проходит за государственные деньги. Понятная схема? По-моему, замечательная. Вот в этом смысле это государство выполняет эти функции. Функции оповещения, защиты населения от природного бедствия, которые предусмотрены и расписаны, оно не выполняет.

Кстати, я вообще хочу обратить внимание, что, ведь, дело, все-таки, не в одном Крымске. Вот, где-то за 2 недели до этого дорогу в Приморье, построенную к саммиту, по-моему, за миллиард долларов, подмыло, причем легчайшим дождиком. Представляете, что там могло быть в случае приморских тайфунов?

Буквально за 2 недели до этого была замечательная картинка на уральском новостном сайте Ура.ру (можете полюбоваться) и у Алексея Навального она была. В Ямало-Ненецком округе размыло стадион, новенький, с иголочки. Вот, просто, знаете, взломало плиты асфальта и так далее. Тоже там был солидный дождик, но, все-таки, стадионы не должно смывать.

Еще одна новость была за 2-3 месяца до Крымска. Мало кто на нее обратил внимание. Поселки Барановка и Русская Мамайка (это все те же Сочи) от оползня пострадали 150 домов, причем, оползень на этот раз имеет исключительно искусственную причину, его причина – грунт, который вывозят с олимпийских строек на гору. Барановка под горой – вот, ползет, меняет русло ручья, дома выворачивает, деревья. И на самом деле, это очень большая проблема, потому что мы видим, вот, есть район Сочи – это узкая полоска плодородной теплой суши, зажатая между горами и морем. Она, в общем, не так уж медленно превращается в район экологической катастрофы и меня беспокоит одно соображение. Вот, считается, что цивилизации всегда развиваются, все лучше и лучше становятся. Это, в общем-то, верно, но только потому, что мы не видим тех цивилизаций, которые погибли. А в человеческой истории довольно много погибших цивилизаций, и в утрированном виде гибель многих из них... Например, это цивилизация индейцев анасази, о которой мало кто слыхал, хотя, ребята, в общем, в Северной, обращаю ваше внимание, Америке, еще до прихода американцев строили 6-этажные каменные дома, или цивилизация майя, о которой слыхали больше. Но, вот, анасази – это классическая история. Люди заселяют аллювиальную речную долину, вокруг изобилие, плодородие, население растет, так сказать, изобилие растет, вместе с изобилием растет население. Из-за населения распахивается склон, срезаются с него деревья и потом в один прекрасный момент приходит ливень, вот тот самый хуаико. Поле со склона сносит в долину. Ни склона, ни долины, все жрут друг друга, причем в буквальном смысле слова. И, вот, вообще-то северные широты, в которых развивались европейские цивилизации, они как-то устойчивее: тропические дожди не смывают в них почву со склонов, население растет медленнее. Но зато не обнаруживают на завтра, что жрать нечего кроме человечины. Я вообще сильно подозреваю, что это способствует формированию более демократических институтов до определенной степени холода. Но, вот, горный лесной склон плюс речная долина, плюс перенаселенность – это равняется склону, который обрушивается в долину.

И вот на фоне общей экологической нестабильности и полного отсутствия стратегического планирования то, что происходит в Краснодарском крае, в принципе, довольно... Ну, понятно, что, все-таки, другая эпоха, другие масштабы, другие последствия. Но ситуация немножечко напоминает историю индейцев анасази.
 

15 Июля 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов