Охота на ведьм в режиме «лайт»

Третья беда России - иностранные агенты. Они, оказывается, всюду

В полку иностранных агентов – читай, врагов Родины – прибыло. В результате прокурорской проверки агентом якобы признан… «Левада-центр» – одна из самых авторитетных социологических служб страны. Об этом сообщили «Известия» со ссылкой на источник в Генпрокуратуре. По данным издания, с 26 декабря 2012 года по 24 марта 2013 года аналитический центр получил 3,9 млн рублей от организаций из США, Италии, Польши, Великобритании и Кореи. Стало быть, пел с чужого голоса.

По странному совпадению, как раз накануне появления утечки о позиции прокуроры социологи «Левада-центра» выяснили, что 55% граждан хотят, чтобы после выборов 2018 года президентом стал не Владимир Путин, а другой человек, а 24% поддерживают радикальный лозунг «Россия без Путина».

Пока длилась проверка, аналитики центра провели еще ряд опросов с неприятными для власти результатами. Например, опубликовали данные, что более половины россиян согласны с оценкой «Единой России» как «партии жуликов и воров» и называют правительство Дмитрия Медведева «неэффективным». Ранее «Левада» «порадовал» Кремль публикацией, согласно которой треть респондентов выступает за прекращение политических преследований экс-главы нефтяной компании «ЮКОСа» Михаила Ходорковского и оппозиционера Алексея Навального.

И вот результат правдоискательства – угроза ярлыка иностранного агента. Как заявил первый замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин, пока организация не получила никаких предписаний из прокуратуры и потому «говорить что-либо на эту тему преждевременно». Но, как известно, дыма без огня в России не бывает. И публикацию во вполне официозных «Известиях» социологам, скорее, следует рассматривать как сигнал: теперь вы под топором ходите, один неосторожный опрос – и…

«Левада-центр» лишь рискует пополнить растущий список тех, кто попал под раздачу. А вот крупная правозащитная организация «Агора» уже пополнила. Аккурат накануне майских праздников прокуратура Татарстана сочла ее иностранным агентом – пришла к выводу, что НКО на деньги из-за рубежа (Фонда Макартуров, фонда Internews , Фонда Сороса) занимается политической деятельностью. Во время начавшихся в декабре 2011 года массовых акций протеста в Москве правозащитники оказывали юридическую помощь активистам, попавшим в ОВД, а сейчас защищают ряд фигурантов «Болотного дела». Кремлю, похоже, это пришлось не по вкусу.

Напомним, самой первой организацией, к которой были применены санкции за нарушение закона о НКО, стала ассоциация «Голос», готовящая наблюдателей на выборах. За отказ регистрироваться в качестве иностранного агента «Голос» оштрафовали в общей сложности на 400 тысяч руб.

Иногда кажется, что рвение прокуроров в поиске «врагов внутренних» – помимо перечисленных, в «черном списке» как минимум 17 организаций в 14 регионах РФ – не знает границ. К примеру, иностранным агентом надзорное ведомство посчитало пациентскую организацию «Помощь больным муковисцидозом», которая поддерживает семьи, где дети страдают этим неизлечимым наследственным заболеванием («Свободная пресса» об этом недавно рассказывала).

Порой доходит до анекдота. Так, иностранным агентом признан… Муравьевский парк в пойме Амура, где гнездятся редкие виды журавлей! «Охрана и изучение птиц признаны политической деятельностью. Грант от Международного журавлиного фонда — иностранным финансированием», – говорится в заявлении работников парка. «Муравьевский парк устойчивого развития — негосударственная организация, где гнездятся даурские журавли и дальневосточные аисты. Уже почти 20 лет здесь борются с пожарами, браконьерством, весенней бескормицей, организуют детские лагеря и экологические праздники, которые пользуются популярностью на весь Дальний Восток», - говорится в документе.

Все это напоминает охоту на ведьм. Правда, пока без сожжений еретиков на кострах или отправкой их на Колыму – стало быть, в режиме «лайт». Причем, эта охота изобличением НКО не ограничивается. Достаточно вспомнить постоянно растущий список фигурантов «Болотного дела». Сейчас подозреваемых по делу 6 мая и тех, кому предъявлены официальные обвинения – 28 (!) человек, причем большинство «опасных бунтовщиков» вполне обычные парни и девушки 19-30 лет.

«Охота» выражается не только в репрессиях, но и в молчаливом игнорировании законных требований граждан. К примеру, в конце апреля Мосгоризбирком в третий раз отказал коммунистам Москвы в регистрации инициативной группы по проведению референдума по вопросам ЖКХ, капремонта и электронных карт. И это несмотря на то, что Верховный суд трижды признавал отказ Мосгоризбиркома незаконным. Власть как бы дает понять: сидите по кухням, дорогие россияне, и не высовывайтесь с митингами да референдумами. А для особе ретивых и недовольных местечко в «болотном» списке всегда найдется…

Получается, вместо того, чтобы решать базовые проблемы – бороться с бедностью, катастрофическим расслоением общества, коррупцией – власть с увлечением ищет врагов, как внутренних, так и внешних. А еще – затыкает рот неугодным.

К чему приведет такая инквизиторская политика?

 

– На мой взгляд, с зимы 2011 года в России начался процесс, который вообще-то называется революцией, – считает лидер Национально-демократической партии Константин Крылов.– Этот процесс идет обычно долго, но примерно в одну сторону. В нем власть является таким же игроком, как оппозиция, и ведет себя вполне предсказуемо.

То, что мы видим сегодня – это так называемое торжество реакции. После первых разрозненных выступлений оппозиции – самое важное, не имеющих позитивной программы – власть перехватывает инициативу и начинает «мочить» противника с той силой, с какой ей дозволено.

Стиль «мочилова», как правило, связан с историческим опытом. Для Владимира Путина 1937-й год – это условная модель, по которой он действует. Это видно по поиску иностранных шпионов, где только возможно («иностранный агент» в русском языке как раз означает «иностранный шпион»), и по представляемым доказательствам – ими, как в 1937-м, становятся любые контакты с иностранцами. Все это говорит о том, что власти важно создать атмосферу страха и взаимного подозрения.

С другой стороны, Путин пытается эмулировать возмущение народных масс. Дело еще не доходит до публикаций в газете «Правда» заметок типа «Расстрелять как бешеных псов Яшина и Кашина», но нечто подобное пытаются изобразить. Другое дело, накал страстей сейчас пожиже, чем в 1937-м, да сам Путин, откровенно говоря, – «хромая утка», то есть правитель, досиживающий свой срок.

В любом случае, фаза реакции крайне неприятна. Думаю, всякого рода политические жертвы еще будут. Но надо понимать: это фаза – лишь неизбежный этап процесса, итогом которого будет сильное, резкое изменение ситуации в России.

Процесс перемен займет еще немало лет. Понятно: ни в нынешнем, ни в следующем году Путин не падет, а политзаключенных не выпустят. Власть имеет запас прочности, и с этим нужно считаться. Тем не менее, период реакции можно пережить, и большая часть из нас его переживет и увидит совсем другие времена. Но эта надежда – не повод сидеть сложа руки. Сейчас на первый план для оппозиции выступает процесс организационного строительства и подготовки программы, содержащей конкретные политические требования. Скоро она понадобится…

 

– Еще в прошлом году в России начался процесс, который я бы назвал консервативной войной, – убежден вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Смысл этой войны – максимально ослабить недовольных Кремлем. По моим ощущениям, режим в декабре 2011 года почувствовал, что против него настроено значительно больше социальных групп, чем он ожидал.

С одной стороны, режим вроде бы отступил – позволил оппозиции провести массовые акции на Болотной и проспекте Сахарова. С другой – на «прямой линии» с Владимиром Путиным рабочие «Уралвагонзавода» из Нижнего Тагила заявили о готовности приехать в Москву и «отстоять стабильность». Мне кажется, именно это заявление укрепило Путина в мысли, что ставку надо делать на простых рабочих и крестьян. А интеллигенция и пресловутый «креативный класс» – лишь потенциальная опора реальной оппозиции.

Другим моментом, который подтолкнул Путина к нынешней политике, стала реакция на российские протестные акции Запада. На Запад у нас внимания не обращают, когда речь идет, например, о судьбе Ходорковского. Да и сам Запад молчаливо признает, что российский президент имеет право разбираться со своими внутренними противниками. Но Запад молчал до тех пор, пока российская власть не особенно сильно преследовала гражданское общество. А сейчас высказал явное сочувствие российской оппозиции, и тем самым вызвал негативную реакцию Кремля.

Тут, конечно, сказалось разочарование российской элиты в западной экономической модели рынка и в политическом образе современного Запада. Для нашего правящего класса Запад олицетворяют Черчилль и де Голль, но никак не современные лидеры. Раз так – позиции Запада уважать не стоит.

Отсюда масштабная кампания против НКО, получающих западное финансирование. С точки зрения власти, даже если правоохранители перестараются и причислят к иностранным агентам организации, далекие от политики – ничего страшного нет, это лишь издержки патриотического порыва. Главное для Кремля – побольнее наказать своих оппонентов, а на мелкие огрехи можно закрыть глаза.

За этим процессом наблюдает российское общество. Оно в целом считает, что власть коррумпирована и далека от интересов простых людей. Но беда в том, что гражданин у нас возмущается властью лишь тогда, когда затронуты его конкретные жизненные интересы. Проблемы экологии, например, воспринимаются средним россиянином исключительно как абстрактные. Поэтому судьба большинства НКО его особо не интересует. Общество не слишком одобряет действия власти, но и вступаться за НКО не станет.

Под это безразличие урезание гражданских свобод будет продолжаться и дальше – до тех пор, пока экономическая обстановка в стране принципиально не ухудшится…

 

– «Единая Россия» и «Народный фронт» – точнее, стоящая за ними администрация президента – пишут законы, говоря военным языком, методом квадратно-гнездовой бомбардировки, – уверендепутат Госдумы третьего, четвертого и пятого созывов Олег Шеин. – Когда закон об иностранных агентах принимался в первом чтении, единороссы выяснили: если не делать ограничений, к категории агентов можно отнести саму «Единую Россию» (партия получает финансирование от предприятий, зарегистрированных за рубежом, например, на Кипре), Русскую православную церковь и все без исключения правительственные СМИ. Поэтому ко второму чтению они вывели провластные структуры из-под удара. Но суть закона не поменялась – практически любая НКО может быть объявлена в России иностранным агентом. Это видно сегодня на примере с Муравьевским парком и «Левада-центром».

На деле, нынешние действия Кремля – это попытка не допустить развития гражданского общества в стране. Власть стоит в глухой оборонительной стойке, но ее стратегия, на мой взгляд, совершенно бесперспективна…

Свободная Пресса

 

7 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов