«Герои труда» вместо права на труд

 

 
«Герои труда» вместо права на труд. Власти продолжают эксплуатировать ностальгию общества по СССР

 

Власти продолжают эксплуатировать ностальгию общества по СССР

Уходя все дальше от принципов социальной справедливости, положенного в основу СССР, российские власти, тем не менее, продолжают апеллировать к советскому прошлому. Речь, прежде всего, идет о заимствовании символики «государства рабочих и крестьян». Вслед за старой мелодией советского гимна, званием матери-героини и нормами ГТО кремлевские политтехнологи вспомнили еще одно почетное звание - «Герой труда».

Презентация «хорошо забытого старого» прошла в Константиновском дворце в Санкт-Петербурге и была приурочена к празднованию Первомая. В торжественной обстановкеВладимир Путин впервые в современной истории России вручил пяти россиянам орден «Героя труда». Первым, кто был удостоен «реанимированного» звания, стал известный дирижер Валерий Гергиев. Хотя в этом смысле было бы логично все же начать с ведущего специалиста в области нейрохирургии, директора института Нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко, академик РАН и РАМНАлександра Коновалова. Среди кавалеров «новой старой награды» по сложившейся в советские годы традиции стали представители рабочих профессий. Юрий Коннов, механизатор с 38-летним стажем, один из ведущих специалистов ООО «Россия-Агро». Еще один герой, которого нашла возрожденная награда, современный Стаханов - машинист горно-выемочных машин шахты «Котинская» в Кемеровской области Владимир Мельник. В 2007 году его бригада установила российский рекорд угледобычи за год (4,4 млн. тонн). Наконец, звание Героя труда также получилКонстантин Чуманов - высококвалифицированный специалист-токарь шестого разряда ФГУП «Приборостроительный завод» (г. Трехгорный Челябинской области), которое находится в структуре госкорпорации «Росатом».

Напомним, президент подписал указ о воссоздании в России звания «Героя труда», по образцу существовавшего в Советском Союзе, 29 марта 2013г. Как отмечается в указе, его удостаиваются граждане РФ за особые трудовые заслуги.

 

В обществе инициатива Путина была воспринята, мягко говоря, неоднозначно. Безусловно, практику нематериального стимулирования и поощрения «передовиков производства» из числа рабочих, врачей, ученых и деятелей искусств можно только приветствовать. Другое дело, что в рыночных условиях главным мерилом общественной значимости труда является «всеобщий эквивалент стоимости», то есть деньги за реализованный товар или услугу. В этом смысле можно усмотреть элемент лукавства, когда вместо достойного денежного вознаграждения за труд гражданам предлагается получить моральное удовлетворение от некой публичной символической акции. Идеологическую эклектичность награды дополнительно подчеркивает «сочетание несочетаемого» - советской звезды и монархического двуглавого орла. К тому же, многих сегодняшних лауреатов, скорее, следовало бы назвать «ударниками капиталистического труда».

К примеру, деятельность главы известного института Нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко наверняка достойно вознаграждается в финансовом отношении. Однако, этим вряд ли смогут похвастать сотни тысяч его коллег по профессии, которые не занимают высокое должностное положение. Например, в ходе недавней «прямой линии президента» фельдшер скорой помощи спросила главу государства, почему власти отчитываются о высоких зарплатах медработников, а она получает всего 3500 рублей.

Очередная идеологическая «потемкинская деревня» также способна вызвать раздражение у миллионов тружеников агропромышленного комплекса, значительная часть которого пойдет под нож по итогам вступления России в ВТО. Памятуя нашумевшую историю о том, как «современные стахановцы» оказываются вынуждены прикрывать датчики метана в забоях, чтобы заработать лишнюю трудовую копейку, не исключено, что инициатива президента «морально поощрить» отдельно взятого машиниста будет воспринята как изощренную насмешку и шахтерами. Эксперты также относятся к введению новой государственной награды довольно скептически.

- Присвоение этого звания в современных российских реалиях расцениваю, как лицемерие, - говорит директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. Поскольку люди труда в РФ совершенно не ценятся и воспринимаются в качестве объектов для эксплуатации. А трудовое право последовательно отменяется. «Накануне первого мая Единая Россия» сделала «большой подарок» трудящимся, приняв поправки в Трудовой кодекс и другие законы о запрете заемного труда. В принципе это самая страшная форма эксплуатации, исключая рабство, но запрет был сформулирован таким образом, что речь, по сути, идет о легализации заемного труда. Этот подход некоторое время назад выразил г-н Прохоров, потребовав легализовать 60-часовую рабочую неделю. Чтобы люди работали по 12 часов в сутки».

СП: - В этом контексте возвращение звания «Герой труда» следует считать моральной компенсацией?

- Если вы недоплачиваете работникам и грабите людей в процессе трудовых отношений, то, по крайней мере, начните их уважать и оказывать знаки внимания. Когда публично проявляется уважение к рабочим специальностям, то через некоторое время снижается норма их грабежа. Хотя бы в силу того, что люди начинают себя уважать. В Советском Союзе «человек» это звучало гордо. А в сегодняшней России это звучит как «раб». Когда у вас был паспорт гражданина СССР в кармане, это означало, что несмотря на то, что некоторые ваши политические права ущемляются, ваши социальные права защищены «железобетонно».

СП: - «Каким образом можно защитить трудовые права граждан в рыночных условиях»?

- Для начала нужно переписать Трудовой кодекс, чтобы привести его хотя бы в минимальное соответствие Кодексу законов о труде СССР. Потому что действующее законодательство не гарантирует работающему человеку даже прожиточного минимума и 8 часового рабочего дня. Таким образом, сегодня государство отрицает права граждан на существование, хотя и декларирует его. Начать следует с того, чтобы государство гарантировало гражданину РФ прожиточный минимум вне зависимости от того, чем он занимается и в каком состоянии находится. Цена вопроса небольшая - по данным Росстата всего 380 млрд. рублей в год. Это шесть процентов от той суммы, которая валяется в федеральном бюджете без движения. Нужно вывести профсоюзы из под фактического подчинения работодателей, и создать настоящую, а не фиктивную трудовую инспекцию. Наконец, необходимо прекратить уничтожение рынка труда России при помощи массового завоза мигрантов. Сегодня с точки зрения защиты труда мы находимся на средневековом уровне.

СП: - Получается, что в современной России Первомай - «праздник со слезами на глазах»?

- Судя по картинке с первомайского шествия в Москве, большую часть его участников составили либо бюджетники, пришедшие за отгулы, либо трудовые мигранты. В России уже есть целые отрасли, которые полностью освобождены от коренного населения в лице русских. Граждан России бизнес и государство замещают теми, кого можно сильнее эксплуатировать и которые готовы платить взятки. Для большинства Первое мая - это просто выходной день. А если кто-то начинает задумываться о защите своих прав, то он начинает вглухую пить.

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий считает, что эстетика, идеология и пропаганда нынешней российской власти предельно эклектична. «Используют то, что хоть как то работает- не важно из какого контекста это было вырвано и каков был первоначальный смысл. Власти комбинируют идеи, как дети строят домики из кубиков».

СП: - Почему такая тактика оказывается действенной?

- Общество само находится в состоянии дезориентации с весьма смутными мировоззренческими ориентирами. Многие люди просто утратили способность рационально связывать факты. То, что возмущает или вызывает иронию у определенной части интеллигенции, у обывателя может вызвать умиление. У нас сегодня запросто могут надеть на демонстрацию красноармейскую шапку и при этом идти с хоругвями, одновременно восхваляя, например, Николая II и Сталина. В символической сфере общества отсутствует содержательный «сквозной» смысл. Я не думаю, что власти специально наращивают этот хаос в целях манипуляции сознанием. Он вызван состоянием регрессивного перехода от более сложной структуры советского общества к менее сложной. Мы проедаем остатки советского, в том числе на уровне символики. При этомдвигаемся в сторону более примитивной формы экономики и социальной организации. При этом я не абсолютизирую достоинства советского порядка. Проблема в том, что нынешний структурно слабее.

СП: - С чем это связано?

- Дело в том, что существующий порядок опирается на более примитивные технологии. Он не создает научных школ и условий для того самого модернизационного рывка, о котором без устали твердят власти. Не говоря уже о том, что нынешний порядок менее эффективен и более коррумпирован. В результате мы сегодня занимаем гораздо более скромное место в мировой экономике, чем раньше. Так что дело не в идеологизированной оценке, а неких объективных вещах. А поскольку дать объективную оценку своим свершениям не могут, им приходится легализовать нынешний порядок с помощью символов старого.

Причем, когда власть пытается мобилизовать консервативные настроения в обществе для защиты сугубо буржуазного порядка, она вынуждена апеллировать к левацким по большому счету привычкам, образам и традициям населения. По принципу, те, кто был лоялен советскому порядку, будут лояльны и новым элитам. Независимо от того, что они выражают прямо противоположные ценности и цели.

http://svpressa.ru/politic/article/67616/

3 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов