О рабовладельческом строе в системе благоустройства Москвы

Аннотация: обсуждаются мелочи из экономики рабского гастробайтерского труда, причины его неприменимости в современном мире. Приводятся конкретные примеры разрушительного действия этой зацикленной на саму себя системы.

Мы периодически обсуждаем такую тему, как криворукая укладка плитки в городе. И всем все более или менее понятно - плитка бывает качественная, а бывает не качественная... для укладки плитки надо провести целый ряд работ по подготовке основания, нужно правильно выдержать пропорции в смеси, нужно верно сделать швы, надо учитывать погоду... Много чего надо. А на практике приходят какие-то таджики, нанятые в Видном, сразу за МКАДом - в прошлом учителя, врачи и повара в своей стране - и начинают укладывать как бог на душу положит, и поленом утрамбовываться, чтобы не очень торчали результаты их труда из земли.

Ровно те же люди занимаются и другим видом работы - благоустройством территории в микрорайонах города. Зимой им выдают мешки с реагентом, который они отправляются сыпать. Для реагента, как и всякого химического вещества, есть вполне четкие нормы применения, в том числе требования по расходу в зависимости от площади. Только таджикским учителям об этих нормах знать не положено, а инструмент им выдают только такой, который соизмерим по стоимости с доверием нанимателя к своим работникам. То есть ничего сложнее лопаты им не полагается. У меня в Бирюлево таджики разбрасывали реагент лопатой из тазика, который нашли на какой-то помойке и поставили на колеса от старой детской коляски. Тротуар получался в "залысинах": где-то реагента было густо, а где-то пусто. Из-за этого под ногами чередовались горки соли в мокрой луже с участками отличного катка. Впрочем, это относительно неплохо: в Железнодорожном снег не убирают вовсе.
 



Проблема в другом: снег у нас не круглый год. Поэтому в остальные сезоны года толпы коммунальных "профессионалов" надо чем-то занять. Весной, как только сойдет снег, они начинают граблями мучать пережившую зиму траву, добивая ее для надежности. Кроме того они красят заборчики в желто-зеленые тона. После того, как они уничтожат остатки травы, и поднимут в воздух облака пыли, смешанной с зимними реагентами, фекалиями животных и продуктами выхлопа автомобилей, они принимаются организовывать новые газоны их привезенной для этого земли. Землю приходится завозить регулярно - ведь прошлогодняя трава зимы, а затем такого "ухода" не переживает. Так как новый слой земли ложится выше бордюрных камней, то дождем почва вымывается в канализацию, забивая сток.

С мая до октября у "профессионалов" благоустройства начинается новая важная страда: они уничтожают свежесозданные газоны. По правилам (причем и так не совершенным) газоны можно косить только на высоту 5-8 см, не чаще раза в 10-15 дней. При этом уничтожению не подлежат парковые травы. У нас косят в ноль, прямо по земле, поднимая тучи пыли. Никогда и никто не думает на какую высоту можно и нужно косить газон. А ведь он - экологическая система - нечто много более сложное, чем гранитная плитка. Правила покоса, например, меняются в зависимости от того, когда был последний дождь. Если дождя долго не было, то покошенный газон в обязательном порядке должен поливаться. Но никто не занимается поливом обычных дворовых газонов, в то время, как покос проводится чуть ли не ежедневно, с каким-то диким остервенением. Создается такое чувство что бывшие врачи и учителя из Средней Азии хотят воссоздать в московских дворах милые их сердцу пустыни и пески.

Как только ресурс травы газонов истощается "профи" принимаются истреблять ресурс почвы. Если точнее они убирают палую листву. По все тем же правилам Москвы этот процесс регламентирован. Так вот - убирать листву во дворах ЗАПРЕЩЕНО. Ее можно убирать только на 10-25 метров в полосе отвода автодорог с интенсивным движением. Почему палая листва важна? Это прослойка, которая препятствует пересыханию почвы, не давая выпариться всей влаге. Кроме того этот слой создает среду и питание для полезных насекомых, таких как дождевые черви, которые в свою очередь способствуют сохранению свойств почвы. Так вот эту полезную листву сдирают граблями, забирая вместе с ней ослабленную вечными стрижками траву. К осени мы имеем лысые мертвые газоны, чтобы повторить цикл варварства в следующем году.
 



Еще раз - это важно понимать: таджикские "профессионалы" от благоустройства являются самоподдерживающейся вредоносной системой, замкнутой сами на себя. Они уничтожают почву, уничтожают зеленые насаждения, портят канализационный сток, засоливают землю, создают облака ядовитой пыли, которой мы все дышим. От их работы не возникает пользы - возникает только новая работа для них же самих. То есть эти гастрабайтеры героически спасают нас от последствий собственной же безумной деятельности. Все эти пляски не имеют ничего общего ни с технологией, ни даже с нашими замшелыми правилами ухода и благоустройства!

В Нью-Йорке я по вечерам вижу машины с людьми, занятыми поливом клумб и цветов. За высаженными цветами ухаживают, их регулярно заменяют. Я не возьмусь оценивать откуда эти люди приехали в город, но они по крайней мере имеют весь садовый инструмент и умеют им пользоваться грамотно. За ними не остается ни грязи, ни пыли - только свежие и красивые цветники. Это не "универсалы", которые на родине лечат людей, а потом в зависимости от сезона года поднимают пыль, высаживают лужайки, убирают листья, дозируют реагенты... Факт в том, что в США таких "универсалов" вообще нет. Тут уже поняли (а может и вовсе не питали иллюзий), что ничто не обходится городу так дорого, как дешевая рабочая сила. У всякого дела есть технология, а обучение технологии стоит денег. Нарушение технологии стоит еще больших денег.

Собственно говоря эта простая истина - экономическая основа отказа от рабского труда. По мере развития человечества число сфер деятельности в которой был нужен простой не специализированный не квалифицированный труд резко сокращалось. Нарушение технологии, или следование устаревшим технологиям обходилось слишком дорого. Поэтому появилась большая потребность в квалифицированных и обученный профессионалах - а это слабо вяжется с возможностями рабовладельческой экономики. Нам постоянно говорят: "Просто наши соотечественники не хотят работать на непрестижных работах, поэтому мы вынуждены нанимать гастробайтеров". Это ложь. Наши соотечественники не хотят работать рабами. Они не хотят быть "универсалами". Но найти компании, которые будут эффективно делать какой-то определенный круг работ - например профессионально заботиться о лужайках - вполне возможно. Это удается сделать в более богатом и сытом Нью-Йорке. Люди готовы работать профессионально - даже на уборке территории. Люди не готовы быть бесправной серой массой, сгоняемой начальником куда угодно - то ли на голосование на общественных слушаниях, то ли на уборку снега.

Причина пыли в городе по сути та же, что и причина некачественной укладки тротуарной плитки: постепенный откат экономики России в сторону рабовладельческих отношений. В зависимости от того, насколько провально живет та или иная отрасль хозяйства, настолько провально складывается и ее экономика. Какие-то сферы деятельности у нас вполне рыночные (айти в значительной части), где-то все еще действует советская плановая экономика (например ВПК, часть машиностроения, нефть и газ), где-то мы скатились в натуральное хозяйство, где нет никаких возможностей конкуренции, зато есть явные или скрытые формы бартерного обмена (в сельском хозяйстве, от части). И, наверное, нет ничего провальней и сиротливей в России - чем отрасль городского хозяйства и ЖКХ. Поэтому не удивительно, что ее экономика скатилась к рабовладельческой.

Для того, чтобы оценить одну из важных причин происходящего стоит посмотреть на карту Москвы, в сравнении, скажем, с Пермью. Я позаимствовал кадры у Михаила Якимова. Обратите внимание - на представленных картах закрепление участков за собственниками. Если в Перми придворовые территории закреплены за соответствующими домами, и жильцы дома являются владельцами земли на которой живут, то в Москве собственность жителей города заканчивается крыльцом дома: вокруг распоряжаются и хозяйничают какие-то посторонние силы, типа управ районов.
 

Это карта участков в Москве:

Москва

 

Это карта участков в Перми:
Пермь

То есть жители Москвы не распоряжаются газоном у их собственного дома. Стоит ли удивляться, что там по-идиотски распределяется земля под парковки, что там никто никогда не построит коллективного гаража для велосипедов или склада для ненужных вещей (обычная штука в Европе), стоит ли удивляться, что там хозяйничают рабы господина Бирюкова, превращающие газоны в пустыни? Пока жители города не являются хозяевами земли, на которой живут, никакого благоустройства территорий быть не может. Пока у земли нет собственника, не может возникнуть и ответственного отношения к ее использованию, ответственного отношения к благоустройству (я не хочу сказать что это условие достаточное - и что в Перми теперь все великолепно - но оно необходимое).

Сейчас город живет в странном состоянии - заказчиком благоустройства является Департамент ЖКХ и благоустройства, а не жители города. И этому департаменту, естественно, нет никакого интереса пытаться улучшать эффективность экономики этой сферы. Иначе господин Бирюков обеднеет и вовсе останется не у дел - так как управлять рыночной экономикой этот "человек выпиленный из цельного куска древесины" не умеет.

Крах существующей государственной системы начнется не на Болотной площади - он начнется в Московских дворах, когда у них появятся собственники. Именно класс мелких собственников - средний класс - способен стать заказчиком и проводником качественных изменений экономики государства. А без изменения экономики любая политическая надстройка скурвится на следующий же день после смены. Поэтому я очень равнодушно отношусь с РосЖКХ или РосЯме - они не формируют класс собственников, они просто служат образованию потребителей. Это не меняет экономику существующих отношений. Я думаю, что и посильная и понятная задача для гражданского общества в стране, которая будет активно поддержана широким кругом населения, - это уход от рабовладельческой системы в благоустройстве и ЖКХ городов, с выдавливанием рабского гастробайтерского труда, подпитывающего карманы не эффективных чиновников. Можно сколько угодно говорить об "электронной демократии" - но предмета для разговора не появится до тех пор, пока в стране нет нормального класса собственников - без него не востребована ни "электронная", ни "суверенная" демократия. Такие дела.
 
28 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов