Почему в стране нет дешевой свинины и говядины

 

 
Мясной сговор. Почему в стране нет дешевой свинины и говядины

Мясной сговор

 

Высокие розничные цены на продукцию животноводства в России, на фоне снижения закупочных цен после вступления страны в ВТО – это «антиэкономическое безобразие», заявил премьер-министр Дмитрий Медведев. По мнению премьера, ситуацию поможет исправить корректировка закона о торговле. Но эксперты говорят, что никакими изменениями закона здесь не поможешь.

«Цены на продукцию животноводства у нас снизились практически на треть, а в магазинах цена не изменилась - это означает, что экономические регуляторы не работают», - заявил Медведев во вторник, 16 апреля, на селекторном совещании по дополнительной поддержке животноводства. И предложил ФАС разобраться с вопросом монопольного завышения цен на рынке.

Напомним, что в 2010 году вступил в силу закон о торговле, который запрещал любые наценки на социально значимые продукты питания, к которым относится молоко и мясо. Однако ритейлеры довольно быстро научились обходить этот закон, предлагая поставщикам заключать договора на дополнительные маркетинговые услуги. Ритейлеры навязывают договоры на возмездное оказание услуг в нагрузку к договорам поставки, и поставщики вынуждены их заключать, хотя и не нуждаются в этих услугах, в итоге цены на прилавках растут.

В результате, закон о торговле совсем не упростил отношения поставщиков с ритейлерами, а наоборот – увеличил их затраты на присутствие товаров на полках. В ответ ритейлеры говорят, что закон о торговле работает и выполняется, но маркетинговые договоры у супермаркетов будут, так как они отличная площадка для рекламы некоторых видов товара, а для алкоголя - вообще единственная. А ФАС не может предпринять никаких действий, потому что поставщики говорят, что условия договоров их полностью устраивают. Например, в прошедшем году ведомством было выявлено 163 нарушения закона о торговле, из которых 79% остались безнаказанными.

В связи с этим Медведев предложил разработать изменения в законодательство: «Раз антимонопольное законодательство не срабатывает, значит, оно несовершенно, и нужно его менять». По словам премьера, «закон о торговле всегда был достаточно пустым, откровенно говоря». Что очень странно, ведь именно профессиональный юрист Медведев, будучи президентом в 2010 году подписывал это «пустой» закон. Может ли быть такое, чтобы тогда он этого не заметил?

Почему закон о торговле не работает? Почему сети диктуют условия поставщикам? Почему в России изживают мелкого и среднего торговца, как класс, а потом спрашивают, отчего продукты дорожают? Все эти вопросы «СП» адресовала непосредственному участнику рынка - президенту Союза предпринимателей и арендаторов России Андрею Буничу.

- Как показала практика, все, что прописано в теории закона о торговли, очень легко обходится участниками рынка, и его корректировка не приведет к снижению цен на продукцию животноводства на рынке. Дело в том, что глава правительства Дмитрий Медведев – юрист по образованию. Кроме него, юристом является и его первый заместитель Игорь Шувалов, и вообще в правительстве доминирует юридическое образования. Это приводит к тому, что власти слишком сильно уповают на законы. Они думают, что главное написать какой-то правильный закон, после чего ситуация магическим образом изменится.

«СП»: - А на самом деле все получается совсем не так?

- Конечно, потому что на практике рынок руководствуется не законами, а сложившимися нормами взаимоотношений поставщиков и ритейлеров. Как говорит наука социология: когда законы противоречат нормам, сложившимся в обществе, то они не исполняются, а когда соответствуют нормам – то они вообще не нужны. Иными словами, если на рынке продовольствия в России отсутствует конкурентная среда, если нет конкуренции между продавцами, то никакие законы здесь не помогут. Потому что главным определяющим для цен на российском рынке является не закон, а действующие сетевые ритейлеры, которые фактически держат монополию в столице и в регионах, и разговаривать с ними на языке закона бесполезно – они его не нарушают, а умело обходят.

«СП»: - Что нужно сделать для того, чтобы цены на мясо действительно снизились?

- Во-первых, должна появиться реальная угроза для сетевиков, в виде входа на рынок новых участников, которые будут конкурировать с ними ценой. Нужно, чтобы барьеры входа на рынок для конкурентов были снижены, а для этого в первую очередь надо, чтобы логистические цепочки распространения товаров не были монополизированы узкой группой лиц, чтобы на рынке работало множество параллельных сетей. Вот за этим должно следить именно государство - это как раз его в его компетенции. Власти должны отслеживать критические зоны, где не хватает конкуренции, и вводить туда конкурентов, путем улучшения для них финансовых условий.

Второе – это товарные интервенции на рынке, и создание государственного продовольственного резерва – по примеру зернового фонда. Существование такого резерва даже потенциально будет влиять на цены продавцов, не давая им бесконтрольно их поднимать. А если на рынке цены начинают расти, то власти должны проводить интервенции, выбрасывая на рынок определенное количество товаров по низкой цене, и тем самым опуская средние рыночные цены. Для этого у государства должны быть свои агенты на рынке, через которых оно сможет проводить интервенции – по примеру того же Центробанка, который таким образом удерживает курс рубля через продажу долларов.

«СП»: - Раздача талонов малоимущим, по которым они могут купить товары по низким ценам, поможет в борьбе с их ростом?

- Да, и этот метод для регулирования цен сейчас очень активно применяется в ведущей экономике мира – в США. Там малоимущим семьям раздаются талоны на продовольствие, причем, поставки продуктов по ним осуществляются только национальными производителями, что дает им определенную фору перед дешевым импортом. Но главное – это сбивает цены, потому что значительная часть потребительского спроса на продукты в стране удовлетворяется за счет талонов, которые получают уже 30 млн американцев. Все это не дает продавцам разогнать цены, и никакого закона для этого не требуется.

«СП»: - В законе о торговле прописано ограничение монопольного положения 25%-ми, как же получилось, что торговые сети захватили рынки, и почему ФАС не может с этим бороться?

- Дело в том, что ФАС может вмешаться лишь в том случае, если сети начинают поглощать конкурентов – ведомство запрещает такие сделки. Но на российском рынке монополизация происходит вовсе не за счет покупки конкурентов, а за счет того, что прежние его участники уходят, а новые не могут войти из-за высоких барьеров. Начальные вложения в бизнес слишком большие, а условия кредитования в России – хуже некуда. К тому же складские помещения и все логистические цепочки уже давно контролируются другими участниками, которым совсем невыгодно появление конкурентов. И ФАС здесь ничего сделать не может – этим должно заниматься Минэкономразвития, которому нужно разработать программы развития конкуренции, предполагающие налоговые и прочие льготы для новых участников продовольственного рынка, и предложить их региональным властям.

«СП»: - Но ведь властям гораздо проще работать с крупными ритейлерами – взятки и откаты гораздо больше, поэтому мелкий и средний продуктовый бизнес вымывается, а на его место приходят сетевые супермаркеты с высокими ценами?

- Именно так и происходит, потому что по мелкому бизнесу со стороны власти в последнее время был нанесен целый ряд «нокаутирующих ударов», таких как запрет на торговлю алкоголем, сигаретами, и последним из которых может стать двукратное повышение страховых взносов. И мелкие торговые точки, находящиеся в шаговой доступности от жилья или коммуникационных узлов, не выдерживают давления и закрывают бизнес, который становится нерентабельным, а люди вынуждены идти за товарами в супермаркеты, где цены низкими не бывают. С этим должны бороться местные власти, в правительстве которых есть департаменты, отвечающие за поддержку предпринимательства, но на деле ничего подобного не происходит – именно по тем самым причинам, которые вы назвали.

«СП»: - Можно сделать вывод, что малый продуктовый бизнес в России обречен на вымирание?

- По крайней мере, сейчас происходит именно так. И в первую очередь потому, что малые предприниматели не имеют практически никакого политического влияния ни в приемных губернаторов, ни в Госдуме, ни в правительстве. В отличие от них, крупные торговые сети имеют «крышу» во всех этих местах, и еще зачастую - в администрации президента. Поэтому в случае принятия каких-то решений власти, они всегда будут оказываться в проигрыше. Выход один – государство должно позаботиться о том, чтобы объединения мелких и средних предпринимателей в России стали настолько мощными и влиятельными, чтобы могли отстаивать свои права. Но пока об этом остается только мечтать…

 


 

Между тем, судя по заявлениям премьера Медведева, может показаться, что вступление России в ВТО оказало на российский продовольственный рынок исключительно положительное влияние. «Российский рынок стал более открытым, более прозрачным, и давление импорта способствует снижению цен на нашу продукцию где-то на 30%», - заявил Медведев. Однако на самом деле, врезультате этого отечественное животноводство, например, оказалось между двух огней - себестоимость продукции дорожает, а цены приходится снижать.

Как заявил на совещании губернатор Белгородской области Евгений Савченко: «Затраты на производство килограмма свинины составили 73 рубля 80 копеек без НДС, а цена реализации - 58 рублей 20 копеек». Поэтому животноводы будут вынуждены сокращать поголовье скота и рабочие места, а в перспективе – иметь проблемы с выплатами по банковским кредитам.

В нынешнем году на поддержку животноводства правительство планировало выделить 60 млрд рублей, но когда стало понятно, что этого недостаточно, было принято решение дополнительно выделить животноводам еще 42 млрд рублей.

Однако, как утверждают губернаторы, одними деньгами положение животноводческих предприятий не исправить - с производством проблем нет, на складах лежит продукция на миллиарды рублей, но реализовать ее мешает наплыв дешевого импорта.

А губернатор Брянской области Николай Денин добавил к этому, что, к примеру, птицеводство в России сегодня настолько развито, что 4-5 регионов обеспечат мясом птицы всю страну, а что тогда делать остальным? Поэтому нужны меры и для поддержки экспорта российской продукции животноводства.

 

Фото:Павел Лисицын/ РИА Новости

http://svpressa.ru/economy/article/66947/

17 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов