Акеллы промахнулись. На смену им пришли волчицы

 

 
Акеллы промахнулись. На смену им пришли волчицы. Мужчины слишком долго были в привилегированном положении, за что и поплатились

 

Мужчины слишком долго были в привилегированном положении, за что и поплатились

Накануне 8 марта большинство мужчин озадачено. Международный женский день, как никак. На каждом шагу – напоминание.

Правда, на самом деле никакого «международного женского дня» не существует. Одно название. Маркетинговый ход, так сказать.

8 марта, впервые отмеченное в 1911 году в Австрии, Германии, Дании и Швейцарии, сегодня широко празднуется лишь в России.

В странах, которые, отдавая дань советскому прошлому, принято называть «братскими», 8 марта – чаще всего либо День Матери (как в Беларуси), либо «призрак коммунизма» (как он позиционируется националистическими силами в Украине). В США этого праздника просто не существует. Нет его и в большинстве европейских стран. Там это обычный рабочий день, тоже с душком социализма, кстати. Женщинам, конечно, дарят цветы больше обычного, но так чтобы массово, на государственном уровне – не дождетесь.

Зато 8 марта в России – день выходной, праздничный. Поздравляет президент. Поздравляет премьер. Поздравляет руководитель. Внимания женщинам – предостаточно. Они вроде бы отдыхают, вроде бы королевы.

А вот мужчины, наоборот – вкалывают.

Купить цветы. Приготовить завтрак. Сводить на шопинг. Вечером – в театр или ресторан. Быть щедрым. Быть обаятельным. И главное – быть терпеливым. Терпеливым как никогда. Пожалуй, наиболее сосредоточенные, будто у саперов в работе, лица у мужчин именно 8 марта. Но это если муж сознательный.

Если же муж так себе, тогда задачи снимаются. Остается одно – спрятаться подальше, дабы под каблуками не мельтешить. Можно, например, выпить с утра. Чтобы день зазря не прошел.

Впрочем, все это – скорее из серии «так принято» (хотя пьяных мужиков действительно много). По правде же напрягаются 8 марта женщины не меньше (а может, и больше), чем в любой другой день. К обязанностям домашним и социальным добавляются факторы эстетические: вроде выглядеть красивой, женственной, ухоженной. Поэтому с утра и в салон сбегать, и дома чистоту навести. В общем, день как день. Только с большой ответственностью.

Собственно, главное непрерывное состояние российской женщины – это ответственность, переходящая в озадаченность. Надо, как говорят в футболе, сыграть за себя и за того парня.

На мужиков ведь – надежд мало. 8 марта в данном контексте – лакмусовая бумажка отношения российских мужчин к своим женщинам в принципе. Отношения, которое можно описать излюбленной фразой моего соседа: «Молчи, женщина, твой день – 8 марта».

И день этот в большинстве случаев так себе. Нет, сунут цветы, конечно, вручат подарок, чмокнут в щеку. Но всё это через силу, что называется, скрепя сердце, будто принудили.

Хотя, само собой, бывает, удивляют размахом, масштабом замысла. Вроде комнаты, заставленной цветами. Или роскошным подарком. Но это часто воспринимается как некое заглаживание вины. Не доверяют кавалерам дамы.

Их, в общем-то, с детства учили не доверять. Никому. И особенно мужчинам. Заборное «все мужики – козлы» или телевизионное «все мужики – сво…» повторялось, будто мантра. Повторялось, как правило, матерями-одиночками, которых в России испокон веков много. В силу как объективных (войны, голод), так и субъективных причин, главная из которых – слабость мужчин.

Долгое время система – политическая, социальная, культурная – работала исключительно на них.

Это ведь чисто русское выражение: «Мужик-то бабу себе завсегда найдет». Во-первых, потому что так называемых баб больше чисто количественно. Во-вторых, потому что мужик сохраняется дольше. Наконец, в-третьих, потому что он мужик, который всегда и во всем прав.

А если, что не так – терпи, бабонька, такова наша нелегкая женская доля. Фраза эта – еще одна мантра, популярная и в царское, и в советское время. Терпели – побои, унижения – и не жаловались. Ведь жаловаться женщине в России, что называется, «западло». Свои не поймут.

Тем более, все беды от баб, как известно. О том и Гоголь писал, и Салтыков-Щедрин, и Толстой. А многие богословы и оккультисты шли еще дальше, называя женщину «бездушным сосудом дьявола».

Что ж, в двадцать первом веке сосуд, похоже, открылся. И дьявол, сидящий в нем, что та Лилит, вырвался наружу. Феминизм уверенно цокает каблуками по планете. Женщины маскулинизируются.

Они и так, чисто физиологически, развивались стремительнее, были хитрее, выносливее, приспособленнее, но теперь еще и успешнее социализировались. Особенно в больших городах.

Женщины – в топ-менеджменте. Женщины – в политике. Женщины – в искусстве. И чувствуютони себя там более чем комфортно. На первых ролях. Мужчина же, наоборот, задвинут подальше.

Слишком долго он был в привилегированном положении. И, как любой, находящийся на вершине, расслабился. Акеллы промахнулись.

На смену им пришли волчицы. Они опаснее, они беспощаднее. Потому что жалостливость у женщин – обычное дело, а вот с состраданием – проблемы. Так их воспитали, в условиях, приближенных к боевым.

Мужчина же наоборот стал мягким, слабым, жеманным. А главное – неспособным на серьезные поступки.

Женщинам ведь после развода оставляют детей не потому, что законы такие (законы написаны мужчинами, а они себе не враги), а потому, что женщина в случае чего реально сможет поднять ребенка. Ей не в первой. А вот новосельцевы – они только в кино. В жизни реальной – это штучный товар.

«Мы – поколение мужчин, воспитанных матерями», говорил Тайлер Дерден. Американец, а вот фраза его – из чисто русской действительности. Россия и, правда, воспитала поколение «облаков в штанах». Они даже выглядят соответствующе. Субтильные, инфантильные, с женскими сумочками и челочками.

А рядом – крепко сбитые, решительные девушки, знающие, чего они хотят от жизни, и представляющие, как этого добиться.

Потому что концентрация «самости» в мире неизменна. Инь всегда уравновешивает ян. Другой вопрос, что принимать эта «самость» может самые разные формы.

Женское доминирование началось не сегодня. За великим мужчиной и, правда, всегда стоит великая женщина.

Но теперь, похоже, женщины устали оставаться в тени. Они поняли, что вполне открыто могут обходиться и без мужчин. Никто не осудит. Могут зарабатывать, содержать дом, заниматься тем, чем хотят. Женщины вообще лучше переживают одиночество и справляются с трудностями жизни.

Мужчина надеялся на, пожалуй, последний свой козырь – детей. Но и тут оплошал: статистика говорит, что более чем в 70% случаев пара не может иметь детей из-за мужчины. И бессилие половое как отражение бессилия общего.

«Ну где, ну где ты мужчинка?». И, правда, мужчин в основном разобрали. Остались по большей части мужчинки.

Многие из женщин на них не согласны. Лучше жить одной, а не тащить за собой грузом безвольного взрослого ребенка, у которого от половозрелого мужчины разве что борода да эрекция; и то не всегда.

Одинокая женщина выглядит гордой. Хоть и замученной. Но нет сомнений, что она выдюжит.

Одинокий мужчина, не видящий ничего плохого в том, чтобы, например, жить с мамой, выглядит жалко. А жалость, как известно, не вызывает сочувствия.

Хотя и на такого, справедливости ради, найдутся желающие. Особенно в провинции, в маленьких городах и селах, где тянут, что те волы, свою лямку одинокие женщины, воспитанные на прежних традициях и устоях, с детьми на руках и болезнями в медицинских карточках. Тянут, превращаясь в мужиков, плюясь от собственной силы и мечтая хоть на день побыть слабыми.

Потому что весь этот напускной российский феминизм – не идеологический, а вынужденный, сформированный внешней средой. Нужен он женщинам, как пятая нога динозавру.

И без того ведь забот хватает. Главная из которых – быть, собственно, женщиной. А 8 марта особенно.

В ООН этот праздник значится как «Международный день борьбы за права женщин». Но в современных российских реалиях правильнее было бы называть его: «День борьбы за возможность быть женщиной».

http://svpressa.ru/society/article/65225/

8 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов