Зачем России 33 миллиона бюджетников и чиновников?

Каждый второй россиянин работает на государство

Государство - крупнейший в России работодатель. Прямо или косвенно на него трудится половина из тех, кто вообще ходит на работу. В США - только 17%, и то власти этой страны стонут: много, слишком большая нагрузка на бюджет. Странно, уже лет 20 «строим капитализм», а питаться предпочитаем от щедрот государевых. Эксперты говорят: Россия умудрилась «скрестить ужа с ежом», у нас от капитализма одни «свинцовые мерзости», а буржуазных благ нет, потому что главный у нас - не буржуй, а чиновник и госслужащий.

НА ОДНОГО БЮРОКРАТА - ОДНА СЕКРЕТАРША

Чиновников у нас, говорит Росстат, 1 млн. 107,3 тыс. человек. Но в любом министерстве вы найдете еще и секретарш, уборщиц, работников столовых, водителей и прочих нечиновников. А зарплата им из бюджета капает. Если посмотреть, сколько физически людей сидит в красивых (и не очень) зданиях с гербом и флагом, заметим, что на одного настоящего бюрократа приходится один из «обслуги» (такую пропорцию вывел журнал «Вопросы экономики»). Вот вам еще миллион.

В ЧЕМ СИЛА, БРАТ?

Армию мы сокращаем, полицию наращиваем. Россия меньше, чем СССР, а полицейских больше, чем тогдашних милиционеров. На огромную страну тогда приходилось лишь 628 тыс. «анискиных».

Что дал такой прирост полиции? Вопреки распространенному мифу с преступностью в Союзе был полный швах. В 1989 году в РСФСР зафиксировано 12,4 убийства на душу населения, а в Германии - лишь одно. СССР занимал пятое место в мире по этому печальному показателю, уступая пальму первенства только странам вроде Колумбии.

Но сегодня, хотя кадров в МВД больше, убийств тоже больше - 15 на 100 тыс. населения! Остается утешаться тем, что мы не Бурунди, там 22. А в Монако - ноль. Наверное, душат жители княжества противников в объятиях дружбы.

 

ГУПы РЕШАЮТ ВСЕ

В России только федеральных унитарных предприятий - это прямая форма госсобственности - 5700. Немногим меньше акционерных обществ с полным или частичным присутствием государства - 3674. Из общего числа фирм и компаний (около 4,8 млн.) у федеральной власти - 2,8%, у муниципальной - 5,4%. Немного?

Однако штука в том, что госкомпании очень крупные. Пять самых больших компаний в России - именно государственные. Это РЖД (1 млн. чел.), Газпром (400 тыс. чел.), «Связьинвест», Сбербанк и «Роснефть». В них суммарно - 2 млн. чел.

Мне возразят: ну какие же Сбербанк или Газпром государственные? Там и частный капитал есть! Вот-вот, и Росстат так же думает. И компании, где у государства лишь толика, считает частными. Но если фирма в первую очередь решает государственные задачи и ради этого даже поступается прибылью - разве частная она?

ПРИТОРМАЖИВАЕМ

Власть вроде бы понимает, что государства «слишком много». Так, еще в далеком 2005 году Президент России Владимир Путин признал: такая избыточность станет причиной замедления экономического роста. В том году рост ВВП составил 6,4%, в 2012-м - 3,4%. Замедление вдвое - не только из-за госзасилья, говорит Игорь Николаев из компании ФБК, но его вклад есть.

- На государство работает даже больше, чем получилось в результате ваших подсчетов, - говорит Николаев. - В стране огромное количество предприятий, формально частных, но встроенных в госсистему так прочно, что они и дыхнуть свободно не могут.

Даже мелкие бизнесмены - под колпаком. В прошлом году в стране прошло 2,6 млн. проверок бизнеса, бюджет содержит 161 тыс. контролеров.

Избыточный контроль - источник коррупции, пишет в одной из своих работ экономист Ирина Каплинская. И дело не только в том, что бизнесмен предпочитает отмазаться. Всевластие государства порождает у предпринимателей соблазн: качество товаров и услуг не улучшать, ни с кем не конкурировать, а продавить нужный закон, объясняет Каплинская. И если в западных странах давят через легальных лоббистов, у нас - подковерно, подкупая чиновников и депутатов.

 

РАЗМЕР НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ?

Дело не в том, много или мало народу работает на государство, говорит директор Института экономики РАН Руслан Гринберг.

- У нас государство жесткое, многоголовое, избыточное там, где не надо, и слабое там, где надо, например, в здравоохранении и образовании, - считает он.

Это отражается в таком параметре, как отношение расходов бюджета к ВВП. По этому критерию экономисты судят, сколько денег государство готово потратить на развитие гражданина, на то, чтобы он был счастлив, образован и здоров. Если в России это 36%, то в странах вроде Германии или Норвегии - 50 - 52%.

- Поскольку у нас лучший бизнес - это сесть в чиновничий кабинет и давить этот самый бизнес, в госуправление устремляются безответственные любители легких денег, - говорит экономист.

И завершает свои рассуждения анекдотом:

«- А что, Ваня устроился? - Нет, все еще работает».

Дескать, у нас все «устраиваются» в госкормушки, а работать некому. В ответ и я пошутил: на Западе есть рейтинг Doing Businnes («Делаем бизнес»). А у нас - «Доим бизнес». Гринберг посмеялся. Хотя как-то невесело.

 

КСТАТИ

Служащие показывают чудеса размножения

Глава ФАС Игорь Артемьев заявил, что «чиновников в России больше, чем в Советском Союзе во всех республиках, вместе взятых». Однако в 1985 году в системе гос­управления СССР работало 2,4 млн. чел., РСФСР - около 1 млн. чел. В России, напомним, 1,1 млн. Так что насчет «всех республик» погорячились. Другое дело, что чиновники в России хорошо размножаются. С 2000 по 2008 год их стало больше в 1,7 раза. Рост шел в основном за счет областных служащих - их число увеличилось в 2,25 раза. Быстро растут и зарплаты, например, у российских федеральных госслужащих за 2012 год - на 13,1% (см. таблицу).

А что «у них»? Скажем, в США 2,1 млн. government employee - это чиновники плюс офисный планктон, нанятый государством. Цифра - как у нас, но население США более чем вдвое больше нашего, так что концентрация чиновников там меньше.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

«Мы построили компрадорский капитализм»

Что же это за строй в России такой установился? Вроде бы рынок, а народ на государство «впахивает». Этот вопрос мы задали директору Института проблем глобализации Михаилу Делягину.

- В России установился компрадорский капитализм. Вообще-то компрадорскими называются компании, которые работают в какой-либо стране не ради интересов этой страны, а исполняя волю иностранцев. У нас парадокс в том, что компрадорскую политику проводит само государство. Среди прочего оно не дает развиваться собственному бизнесу, именно поэтому на государство трудится так много людей.

Для России это не новая ситуация. Из нее два выхода. Первый: правитель осознает, что элита зарвалась, и объявляет ей войну. Так поступили Иван Грозный, Петр Великий и даже мягкий Александр II. Второй: элита, когда видит, что украсть больше нечего, пакует чемоданы и едет проматывать награбленное за рубежом, а вы живите, как хотите.

Комсомольская правда

14 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 15 Февраля 2013
праильно нахрена врачи учителя полиция и военные
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов