Снова нужен прорыв

Путин призывал вернуть науке ведущую роль в развитии экономики
Плакаты советского времени напоминают нам и о советских успехах в науке. Президент считает необходимыми «проекты, сопоставимые с теми, которые уже были в нашей истории»   

 

 

 

Российская наука способна совершить новый прорыв, сопоставимый по силе с успехом при завоевании космоса и освоении атомной энергетики, считает президент Владимир Путин. Однако есть проблемы, которые сдерживают научный прогресс, который должен обеспечить рост экономики страны, указывают эксперты.

 

Российской науке необходимо вернуть «роль одного из ведущих институтов развития общества и экономики» и «обеспечить все возможности для достойной самореализации специалистов, работающих в научной сфере». Такие задачи Владимир Путин назвал на церемонии вручения президентских премий молодым ученым в области науки и инноваций, передает ИТАР-ТАСС.

 

«Нам нужны проекты, сопоставимые с теми, которые уже были в нашей истории. Это и завоевание космоса, и освоение атомной энергии»

«Нам нужны, безусловно, проекты, сопоставимые с теми, которые уже были в нашей истории. Это и завоевание космоса, и освоение атомной энергии. Проекты, которые в свое время дали импульс практически всем научным дисциплинам и технологиям», – подчеркнул президент.

По его словам, отечественная наука способна на такой прорыв. Уже сегодня по доли государственных расходов на гражданскую науку в ВВП Россия входит в число мировых лидеров. С 2006-го по 2012 год объем федеральных ассигнований на гражданскую науку вырос в 3,4 раза. Будет продолжена и программа грантов. В 2018 году их объем достигнет 25 млрд рублей, уточнил президент. Также для задач модернизации российского ОПК и смежных отраслей уже создан Фонд перспективных исследований.

«Современные научные достижения должны быть востребованы не только государством, но и бизнесом», – уточнил глава государства. «Одна из наших ключевых задач – открыть экономику для инноваций, стимулировать процесс постоянного обновления предприятий и рабочих мест», – заключил Путин.

Наукоемкие отрасли

В России научные исследования сейчас ведутся практически во всех отраслях, просто где-то больше, а где-то меньше. «Конечно, IT-отрасль и телекоммуникации в России сейчас – самая развитая отрасль на свободном рынке. Мы поставляем на мировой рынок сложные научные продукты, хотя объемы экспорта пока небольшие», – говорит газете ВЗГЛЯД директор департамента инвестиций и экспертизы Российской венчурной компании Ян Рязанцев.

«Если в Германии лучше всего разрабатывать машины и станки, в Китае – производить бытовую технику и микросхемы, а в Америке – организовывать продажи или выход на биржу, то в России лучше всего решать самые сложные технологические проблемы. Это одна из наших сильных сторон. Но мы должны еще много сделать, чтобы использовать это преимущество в бизнесе и при конкуренции на мировом рынке», – отмечает эксперт.                                                                                         Также, по его словам, в России активно развиваются биотехнологии и фармацевтические технологии. «Компании, занимающиеся этим, уже выросли, окрепли и сами инвестируют в разработку и производство», – говорит Рязанцев.

Большая активность наблюдается в области промышленных инноваций. «Это разработка систем, которые повышают эффективность производства, в том числе в традиционных областях промышленности: газовой, нефтяной, нефтепереработке, нефтехимии, химии. Инновационные разработки в этих областях – это технологическая база для многих компаний», – отмечает представитель Российской венчурной компании.

Кроме того, огромный пласт разработок российского авиапрома и космической отрасли понемногу смещается в сторону открытого рынка, то есть появляется возможность использования этих инноваций частными компаниями, добавляет Ян Рязанцев.

«Наукоемкие технологии приносят деньги в ядерной сфере, где имеются заделы по коммерциализации технологий. Во-вторых, у нас сильные позиции по информационным технологиям в широком смысле слова. И в числе перспективного направления можно назвать энергоэффектиновность. Пока здесь больше проблем, но если довести эти планы до конца, то будет большой экономический эффект. Если сосредоточимся на этих трех отраслях, то это позволит сделать научный прорыв и увеличить долю ВВП от наукоемких отраслей», – говорит газете ВЗГЛЯД завкафедрой философии НИЯУ МИФИ Станислав Наумов.

«Если в свое время научный прорыв Россия совершила за счет освоения космоса и ядерной энергетики, то сейчас может совершить прорыв за счет IT-технологий и всех тех разработок, которые ведутся в разных областях. Если те проекты, которые сегодня развиваются, окажутся успешными, они действительно станут прорывом для всей экономики страны», – соглашается Рязанцев.

По мнению Наумова, лучше сконцентрировать на двух–трех направлениях и в них добиться в течение 10 лет новых успехов, а не пытаться идти максимально широким фронтом по всем направлениям. По другим исследованиям лучше кооперироваться с зарубежными учеными. «И важно, чтобы научные исследования имели межотраслевой характер, чтобы продукты можно было более широко применять в прикладной сфере», – добавляет он.

Что мешает прорыву

 

«IT-отрасль и телекоммуникации в России сейчас самые развитые отрасли на свободном рынке»

«Создать научный прорыв ничто не мешает, однако для научных исследований необходимо время. Наука только пять–шесть лет назад стала приоритетной областью. Кроме того, нужно увеличить долю частных инвестиций в инновационную сферу, а не использовать только государственные средства», – считает Станислав Наумов.

Однако Рязанцев выделяет ряд проблем, которые тормозят новый научный прорыв. «За границу уехали далеко не все ученые, как принято считать. Люди для создания инноваций имеются, но существуют проблемы, в том числе налогового и административного характера, с тем чтобы вывести наукоемкий продукт на коммерческую основу и заработать на нем», – говорит эксперт.

«Проблемы научного прорыва связаны прежде всего с институциональной средой. Российское законодательство недостаточно оптимизировано для технологического предпринимательства и венчурного инвестирования, его надо срочно улучшать. Второе – надо решать проблемы защиты интеллектуальной собственности, нужны профессиональные суды, которые могли бы работать по таким специфическим делам», – говорит Ян Рязанцев.

Не секрет, что многие изобретения из-за несовершенства нашего законодательства и отсутствия интереса к ним у отечественного бизнеса быстрее внедряются и перекупаются западными компаниями.

«И наконец, нужно снимать административные барьеры для предпринимателей, чем сейчас и занимается АСИ с другими институтами развития. Только предпринимательская энергия может сделать технологический прорыв», – добавляет Рязанцев.

Отдача невелика

 

По количеству исследователей в абсолютном выражении Россия уступает лишь США, Китаю и Евросоюзу. «Однако эта армия ученых крайне неэффективна, что показывают количество международных патентов и международные индексы цитируемости, где мы уже проигрываем некоторым малым и развивающимся странам», –  говорит в своей работе сотрудник Центра прикладных проблем мировой экономики и наукоемких технологий Мурад Гебеков.

Есть проблемы и с коммерциализацией инноваций. По некоторым данным, в России из 300 тыс. зарегистрированных патентов коммерчески используются только 4 тыс.

Россия пока отстает от других стран по инвестированию. Согласно данным Battelle Memorial Institute, Россия замыкает десятку мировых лидеров с объемом расходом на НИОКР в 23,1 млрд долларов, или 1% ВВП. Для сравнения: в СССР затраты на НИОКР составляли 5% ВВП. На первых местах по расходам на НИОКР США (2,7% ВВП), Китай (1,4% ВВП) и Япония (3,3% ВВП). Россия вкладывает в НИОКР в 16 раз меньше, чем США, в шесть раз меньше, чем Китай и Япония.

Отдача от вложений также невелика. Доля высокотехнологического экспорта в товарном экспорте составляет только 3%. Доля в торговле информационным оборудованием ничтожна – 0,2%. При этом рынок информационного и телекоммуникационного оборудования является одним из самых растущих, он оценивается более чем в 1 трлн долларов. Даже доля России в производстве высокотехнологичной продукции в нефтяной отрасли составляет только 2%.

Впрочем, правительство поставило задачу к 2018 году увеличить долю продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики в ВВП в 1,3 раза относительно уровня 2011 года. Взгляд

10 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов