Спасти и сохранить музей Маяковского

Поэт Маяковский пережил Маяковского-человека уже почти на сто лет. И судьба его музея на Лубянке — одного из трех самых посещаемых московских музеев — теперь в центре внимания не меньше, чем желтая кофта поэта и его призывы сбросить Толстого, Достоевского и Пушкина с парохода современности.

В начале декабря 2012 года от дочери создателя экспозиции в музее Маяковскогостало известно, что в феврале его закроют на два года на реконструкцию, а после реконструкции он вообще может превратиться в музей футуризма. За прошедшие два месяца в Москве прошло несколько акций протеста, митинги, поэтические чтения, собирались подписи под петицией — все это в защиту музея. PublicPost рассказывает о музее, о том, как его пытаются переделать и как — защитить.

 

Что за музей защищают активисты

Библиотека-музей Маяковского была открыта в 1938 году в квартире Лили и Осипа Бриков в бывшем Гендриковом переулке (тремя годами ранее переименованном в переулок Маяковского), где поэт жил с 1926 по 1930 год.

В 1968 году фонд музея перевезли в новое помещение — комнату в Лубянском проезде, которую поэт получил в 1919 году и где в 1930-м он свел счеты с жизнью. Поводом к переводу музея послужило обращение сестры Владимира Маяковского Людмилы, которая в письме на имя Брежнева писала: "Здесь (в Гендриковом переулке — PublicPost) будет паломничество для охотников до пикантных деталей обывателя. Волна обывательщины захлестнет мутной волной неопытные группы молодежи, создаст возможность для "леваков" и космополитов организовывать здесь книжные и другие выставки, выступления, доклады, юбилеи и т. п. Крученых, Кирсановых, Бурлюков, Катанянов, Бриков, Паперных и пр., а может быть еще хуже — разных Синявских, Кузнецовых, духовных власовцев, Дубчеков, словом, предателей отечественного и зарубежного происхождения".

Тем не менее, официально новый музей открылся только в 1974-м. В 1987-1989 годах он пережил реконструкцию, которая, по словам архитектурного критика и искусствоведа Григория Ревзина, превратила музей в "четыре этажа тотальной инсталляции" (ему же принадлежит известное высказывание о современном музее Маяковского: "В Москве есть хорошие музеи, а есть один гениальный").

 

Фото: www.museum.ru

Хронология борьбы

Что гениальному музею жить осталось недолго, стало известно 3 декабря 2012 года: дочь одного из создателей экспозиции, Евгения Амаспюра, Анна Амаспюрсообщила на своей странице в Facebook, что музей Маяковского планируют закрыть на капитальный ремонт. Об этом Анна узнала на встрече руководства музея с представителями департамента культуры, куда ее пригласили вместе с отцом.

Анна рассказала PublicPost, что на этой встрече департамент культуры представляли первый заместитель руководителя департамента Екатерина Проничева и начальник отдела музейно-выставочной работы Антон Горянов. На их вопрос о том, получится ли восстановить экспозицию после ее демонтажа, Евгений Амаспюр ответил отрицательно: "Экспозицию нельзя трогать! Все работы по восстановлению коммуникаций не должны затрагивать экспозицию". Такой же позиции придерживалась и директор музея Светлана Стрижнева — это стоило ей должности.

По словам сотрудника музея Марины Красновой, на Стрижневу оказывалось сильное давление со стороны департамента культуры: "Ее вызывали в департамент и предлагали остаться на консультационной должности при новом директоре Надежде Морозовой". Свадебным генералом Стрижнева быть не захотела, и с поста директора музея, который она занимала с 1981 года, ушла по собственному желанию. Анна Амаспюр уверяет, что Надежда Морозова, которая стала новым директором, с Екатериной Проничевой из департамента "ходит под ручку", то есть попросту дружит.

Кадровые перестановки и планы реконструкции не остались незамеченными. В защиту уникальной экспозиции начали собирать подписи, а 20 декабря 2012 годана Суворовской площади прошел митинг, в котором приняли участие сотрудники музея и движение "Рассерженные горожане".

Несколько позже в соцсетях была создана инициативная группа "Музей Маяковского. Спаси и сохрани!". Активисты пикетировали музей с плакатами "Сходи в последний раз" (кассиры уверяют, что после этой акции случился аншлаг) и департамент культуры под лозунгом "Руки прочь от Маяковского". А 20 января в Новопушкинском сквере прошел митинг против руководителя департамента культуры Сергея Капкова.


Фото: Мила Дубровина/PublicPost

24 января в музей наконец-то приехал сам Капков. На вопросы о том, когда музей закроют на реконструкцию, как она будет производиться и как будет происходить празднование 120-летия Маяковского, которое выпадает на начало июля этого года, он, по словам сотрудников музея, отвечал уклончиво, однако до юбилея музей пообещал не трогать. А затем на сайте департамента культуры был опубликован пост-релиз встречи с официальной позицией департамента: "Перед началом капитального ремонта будет проведена техническая фотофиксация экспозиции с необходимыми обмерами... На время ремонта экспонаты будут вывезены из музея". Дополнительных устных комментариев в департаменте культуры PublicPost не дали. Связаться с Сергеем Капковым PublicPost также пока не удалось.

После этой встречи с Капковым один из создателей экспозиции Тарас Поляков сказал, что музей Маяковского для него умер. PublicPost поинтересовался, с чем связана столь радикальная оценка планов департамента культуры:

"Я спросил у господина Капкова, как он относится к словам директора музея Морозовой, которая заявила в интервью "Московскому комсомольцу", что планирует снос одной из инсталляций, посвященной поэме "Хорошо!". Господин Капков ответил, что это все происки желтой прессы и не соответствует реальности: "Принимайте во внимание только мое интервью". Тогда я спросил, где оно опубликовано, — оказалось, что в том же "Московском комсомольце". В нем Капков обещает сохранить все железные конструкции — а это значит, что они оставят каркас, но оторвут от него экспонаты, что разрушит уникальные витрины. Восстановить их уже будет невозможно. Мне стало понятно, что доверять словам Капкова нельзя, и я покинул встречу. Господин Капков после этого назвал меня сумасшедшим".

В данный момент противостояние защитников музея и московских властей продолжается. 27 января у музея прошли протестные поэтические чтения, во время которых в здании дежурил ОМОН — якобы для того, чтобы защитить его от готовившегося погрома. В Санкт-Петербурге в тот же день состоялся пикет в защиту музея, участники которого посвятили департаменту культуры Москвы стихотворение Маяковского "О дряни". На ближайшие дни запланирована акция в Сыктывкаре — так тема из столичной превращается в общероссийскую.


Фото: Валентина Романова

Что любопытно, Анна Амаспюр уверяет, что подлинных вещей Маяковского в музее на Лубянке очень мало — пальто, ботинки и еще несколько предметов. Все его рукописи хранятся в фондах, а те, что в музее, — рукописные копии. Получается, ценность музея — именно в уникальной экспозиции. Зачем департаменту культуры понадобилось ее частично или полностью демонтировать, сказать сложно. Пока высказываются две версии: конспирологическая и банально-экономическая.

Согласно первой, которую сформулировал все в том же "Московском комсомольце" Станислав Белковский, Сергей Капков — доверенное лицо Романа Абрамовича — освобождает место в центре Москвы для нового "Гаража" подруги олигарха Дарьи Жуковой.

Согласно второй версии, деньги, выделенные на ремонт музея (около 20 млн рублей), могут быть потрачены нецелевым образом.

Защитники музея предъявляют властям такие требования: провести необходимый ремонт музея по плану, разработанному бывшим директором Светланой Стрижневой, создать наблюдательный совет из числа создателей экспозиции и специалистов, придать музею статус "музея-мемориала" Владимира Маяковского и провести конкурс на должность директора.

По словам присутствовавшей на встрече в музее Марины Красновой, Сергей Капков уверяет, что и так планировал создавать наблюдательный совет и привлекать к работе специалистов. Надежда Морозова назначена на должность директора музея на один год. Повторит ли музей Маяковского судьбу музея-библиотеки в Гендриковом переулке, сказать пока сложно.

 PublicPost

29 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Роксана , 5 Апреля 2013
= Опасные связи, или «Страсти по Маяковскому!» = 4 апреля 2013 во время переговоров режиссёров театральной труппы «КомедиантЪ» с новым директором музея В.В. Маяковского госпожой Морозовой Н.Г., произошла «странная» ситуация. Разговор шёл позитивно и доброжелательно, появилась даже надежда на продолжение сотрудничества, несмотря на грядущую реконструкцию. Всё же совместная работа с 2001 года – это уже целая история… Многочисленные грамоты и благодарности за спектакли «Он – Сам» и «Машина Чудакова», за участие в мероприятиях ко Дню рождения, Дню Памяти, Дню культурного наследия и т.д. - документально подтверждают тесную связь театра и музея на протяжении 12 лет! Подробный разговор о следующем сезоне перенесли на август, а вот на предложение в ближайшее время сделать профессиональную видеозапись спектакля «Он – Сам» (о котором столько писали критики и который так полюбился зрителям) госпожа Морозова отреагировала положительно, но… вдруг… (дальнейшее с логической точки зрения необъяснимо!) Как только мы упомянули, что спектакль был создан при участии сотрудников музея… нам указали на дверь… «Съёмка исключена! Я вас больше не задерживаю» … При попытке понять и прояснить ситуацию, нам ещё раз подтвердили, что аудиенция окончена. Как можно поставить серьёзный спектакль о Маяковском в музее Маяковского без консультаций сотрудников музея? Почему связь с людьми, работающими в музее с 2001 года с точки зрения директора, пришедшего в 2013, является криминалом? Почему вообще директор культурной организации позволяет себе таким образом прерывать деловой разговор, подчиняясь личному порыву? Что это – дамская истерика или политические игры? Хотелось бы, что бы эти вопросы задал госпоже Морозовой независимый журналист!
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов