Куда исчезает работающее население

Демографический коллапс как главная угроза национальной безопасности

Игорь Гундаров

Об авторе: Игорь Алексеевич Гундаров – доктор медицинских наук, кандидат философских наук, профессор, главный специалист Института лидерства в управлении здравоохранением Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.

 

Активно обсуждаемой в СМИ темой стало снижение рождаемости в России в 2017 году. Причинами называют экономические факторы: западные санкции, кризис доходов, ухудшение ситуации в здравоохранении. Если так – дело поправимое. В действительности же положение намного хуже. Основной причиной явились каскадные демографические реакции (см. «Демографический рубец от реформ», «НГ», 1995, № 115). Их суть в следующем.

Выраженное снижение рождаемости через 18–20 лет приведет к симметричному уменьшению численности 18–20-летней молодежи. Это автоматически ведет к уменьшению брачности с последующим сокращением рождаемости – первый каскадный цикл. Он тут же запускает второй каскад с аналогичной последовательностью событий и длительностью в 18–20 лет. За ним начинается третий каскад и т.д. по затухающей.

В России с начала 1990-х годов рождаемость упала в два раза. Если в 1987 году родилось 2,5 млн младенцев, то в 1993-м – 1,4 млн. Возникшая волна демографического провала через 20 лет привела к внезапному сокращению численности 20-летних на тот же миллион. Их стало 1 млн 400 тыс.: сколько родилось, столько и оказалось (за вычетом младенческой и детской смертности). Еще трагичнее ситуация – в идущих им на смену возрастах 15–19 лет: численность подростков сократилась в три (!) раза: от 1,92 млн в 2005 году до 0,66 млн в 2016-м.

Количество населения трудоспособного стало уменьшаться каждый год по миллиону. Если в 2010 году их было 88,9 млн, то в 2016-м – 82,3 млн. Это означает ежегодные экономические потери в размере 1 трлн руб. от непроизведенных товаров и услуг. За 10 лет число работающих уменьшится на 10 млн. Это самый настоящий демографический коллапс. В результате накопленное недопроизводство ВВП достигнет 45 трлн руб.

Демографическим коллапсом объясняется поразительное сокращение безработицы с 6,3 млн в 2009 году до 4,1 млн в 2016-м. И это на фоне ежегодных банкротств тысяч предприятий с ликвидацией сотен тысяч рабочих мест. Удивительными темпами растут вакансии, достигнув двух мест на одного безработного. Профсоюзы тому не верят, списывая парадоксы на статистические манипуляции. Но факты – упрямая вещь: безработица падает, и вакансии растут.

Премьер Дмитрий Медведев приводит эти данные с гордостью, доказывая оздоровление экономической ситуации. Тогда как все дело – в исчезновении работающего населения, скорость которого опережает сокращение рабочих мест. Без этого число безработных сейчас составляло бы 10–12 млн.

Уменьшение когорты 20-летней молодежи на миллион человек означает сокращение в этом возрасте свадеб каждый год на 500 тыс. Соответственно примерно на 500 тыс. у них уменьшится ежегодное количество рождений (при существующей фертильности) – завершение первого демографического каскада.

Его конец автоматически является началом второго каскадного цикла. Уменьшение у 20-летних рождений на 500 тыс. приведет через следующие 20 лет, то есть в 2030–2040 годах, к симметричному сокращению на 500 тыс. 20-летней молодежи. Их останется всего 900 тыс. Соответственно на 250 тыс. уменьшится число браков. Вслед за этим на 250 тыс. сократится количество рождений. И все повторится как в предыдущем цикле. Справиться с этим будет чрезвычайно сложно. Вполне реальна трудно контролируемая демографическая и социально-экономическая деградация.

Автоматически наступит третий каскад, и к 2050–2060 годам количество 20-летней молодежи скукожится до 450 тыс. Для сравнения: в 1988 году их было в пять раз больше. Если каскадную цепь не разорвать, то к концу XXI века коренное население России переместится в Красную книгу истории. Русский народ будет существовать еще долгие годы, но не в статусе геополитического субъекта. Так живут в хосписе.

Трагичность ситуации начинает осознаваться многими: правительством, Советом безопасности, предпринимателями. Однако что делать для исправления ситуации – ответа нет. Министерство здравоохранения РФ в растерянности, поскольку умеет бороться лишь с курением, ожирением, высоким холестерином и злоупотреблением алкоголя, а они здесь ни при чем. Миграция не спасет положения, ведь нужно ежегодно ввозить по миллиону человек. Пример Евросоюза Европы показал социально-экономическую невозможность аккумулировать даже 800 тыс. приезжих. К тому же аналогичные каскады в странах СНГ заставят их правительства ввести ограничение на выезд собственных специалистов.

Надежда на эффективность финансовых вливаний и модернизации здравоохранения на демографические процессы оказалась иллюзорной. Материнский капитал не изменил динамику рождаемости, которая нарастала с 1999 года. И на этой динамике не видно изменений после 2007 года. Смертность также стала снижаться раньше запуска «Национального проекта здоровья», с 2003-го. Младенческая и материнская смертность вообще падают с 1990 года.

Аналогичные позитивные процессы происходят в большинстве стран СНГ, не предпринимавших специальных усилий. Даже наша официальная гордость – увеличение продолжительности жизни до 71,9 года вызывает усмешку в сравнении с ближними соседями: Азербайджан, Армения – 75 лет, Беларусь – 74 года, Узбекистан, Таджикистан – 73 года, Казахстан, Молдова – 72 года. После нас только Украина – 71,7 года.

Анализ литературного материала, результатов научных исследований свидетельствует о наличии прорывных решений демографических проблем. Но им невозможно пробиться сквозь амбиции «высоких» чиновников, не владеющих даже элементарной статистикой. Требуется профессиональный разговор. Для национальной безопасности отечества нет темы важнее. 

http://www.ng.ru/kartblansh/2017-11-14/3_7114_kartblansh.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
16 Ноября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов