Прожиточный минимум в России искусственно занижен

 

Повышение минимального размера оплаты труда и пересмотр потребительской корзины в России стали очередной статистической манипуляцией, считают эксперты. Государство с их помощью завуалировано снижает социальные расходы.

1 января в России вступил в силу закон, определяющий новый минимальный размер оплаты труда: отныне МРОТ будет составлять 5205 рублей (около 130 евро). Рост показателя составил почти 13 процентов, что превышает официальный уровень инфляции, который по итогам 2012 года, достиг примерно 7 процентов. Однако, как говорят эксперты, такое повышение никак не повлияет на благосостояние россиян и не будет способствовать сокращению уровня бедности в стране. Эксперты считают, что это исключительно косметическая и во многом декларативная мера. Еще более критично они настроены по отношению к новой потребительской корзине, которая также начала действовать в России с 2013 года. 

Занижение МРОТ выгодно власти и работодателям

Как известно, от минимального размера труда напрямую зависят зарплаты - как в бюджетном, так и в частном секторе, пенсии и социальные выплаты. Законом оговаривается, что ни один работник не может получать заработную плату ниже МРОТ. Примечательно, что российским законодательством также предусмотрено, что размер МРОТ не должен быть ниже общероссийского прожиточного минимума. Именно здесь и заключается главное несоответствие: несмотря на то, что эта норма закреплена в Трудовом кодексе, в России она не соблюдается.

По официальным данным, среднедушевой прожиточный минимум в России будет в 2013 году составлять почти 7 тысяч рублей, то есть почти на 2 тысячи рублей больше МРОТ. Эксперты указывают на то, что разрыв значительно больше, поскольку прожиточный минимум трудоспособного человека, на который следует ориентироваться, значительно выше: по подсчетам Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ), в этом году он составит 8600 рублей.

На вопрос о том, почему власти не могут привести МРОТ и прожиточный минимум в соответствие, у экспертов есть два ответа. Во-первых, для государства это слишком дорого. Еще до президентских выборов депутаты от "Единой России" попытались подсчитать, сколько потребуется средств из бюджета для уравнивания показателей. Подсчеты показали крупную сумму: 33 миллиарда рублей. Во-вторых, это невыгодно работодателям. Некоторые из них даже направили свои возражения в Госдуму, узнав о том, что там обсуждается возможность повышения МРОТ до прожиточного минимума.

В частности, так поступило Общероссийское отраслевое объединение работодателей электроэнергетики, которое заявило, что эта мера несет в себе большие риски из-за роста расходов на оплату труда работников и даже может вылиться в рост тарифов на электроэнергию."Это был своего рода шантаж", - заявил DW директор ВЦУЖ Вячеслав Бобков. По его словам, занижение МРОТ в России - это сознательная политика, связанная с затормаживанием роста заработной платы.

В корзине остались только продукты

Экономисты уверены, впрочем, что даже повышения МРОТ до 8600 рублей было бы недостаточно, поскольку реальный прожиточный минимум в России также серьезно занижен. Старший аналитик инвестиционной компании "Риком-Траст" Владислав Жуковский, например, считает, что "реальный прожиточный минимум в России в два-два с половиной раза выше официального". Искусственно сдерживая его, "государство пытается сократить социальную нагрузку на бюджет", - заявил эксперт DW.

Серьезным подспорьем в этой экономии стал новый принцип, по которому в России с 1 января формируется потребительская корзина - а ведь именно от ее стоимости зависит прожиточный минимум. В прежней корзине были представлены все три части расходов: продовольственный набор, непродовольственные товары и услуги. В нынешней осталось только продовольствие. При подсчете общей стоимости корзины цена продуктов будет просто умножаться на два.

Хитрость такого подхода состоит в том, что при пересмотре корзины (а вместе с ней прожиточного минимума) чиновникам теперь будет достаточно посмотреть, на сколько дорожали продукты и удваивать получившую сумму. "В действительности же инфляция по корзине услуг значительно выше, чем продовольственная, а значит, величина прожиточного минимума по факту будет занижаться", - объясняет Вячеслав Бобков. "Это в чистом виде статистическая манипуляция, - соглашается Владислав Жуковский. - Цены на услуги ЖКХ и на транспорт растут в России примерно в 2,5-3 раза быстрее, чем инфляция в целом по стране".

Экономия на бедных

Глава Всероссийского центра уровня жизни уверен в том, что новая схема придумана чиновниками, "которые понимают, что прожиточный минимум не повышать нельзя, но при этом хотят это делать, по возможности его не повышая". При этом самое прискорбное, по его словам, заключается в том, что со временем ситуация вряд ли будет исправляться, инфляция будет столь же неравномерной, новая же корзина утверждена до 2018 года.

"За счет исключения из корзины услуг, которые дорожают ускоренными темпами, власти нацелены на искусственное занижение социальных расходов, направляемых на поддержку малоимущих слоев", - говорит Владислав Жуковский. Таким образом, резюмирует он, государство фактически сделало выбор, на чем будет экономить в условиях затухания экономики: на беднейших людях или на армии чиновников.

ВОПРОС: Можно ли прожить на социальные выплаты, которые выделяет государство беднейшим россиянам?

http://www.dw.de

 

2 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Размещено на сайте : «Будущая Россия заветная Мечта каждого Россиянина» Василий Симчера: Мы уже 20 лет в системном кризисе 12.12.2011 - Василий Михайлович, вы как один из наиболее глубоких экономистов и статистиков нашей страны, проработавший около 10 лет директором НИИ статистики, можете с неожиданной стороны дать характеристику текущим событиям. Наша с вами беседа выходит сразу после сразу после выборов в Государственную думу и почти за четыре месяца до президентских выборов в разгар протестов против фабрикации итогов этих выборов. Но нам хотелось бы узнать другую сторону нашей общей ситуации, насколько те цифры социально-экономического благополучия, которые звучат из уст представителей «властной вертикали», соотносятся с реальностью? Ведь, скажем, увеличение среднего уровня зарплат в 3,5 раза, до 22 тысяч рублей, за последние десять лет, как заявил Путин – это трудно представимая вещь. Еще труднее представимо дальнейшее увеличение данного показателя до 32 тысяч рублей в 2013 году. - Дмитрий Медведев на недавнем съезде «Единой России» сказал, что у нас зарплаты с 2000 года выросли даже в 8 раз. Спрашивается, кому тут верить? Президенту или премьер-министру? Или ни тому, ни другому? Или и тому, и другому? Но как вообще возможны такие расхождения? Тем более – на самом высоком уровне? Если начать разбираться в этом вопросе, то мы увидим, что обе цифры: и «путинская», и «медведевская», - «правильные», но к реальности обе имеют самое отдаленное отношение. О какой зарплате говорил Медведев? О номинальной средней зарплате, то есть о зарплате без учета инфляции и без ранжирования по цензовым слоям. То есть сумма, которая в статистике проходит по разделу «оплата труда», с 2000 года действительно выросла примерно в восемь раз. И это не должно удивлять, поскольку, во-первых, номинальный внутренний валовой продукт (ВВП) России в текущих ценах в 2000 году составлял 7,3 трлн. рублей, а в 2010 году – 44,9 трлн. рублей, то есть увеличился более чем в 6 раз. А, во-вторых, с 2001 года дивиденды, полученные от долевого участия в деятельности организаций, тоже считаются доходами физических лиц, облагаются 9% подоходного налога вместо «стандартных» 13% и включаются в статью «оплата труда». И эти суммы вполне сопоставимы с совокупной зарплатой остального населения России. С учётом этого обстоятельства становится понятным двукратное расхождение в «медведевских» и «путинских» цифрах: президент считал с 2000 года, когда прибыли предпринимателей и зарплаты трудящихся еще не были «слиты в общий котёл», а премьер-министр – с 2002 года, когда эта кулинарно-статистическая операция уже произошла и в два раза повысила показатель «оплата труда». То есть со «средней температурой по больнице» у нас всё выглядит более-менее прилично. Но сама эта «средняя температура» - полная фикция. Потому что при нынешнем уровне социального неравенства, огрубляя цифры, примерно 5% населения России получают 55% доходов, а остальные 95% - 45%. При этом, если считать децильный коэффициент, самые богатые 10% получают 60% доходов, а самые бедные 10% - около 3%, что и дает официальную цифру «дециля», близкую к 20. Но на деле децильный коэффициент применительно к нашим реалиям сглаживает истинную картину социального неравенства, потому что если брать внутренний децильный коэффициент среди «верхних» 10%, то там его показатель будет зашкаливать за 40. То есть у нас есть мизерная сверхбогатая верхушка, «золотой миллион», представители которого или «сидят на чемоданах», или уже выехали на постоянное место жительства за рубеж, лишь формально сохраняя гражданство России; примерно десять миллионов человек «среднего класса», которые обслуживают верхушку и её экспортную «трубу», и 130 миллионов, по сути, нищих россиян, которым достаётся дырка от бублика. Вот такая социальная пирамида у нас построена. И если считать «среднюю зарплату» не «вообще», а хотя бы по цензовым «децилям», то картина получится – уверяю вас, совсем другая: практически весь рост доходов сосредоточится в «верхнем» дециле, где доходы за последние 10 лет выросли в 30 раз, а у остальных девяти десятых он будет мизерным, размазанным на уровне примерно 1,5-2 раза. Потому что российский ВВП – не в текущих, а в постоянных ценах 2008 года – увеличился с 26 трлн. рублей в 2001 году до 39,6 трлн. рублей в 2010 году, почти ровно в полтора раза. Примерно так же за 10 лет выросли и зарплаты. Могу сказать, что это мало, что данный показатель у нас ниже мирового, что среднестатистический житель России за последние десять лет стал беднее по сравнению со среднестатистическим жителем Земли. Спрашивается, где хваленое «удвоение ВВП»? Его нет и не предвидится. Но и это - с учётом официальной инфляции. А реальная инфляция у нас намного выше. Если учесть не только официальную «потребительскую корзину», по которой рассчитывается уровень инфляции, а включить туда рост расходов людей на жилищно-коммунальные услуги, транспорт, связь, лекарства и так далее, то этот рост инфляции полностью и даже с «запасом» съест всё повышение реальных средних зарплат. Мне удалось, еще будучи директором НИИ статистики Роскомстата, «пробить» показатель социальной инфляции, инфляции для наименее защищенных групп населения: инвалидов, неимущих, пенсионеров и т.д. Так вот, социальная инфляция оказалась, по крайней мере, в два раза больше, чем официальная. В 2010 году она равнялась примерно 18%, в то время как официальный показатель инфляции был 8,8%. Но есть еще взятки и поборы, налоги и штрафы, другие «теневые расходы», от которых никуда не денешься в реальной жизни. Они тоже выросли кратно. А следовательно, никакого плюса по доходам уже нет, есть минус, и весьма ощутимый минус, который сам по себе вызывает растущее отторжение населения от всей «властной вертикали». В результате 85% населения России не доверяет власти и не поддерживает власть. Почему же власть не даёт реальных цифр, не показывает людям, где они в действительности находятся, на что могут и должны рассчитывать? Не потому, что это будет стыд и позор – позора они не боятся. А потому, что тогда они должны будут индексировать доходы беднейшей части российского населения. Например, пенсионерам – на 18% социальной инфляции. А тогда «ближние бояре» заорут: где нам брать деньги? Ответ простой: верните сворованные вами деньги! Но тогда это и будет социальная революция – реальная, а не виртуальная, когда статистики на бумаге или в компьютере плюсуют доходы олигархов с доходами безработных, а потом делят на всех поровну. Не хотят, угрожают крахом производства и гражданской войной… Тогда верните хотя бы те средства, которые страна должна получать за нефть, газ и другое сырьё, но которые оседают в зарубежных банках, это примерно 300 млрд. долл. ежегодно! Ведь за проданный товар до 180 дней деньги могут находиться на счетах вне страны, поскольку это считается «текущими», а не «капитальными» сделками. А потом большая часть этих денег, 60% выше «цены отсечения», которая ныне равняется 182,5 доллара за тонну, или 25 долларов за баррель по марке Urals, автоматически направляется в резервные фонды, где обменивается на американские ценные бумаги под 2-3-4% годовых. Сделка завершена, всё по закону. На таких условиях нам разрешают продавать нефть по 100 долларов за баррель и выше. Стоит нам только вякнуть, что мы хотим получать «полную цену» - эта «полная цена» сразу же пойдет вниз, до тех же 25 долларов за баррель и даже ниже. - Это та самая схема, которую мы называем «нефтедолларовым насосом» и которая помогает Америке поддерживать статус доллара как мировой валюты… - Такова сегодня ситуация, обусловленная мировой конъюнктурой. Рушить её – значит рушить и пенсии, и зарплаты, и все социальные выплаты, и всю систему российской власти. В этом смысле мы находимся в западне. - А Россия не может «отвязаться» от этой схемы? - Может, но какие будут последствия? Будет война – не гражданская, а самая что ни на есть настоящая. Причем воевать против нас будет не Америка, не Европа, а исламский мир, который почти весь разными путями, но контролируется из Саудовской Аравии – ведь они из-за нашей «отвязки» потеряют сотни миллиардов и триллионы долларов вследствие падения цен на нефть и снижения квот необходимой добычи. - То есть «загорится» уже не только в Чечне, как было все 90-е годы, а на всем Северном Кавказе, в Центральной Азии и в Поволжье? - Я не исключаю такого варианта. Ведь в ОПЕК уже три года не повышают квоты, чтобы держать цену выше 100 долларов за баррель. Игра-то в этом состоит, и если не видеть её полностью, вы проиграете. - Но, скажем, для Китая, для всей Юго-Восточной Азии и для Европы дорогая нефть – напротив, страшный тормоз их экономического развития. Они должны будут приветствовать снижение цен на «черное золото». - Для нынешней России, для спекулятивной России такое падение цен на нефть станет катастрофой. А для настоящей России это было бы очень хорошо. Потому что, вы поймите, мы даже при цене в 100 долларов за баррель продаем нефть в убыток себе. Потому что нашему народу, если считать все народохозяйственные потери: и падение «несырьевых» отраслей экономики, и хищнические методы добычи, из-за которых от трети до половины запасов остаются в земле и переходят в разряд неизвлекаемых, - если всё это учесть, то себестоимость добычи у нас получится больше 100 долларов за баррель, - не 100, а все 150, даже 200 долларов! Мы сегодня торгуем своей нефтью в страшный убыток себе, а через 18-20 лет нам и торговать будет уже нечем. - Василий Михайлович, а как, по-вашему, на перспективы России может повлиять дальнейшее развитие глобального системного кризиса? - Да мы уже двадцать лет в системном кризисе. Амортизационные накопления приватизируются «олигархами», роста в реальном секторе по сравнению с 1990 годом как не было, так и нет, мы за десять последних лет «отыграли» там в лучшем случае процентов тридцать, а падение в 1998 году было до 60% от уровня 1990 года. Вы людей кормите деньгами или реальным хлебом и мясом? Вы людей одеваете в рубли или в реальные штаны, рубашки и шубы? Вы строите жилые дома из долларов или из цемента, кирпичей и стали? То есть наши перспективы и понятны, и безрадостны. Хотя глобальный системный кризис, о котором вы говорите, может сыграть в нашу пользу – хотя бы за счёт попыток компенсации того жизненно важного импорта, который мы будем не в состоянии оплачивать. Тут надо разделить объективные тенденции, с которыми нельзя «договориться», и субъективные, с которыми «договариваться» можно и нужно. Например, с арабами – держать квоты, с американцами – платить им дань их же «нефтедолларами» и так далее. Рано или поздно, конечно, кризис выстрелит. Та финансово-экономическая модель, которая господствует в современном мире, не может работать вечно. Она уже выдыхается. Даже на нынешнем уровне у американцев есть дыра примерно в 10 триллионов долларов, которую им заткнуть нечем. Бумажными и электронными «дензнаками» тут ничего не сделаешь. Значит, предстоит перелив капиталов и передел мира на основе реальной экономической и военно-политической силы. Сейчас американцы пытаются заткнуть эту дыру, организовав «арабскую весну» на Ближнем Востоке и долговой кризис в Евросоюзе. Но вся проблема в том, что оттуда они больше 2-3 триллионов долларов не выкачают при всём усердии. - А Китай? - Китай готов заткнуть американскую дыру – но только примерно на 5 триллионов. И только в обмен на реальные активы, даже на страны – например, они могут купить Грецию и Португалию. Но Италию или Испанию они покупать не будут. - Нельзя ли, как предлагают многие экономисты, списать эти долги – хотя бы на 50%. - Никакого смысла. То, что раньше стоило миллион, будет стоить пятьсот тысяч. Но и денег у вас будет полмиллиона, а не миллион. Американский Федеральный резерв и «команда Обамы» всё делают по-другому. Они накачивают мировую экономику «пустыми» долларами, чтобы обесценить уже существующие долги. С 2007 года по 2011 год, за четыре года, ФРС раздала крупнейшим банкам мира 16 триллионов долларов, это больше, чем ВВП США, это данные комиссии Конгресса. - А если списать все долги и начать с нуля? - Так не бывает. Потому что кто тогда будет заново брать, скажем, те же доллары или американские ценные бумаги? Для «нулевого варианта» или хотя бы какого-то подобия «нулевого варианта» нужна новая мировая война, по итогам которой победитель будет диктовать условия всем остальным. - То есть должен быть какой-то момент катастрофы, разрыва, «точка Ч»? Когда она, предположительно, может наступить? - Мы на кризис 2008-2009 годов потратили 350 миллиардов долларов. Итог – минус 7,2% ВВП. Китай потратил 600 миллиардов и получил плюс 8,2%. Нас теперь принуждают к следующему, и наше руководство фактически взяло на себя обязательства, придётся их выполнять: что Евросоюзу надо помогать, и открыто, деньгами, и скрыто, через вступление в ВТО, о чём я уже писал в прошлом номере газеты «Завтра». В результате и пошлины, и цены пойдут вверх, а не вниз. От России потребуют отдать все золотовалютные резервы, 500 млрд. долл. Пока они принадлежат – хотя бы формально – нам. А будут отданы за долги наших корпораций с госучастием и банковской системы. В 2013-2014 годах мы потеряем примерно 15% ВВП, это еще минимум 200 млрд. долларов. Это значит, что никакого роста реальной заработной платы не будет, зато будет рост налогов на имущество, прежде всего недвижимость и автомобили. Причем для недвижимости ставка налога в 0,2% не увеличится, зато вырастет налогооблагаемая база, то есть стоимость недвижимости будет рассчитываться не по балансовой, а по рыночной цене. А она выше балансовой от 20 до 100 раз. Причем это будет касаться не только физических лиц, но и малых и средних предприятий. А не можешь платить налоги – расставайся с собственностью. То есть граждан России, как индейцев, будут свозить в специальные социальные резервации, где они будут благополучно деградировать: без работы, без образования, без медицины и без всяких перспектив на будущее. А в идеале – примут законы, которые позволят неплательщиков налогов лишать и гражданства, и гражданских прав. - Жуткую перспективу вы нам нарисовали, Василий Михайлович. Тем более жуткую, что она выглядит весьма реальной… Последний наш вопрос: а что происходит с итогами Всероссийской переписи населения, которая была проведена больше года назад, в октябре 2010 года? Почему они до сих пор не подведены и не опубликованы? Могут ли нищие рабочие из Ульяновска делать хорошие самолёты? Как организуются и проводятся митинги в поддержку Путина Развал агрокомплекса России подкрался незаметно СМИ высмеяли "экономическую" статью Путина - Там получаются какие-то мистические вещи, потому что численность населения страны, особенно в регионах Северного Кавказа, не сходится с теми цифрами, которые декларировались на протяжении последних десяти лет. У нас в 2002 году было заявлено 145 миллионов человек, на начало 2010 года – 142 миллиона человек, теперь эту цифру надо бы подтвердить. А она не подтверждается. Сначала недосчитались 700 тысяч, потом нашли непереписанных и дописанных 1,7 миллиона человек. По всем международным стандартам через полгода нужно давать предварительные итоги, через год – окончательные. У нас всё запланировано уже на четвертый квартал 2013 года. Где проблема? А национально-государственные субъекты Федерации страшно возражают. Потому что им слишком мало жителей написали – у них ведь финансирование идет на душу населения. Требуют повторной переписи, считают, что их «надули» при подсчете. А федеральному Центру неохота уже платить деньги за «мертвые души» - их, денег, и так мало, и так не хватает… Это подаётся как «уточнение данных», а на самом деле идут торг и переписывание. Приходится всех чеченцев считать по два раза: один раз по месту фактического пребывания, а второй – на территории республики. - Остальным, наверное, обидно: почему им можно, а нам нельзя? Потому что они воевали против федерального Центра? Так и мы можем… - Надеюсь, что до этого не доходит, но какая-то возня подковёрная идёт. И госпожа Набиуллина, в подчинении которой находится Роскомстат, этим процессом пытается рулить. А все ссылки на объективные трудности, на низкую квалификацию переписчиков и так далее – не более чем отговорки. Теперь любые результаты переписи не будут соответствовать международным стандартам – вот до чего мы дошли! Хуже, чем в Буркина-Фассо. Беседу вели Александр Нагорный, Николай Коньков ФОРУМ.мск
На сайте «НОВАЯ ГАЗЕТА.РУ» размещено: 03-12-2012 00:33:00 Пенсией — по старости! Новая модель пенсионной системы не выгодна никому При ближайшем рассмотрении оказывается, что путинское «соломоново решение» мог принять лишь человек, не имеющий никакого представления о прошлой пенсионной реформе и не слишком беспокоящийся о том, на что он будет жить в старости. Бурная дискуссия вокруг очередной пенсионной реформы несколько поутихла. Волевым решением президент Владимир Путин отложил все нововведения на 2014 год, а заодно и постановил, что желающие смогут вернуться в лоно распределительной системы, для сторонников же формирования собственной накопительной части пенсии и вовсе ничего не изменится. Иными словами, те, кто за годы реформы удосужился перевести свою накопительную часть пенсии в какой-нибудь негосударственный пенсионный фонд (НПФ) или доверил ее частной управляющей компании (УК), по-прежнему будут получать 6% от своей зарплаты на персональные счета. Для «молчунов» же, оставивших свои счета в ВЭБе, эта цифра снизится до 2% (а потом, может, и вовсе до 0), зато на те же 4 процентных пункта увеличится страховая часть, которая сейчас тратится на выплаты нынешним пенсионерам. Желающие сменить систему смогут сделать это, написав соответствующее заявление в отделение Пенсионного фонда России (ПФР). Казалось бы, подобный подход должен устроить абсолютно всех, поскольку позволяет принять осознанный и ответственный выбор. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что путинское «соломоново решение» мог принять лишь человек, не имеющий никакого представления о прошлой пенсионной реформе и не слишком беспокоящийся о том, на что он будет жить в старости. Впрочем, обо всем по порядку. Взять тех же «молчунов». Им уже сейчас предлагается «кот в мешке». Страховая часть, которую ПФР продолжит им рисовать, конечно, как-то будет учитываться при начислении будущей пенсии, однако, как именно, пока никто не говорит. Пенсионная формула, в которой помимо страховой части будет присутствовать большое количество коэффициентов (как правило, понижающих), пока не готова. Известно лишь, что для получения полноценной пенсии необходимо будет отработать не менее 35 лет (раньше Минтруда предлагал еще более высокую планку минимального стажа, необходимого для получения полноценной пенсии). Кроме того, совсем уж непонятным выглядит сохранение для «молчунов» рудиментарного хвоста в виде 2%, которые продолжат поступать на их индивидуальные накопительные счета. Если уж будущая пенсия должна зависеть от страховой части, имело бы смысл эту страховую часть максимально увеличить. Стоит напомнить, что одним из главных аргументов сторонников очередной перетряски пенсионной системы была именно невозможность накопить достаточную сумму, перечисляя по 6% от фонда оплаты труда. Так что оставшиеся 2% будут либо украшением, либо откровенным издевательством. Источник этого решения понятен. ВЭБу не с руки совсем лишаться привычной для него работы по управлению пенсионными накоплениями «молчунов». Да и правительство уже окончательно подготовило инфраструктурные облигации, основным покупателем как раз и должен был стать ВЭБ, используя для этого именно «длинные» пенсионные деньги. Захотят ли негосударственные пенсионные фонды в эти инфраструктурные облигации вкладываться — еще вопрос, а тут уже есть готовый покупатель, который к тому же будет одновременно и эмитентом. И ВЭБу, и правительству удобно. Но при чем же тут будущие пенсионеры? Что же касается сознательных социально активных граждан, давно уже отдавших свои пенсионные накопления в НПФ или УК, — с ними дела обстоят еще хуже. С чего начиналась прошлая реформа более 10 лет назад? Правительство, озабоченное негативными демографическими тенденциями, пришло к выводу, что предстоящий из-за старения населения рост нагрузки на работника слишком велик и способен либо обрушить действовавшую тогда распределительную систему, либо стать камнем на шее всей экономики. Накопительная система, в которой работники самостоятельно копят себе на старость, была признана более перспективной. Проблема, однако, заключалась в том, что одним росчерком пера заменить распределительную систему на накопительную невозможно: кто-то должен кормить действующих пенсионеров, ничего не копивших, но исправно кормивших еще более старшие поколения. Тогда было решено осуществлять переход постепенно, в течение нескольких десятилетий плавно увеличивая накопительную составляющую, по мере естественного ухода из жизни «распределительных» поколений. Отчисления в Пенсионный фонд России поделили на три части — накопительную, страховую и базовую. Две последние части идут на выплаты нынешним пенсионерам. Со временем накопительная часть должна была расти, а страховая — снижаться. Однако никакого плавного повышения не случилось. Доля индивидуальных накоплений выросла только один раз — с 4 до 6% в 2008 году. С тех пор единый социальный налог преобразовался в страховые взносы, ставка сначала выросла с 26 до 34%, а потом снизилась до 30%. Но 6% от фонда оплаты труда так и оставались неизменными. И, видимо, такими и останутся. В результате гордые обладатели пенсионных накоплений из 22% от фонда оплаты труда, которые их работодатели исправно отчисляют в ПФР, — на индивидуальные счета так и будут получать лишь 6%. Оставшиеся же 16% так и будут направляться в общий котел распределительной системы, из которого получать станут все, вне зависимости от того, какой выбор они сделали. Автор: Максим Блант Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/economy/55707.html
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов