Россия пессимистичная

 

Половина наших сограждан считает, что в ближайшие пять лет жизнь в стране ухудшится

Россия становится страной пессимистов. 56% сограждан считают, что за последние пять лет жизнь изменилась к худшему. Причины такого мироощущения – высокий уровень коррупции, низкие доходы населения, преступность, посягательство властей на демократические права и свободы, растущее число мигрантов. Причем армия пессимистов стремительно пополняет свои ряды. В 2006-м году их было всего 21%, в 2009 – уже 44%, в 2011 – 52%. Таковы результаты опроса, проведенного Исследовательским центром портала Superjob.ru.

Будущее страны также рисуется россиянам в мрачных красках. 45% жителей РФ уверены, что в ближайшие пять лет жизнь в России ухудшится. Предпосылок к тому, как они считают, достаточно: расслоение общества растет, борьба с коррупцией не приносит результатов, экономика остается сырьевой. «Власть делает одно, говорит народу совсем другое, а своих детей и деньги держит на Западе. Еще один сильный снегопад – и страна развалится на кусочки, а премьер будет рассуждать об айфонах и пришельцах», – рассуждают участники опроса. Раньше сограждане были настроены более позитивно. В 2006-м изменения к худшему предвидел лишь 21% россиян, в 2009 – уже 30%, а в 2011 – 42%.

Впрочем, практически каждый третий россиянин верит, что в ближайшие пять лет ситуация в стране улучшится. Правда, исследователи не уточняют, связаны ли эти надежды со сменой политического строя в России. А четверть опрошенных вовсе не верит в перемены – ни в хорошие, ни в плохие. «Изменения, которые проводит наше правительство, несут бюрократический характер и существуют только на бумаге», «к лучшему – не верю, к худшему – не хочу!» – говорят участники опроса.

 

«Именно так назревают революции», – уверен социолог Сергей Белановский.

 

– Это очень интересные данные, – говорит Белановский. – Опрос по единой методике проводили несколько лет, поэтому хорошо видна динамика процессов. И эта динамика поражает. Причин для перелома тенденций нарастания пессимизма нет, поэтому, глядя на цифры опроса, можно сказать одно: именно так в стране назревают революции.

В исследовании есть важный момент – его результаты не коррелируют с официальными статистическими данными. По официальной версии, 2009-й год был кризисным, 2010-й – не слишком удачным, зато сейчас мы практически вышли на докризисный уровень. Стало быть, нарастания пессимизма быть не должно. Но видимо есть вещи, которые толкают людей к пессимистической оценке.

Насколько я могу понять, в исследовании Superjob.ru приводятся результаты количественного опроса. Было бы интересно посмотреть подробнее, в фокус-группах, чем обосновывают люди свое мнение – детализировать опрос, насытить его примерами. Насколько я могу судить по бытовым разговорам, граждане сейчас ощущают урезание социальных статей бюджетов, а управленческие решения, которые этому сопутствуют, кажутся им безумными. Скажем, реформа по слиянию территориально разбросанных школ, которыми теперь руководит один директор и одна команда школьных администраторов. Или реформа медицинских клиник, в ходе которой идет не просто сокращение персонала – ликвидируются целые отделения. С подобными ситуациями люди сталкиваются на каждом шагу.

Внятно никто не объясняет, зачем потребовались эти реформы. На мой взгляд, то ли власть готовится к серьезному кризису, то ли все деньги сожрал военный бюджет. Увеличение военного бюджета (общая стоимость госпрограммы вооружений до 2020 года составляет 20,7 трлн руб, – «СП») – самое безумное решение, которое можно принять в нынешних условиях, что бы нам ни говорили про мировые угрозы. Население второй раз сыграть с собой в такую игру не позволит. Я имею в виду, что советская власть долго и успешно раздувала военный бюджет под разговоры о внешней угрозе, и люди добровольно шли на жертвы ради программы вооружений – по стране только-только прокатились две мировые войны. Но уже к концу 1970-х годов ресурс терпения исчез, а сегодня и вовсе нельзя резко наращивать военные расходы.

В целом, результаты опроса Superjob.ru оставляют тяжелое впечатление – они констатируют нарастание недоверия и даже, возможно, ненависти к власти. В этой ситуации на месте Кремля я бы не стал делать ставку только на силу и пропаганду. Нарастание пессимизма происходит на фоне благоприятных цен на нефть, когда не видно острого кризиса, и вроде бы ничего не ухудшается в экономике. Но есть негативные процессы на микроуровне, которые никем не отслеживаются. Думаю, именно они являются источником убийственно высокой динамики нарастания пессимистичных настроений.

«СП»: – В позднее советское время были такие же настроения?

– Таких опросов тогда не проводилось. В советское время были запрещены репрезентативные опросы всего населения. Разрешались локальные – на одном заводе, в одном населенном пункте, внутри одной социальной группы, скажем, студентов. Всероссийской опросной сети не существовало, а о социологических исследованиях с помощью фокус-групп тогда в России не знали. Вот и получается, что сопоставимых данных нет, и можно говорить только о личных впечатлениях.

По личным впечатлениям – да, уровень пессимизма сейчас и в позднем СССР примерно одинаковый. Правда, в позднем СССР был всплеск оптимизма, связанный с приходом к властиЮрия Андропова, но генсека быстро не стало. Черненко был просто посмешищем, сопоставимым, наверное, с Дмитрием МедведевымГорбачев оптимизма не внушал – он начал демагогическую кампанию, которая вышла из-под контроля.

«СП»: – Нынешний уровень пессимизма – критический?

– К 45% граждан, которые не ждут улучшений в будущем, я бы приплюсовал значительную часть тех, кто затруднился с ответом – они тоже ничего не говорят об улучшениях. Поэтому можно сказать, что наступает критический уровень. Об этом говорят и события, которых мы раньше и представить себе не могли. Например, письмо в администрацию президента вице-премьера по социальным вопросам Ольги Голодец, в котором она подвергла критике «закон Димы Яковлева». На мой взгляд, это знак, что в элитах нарастает растерянность и неадекватность.

Понимаете, хорошая команда управленцев должна понимать, что произойдет внизу, если наверху примут то или иное решение. Сегодня я такого понимания не вижу. А отсутствие адекватного менеджмента на высших уровнях управления государством имеет свои микроэкономические проекции. Нынешние цифры пессимизма в обществе и без того значительны, а через год-другой, не исключаю, они станут запредельными. Как управлять страной в такой ситуации – огромный вопрос…

 

«Похожие настроения были в СССР в середине 1980-х», – согласен депутат Госдумы третьего и четвертого созывов Виктор Алкснис.

 

– На мой взгляд, опрос отражает реальные настроения в российском обществе, – говорит Алкснис. – Да, официальный Кремль уверяет, что в стране все хорошо, что оппозиция не имеет опоры и народ поддерживает Путина. Но реально ситуация напоминает годы советского застоя середины 1980-х. Тогда в СССР тоже все было внешне нормально, и никто помыслить не мог, что всего через пять лет огромная сверхдержава рухнет. Сегодня, как и в 1980-е, народ устал от вранья власти. Все-таки россияне все последние годы надеялись, что наступит время, когда во главу угла поставят закон, что власть начнет реальную борьбу с коррупцией и беспределом чиновников. Сегодня стало ясно, что этим надеждам нет места. Скандалы вокруг Минобороны, вокруг экс-главы Минсельхоза Елены Скрынник наглядно показывают, что высшие чиновники могут безнаказанно творить что угодно и не нести при этом никакой ответственности. Как результат – общество все глубже разочаровывается во власти.

Да, сегодняшние протестные настроения носят «кухонный» характер, как в 1970-1980-е годы. Люди на кухнях пьют чай и ворчат по поводу безобразий, о которых читают в интернете. Они не готовы выходить на улицы, лезть на баррикады. Но печальный опыт Советского Союза показывает, что от таких разговоров до массовых уличных протестных акций – не слишком большое расстояние, которое можно преодолеть в течение нескольких месяцев.

Власть, на мой взгляд, совершает серьезную ошибку. Она уверена, что если у нее есть нефть и газ, она всегда сможет подбросить «быдлу» немного колбасы – и народ успокоится. Так же думала власть и в 1917 году, и в 1991-м. Но рано или поздно цены на нефть рухнут, и Россия окажется в положении пушкинской старухи у разбитого корыта. Вот тогда никому из «кремлевских мечтателей» мало не покажется…

 

«Проблема в том, что российское общество не мотивировано в развитии России», – убеждендепутат Госдумы, секретарь ЦК КПРФ Олег Куликов.

 

– Трудно судить об уровне пессимизма в России по данным одного опроса, – говорит Куликов. – Но бесспорно, этот уровень высок, потому что страна находится в состоянии стагнации. Общество не мотивировано в развитии России, у граждан нет доступа к социальным лифтам, полноценному образованию, доступному жилью. Нет и справедливости – что для нашего народа всегда было особенно важным. Мы видим, что общество загнивает – морально, нравственно. В этой ситуации пессимизм становится типичной реакцией на происходящее…

 

Андрей Полунин

Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

http://svpressa.ru/society/article/62593/

26 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов