Экономика близка к краху: «Если это не катастрофа, тогда скажите мне, что?»

В России есть ресурсы для развития, ими просто не пользуются, уверены эксперты
Текущий кризис выявил тенденцию скрытой безработицы

По итогам 2015 года экономический спад в России составил 3,7 процента от общего объема ВВП. В первые четыре месяца этого года снижение ВВП зафиксировано уже на уровне 1,5 процента. Подобное положение дел эксперты называют приближающейся катастрофой: растет безработица, падают реальные доходы россиян, а вместе с ними и потребительский спрос. При всех негативных факторах в России есть возможности для развития, ими просто не пользуются, говорят экономисты. Свои рецепты оздоровления российской экономики они представили на круглом столе «Экономическая ситуация в России: актуальные тенденции и прогнозы развития» в МИА «Россия сегодня». Подробности – в материале «ФедералПресс».

Наметившаяся тенденция к снижению заработной платы представляет собой новую форму скрытой безработицы, когда формально трудовые отношения с работодателем сохранены, но занятость фактически отсутствует. По данным экономистов, с 2009 года уровень скрытой безработицы в России увеличился в три раза: формальные трудовые отношения с работодателем сегодня поддерживают от 3 до 3,8 млн человек. Еще 4,8 млн граждан, по данным Росстата, числятся безработными. Помимо этого, значительное количество работников вовлечены в программы сокращения расходов предприятий на рабочую силу.

В условиях падения потребительского спроса предприятия вынуждены сокращать количество рабочих мест. Помимо этого, на проблему падения реальных доходов населения наслаивается рост нагрузки, связанной с так называемыми обязательными платежами, и закредитованность населения, констатирует эксперт. «За последние 14 лет средняя зарплата по стране увеличилась на 11 процентов, тогда как платежи за коммунальные услуги выросли на 13. Так, в России сокращается доля доходов, которые население может тратить на приобретение товаров первой необходимости – продуктов питания, одежды. Я уже не говорю о более серьезных инвестиционных расходах, связанных с покупкой бытовых приборов или ипотекой. Кроме того, платными для населения становятся даже те услуги, которые раньше были бесплатными: растут расходы на образование и здравоохранение», – отмечает экономист.«За минувшие два года стало очевидно, что тенденции падения реальных и номинальных доходов большей части населения идут в одном направлении», – считает проректор Института труда и социальных отношенийАлександр Сафонов. По его словам, на это повлияли различные факторы: в первую очередь то, что в отличие от кризиса 2008–2009 годов сегодня наблюдается более продолжительный период сокращений персонала. При этом в большей степени оптимизации подвергается самый устойчивый элемент экономики – крупный промышленный сектор. Одновременно происходит сокращение численности занятых в среднем бизнесе, который в определенной степени мог бы взять на себе решение задачи «рассасывания безработицы».

 
 

Увеличение объема расходов по обязательным платежам Сафонов считает одной из основных причин инфляции и кризиса потребительского спроса в России. «Когда мы рассуждаем о будущих источниках роста, существенная роль должна отводиться именно восстановлению потребительского спроса, поскольку он в значительной степени является источником поддержания рабочих мест и предприятий, работающих в новых секторах (особенно в сервисной экономике и малом бизнесе). Без этого условия говорить о том, что мы сможем достичь устойчивости, не приходится», – говорит он.

В прошлом году экономический спад в России составил 3,7 процента от общего объема ВВП. В первые четыре месяца этого года снижение ВВП составило уже 1,5 процента. Розничный товарооборот в прошлом году, по официальным данным, снизился на 10 процентов – до уровня 1991 года, приводит данные статистики директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. «Ситуация с экономикой такова, что профессиональный юмор экономистов становится все больше черным», – отмечает он. Эксперт уверен, что официальный уровень инфляции занижается в два раза. «Соответственно, если мы посчитаем реальную инфляцию, то это снижение розничного товарооборота – наше с вами потребление, грубо говоря, на 18 процентов. Около 90 процентов россиян сократили свое потребление в лучшем случае на 25 процентов, а то и больше. Это наша адаптация на костях», – фиксирует экономист.

Он отмечает, что при всех негативных факторах в России есть ресурсы для развития, ими просто не пользуются. «У нас в федеральном бюджете до сих пор без движения валяется 7,8 трлн рублей. В пенсионной системе – 3 трлн рублей на фондовом рынке, которые можно направить на модернизацию ЖКХ, когда захочется. Сколько нужно международных резервов страны для того, чтобы обеспечить железобетонную стабильность валютного курса? Согласно критериям Редди, это порядка 183–187 млрд долларов. Их можно направить на развитие хоть завтра», – говорит Делягин.

179ce7dc2e6381ef954949e0bd384b27.jpg

 
 

Эксперт объясняет, что в отличие от инвестиций, которые приносят доход и способствуют развитию страны, резервные средства можно потратить только в условиях дефицита. «Лежащие в заначке деньги – это ваши «гробовые», и вы можете тратить их в условиях черного дня, который с таким подходом обязательно настанет, и деньги закончатся», – поясняет он. По словам Делягина, к бюджетному дефициту приводит как раз отсутствие развития.

«В прошлом году кризис был искусственно перенесен в регионы. В январе-феврале этого года было тоже относительно спокойно. Но уже в марте дефицит федерального бюджета составил 8,7 процента ВВП, в апреле – 8,6 процента ВВП. Если это не катастрофа, тогда скажите мне, что это такое?» – задается вопросом Делягин. Экономист напоминает, что, по прогнозу Минэкономразвития, в ближайшее время реальные доходы населения продолжат сокращаться. Падение будет сопровождаться ростом прибыли корпораций при фиксированной цене нефти и низком экономическом росте. «Единственная причина подобной динамики может быть одна – монополии будут грабить население. Причем, ограбив население, монополии почему-то будут инвестировать в ограбленных, а не в окружающий мир», – считает он.

Выход из ситуации экономист видит в снижении уровня коррупции, ограничении монополий и изменении мотивации государства. По его словам, гарантировать гражданам прожиточный минимум стоит недорого – в пределах 800 млрд рублей в год, из которых значительная часть средств вернется в бюджет через налоги и обеспечит рост деловой активности.

http://fedpress.ru/article/1638505

 

7 Июня 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов