Нефтедобыче в России грозит "труба"

Александр III говорил, что у России только два союзника – армия и флот. В XXI веке это наблюдение приходится отредактировать: у России только два союзника – нефть и газ. Пятая часть ВВП, половина экспорта. Торговля энергоносителями наполняет бюджет, от нее зависит жизненный уровень граждан и, в конечном итоге, потенциал армии и флота.

 

Почему русский царь не отметил роль "черного золота"? Спрос на нефть возник именно в его эпоху, но она использовалась лишь для освещения, когда возник дефицит китового жира. Транспорт, нефтехимия, электроэнергетика – все это порождение индустриальной эпохи. Тенденция последнего периода – рост доли автотранспорта и нефтехимии и снижение доли электроэнергии. Отчасти сбываются слова великого химика Дмитрия Менделеева: "Сжигать нефть – все равно, что топить печку ассигнациями".

 

Теперь у нашего главного союзника — беда. Нефть-кормилица дешевеет на глазах. Цена марки Brent упала до минимума за 10 лет – $43 за баррель. Российская Urals нырнула ниже $40. Всего-то год назад высшие чиновники уверяли, что такого не может быть, и нефтяные цены не опустятся ниже $80-90. Самый высокооплачиваемый менеджер России Алексей Миллер не так давно утверждал, что нефть просто приговорена вырасти до $200. Невозможное случилось. Такова цена наших экономических прогнозов и прозорливость капитанов экономики. И в этом во многом объяснение наших хозяйственных неурядиц.

 

На прошлой неделе правительство убедило Госдуму принять в первом чтении бюджет, который построен на нефтяной цене в $50. Другие ключевые параметры — инфляция не выше 6,4%, среднегодовой курс доллара — 63,3 рубля, экономический рост — на 0,7%. Если ты не член правительства, то в такие цифры не веришь. Не случайно против бюджета высказалось рекордное число депутатов – 151. "За" проголосовали 239, то есть только "Единая Россия". Столь низкий процент поддержки главный финансовый документ страны не имел ни разу. 

 

Несомненно, бюджет будет принят. Только имеет ли он отношение к реальности? В 2015 году уже в феврале бюджет пришлось переписывать. Концы с концами помогает свести девальвация рубля и инфляция, а промышленность продолжает стагнировать. Думаю, бюджет-2016 мы перелицуем еще до того, как снимем украшения с новогодних елок.

 

Ослабление рубля – это удар по гражданам, но подспорье нефтяникам, поскольку половина нефти идет на экспорт. Безубыточность для крупных российских компаний обеспечивается при цене в $20, а операционные расходы у нас сегодня самые низкие в мире – $4 за баррель. В мае 2015 года Россия вышла на первое место в мире по нефтедобыче, оставив за спиной Саудовскую Аравию и США. В 2015 году экспорт нефти вырос на 10%, хотя доход по этой статье сократился почти на 40%.

 

ОПЕК призывает снижать добычу, хотя свою долю намерен сохранить на уровне не менее 40%. В начале декабря состоится заседание ОПЕК в Вене, которое может стать определяющим для мировой экономики. Вряд ли Россия, которая отказалась приехать в Вену, несмотря на приглашение, согласится на снижение добычи. Наполнение российского бюджета в условиях кризиса слишком зависит от нефти. И в 2016 году, по прогнозам, добыча нефти в России вырастет на 1,5% и будет оставаться стабильной еще 2 года. Это 530 млн тонн.

 

Но что дальше? А дальше – труба. В 2019 году добыча на старых месторождениях начнет падать, а для разработки новых необходимы солидные инвестиции. Но инвестиций нет, они ограничены санкциями. Даже Китай, к которому Россия развернулась с открытыми объятиями, пока не горит желанием вкладываться в нашу "нефтянку". Китай ограничился закупками нефти, подняв за 10 лет их объем в 6 раз — до 30 млн тонн в год. По существу, идет совместная разработка одного небольшого месторождения в Удмуртии.

 

Проблема России в том, что освоенные запасы высокорентабельной нефти практически исчерпаны. 70% российских запасов "черного золота" находятся в арктических морях, на труднодоступном шельфе. Добыча там – новое для отечественных нефтяников дело, требующее высоких технологий и современного оборудования, доступ к которым затруднен западными санкциями. И, конечно, нужны капитальные вложения, а инвестиционные возможности бюджета упали. Пока удалось приступить к освоению только одного Приаргунского месторождения в Печорском море, где добывается 600 тыс. тонн нефти. Это нефть высокого качества, идет на экспорт. Цель – поднять добычу до 5 млн тонн.

 

Об уровне технической оснащенности нефтяной отрасли говорит такой красноречивый факт: коэффициент извлечения нефти на российских месторождениях составляет в среднем 27%, то есть 70% остается под землей. В мире существуют технологии, которые поднимают этот показатель до 50%. Наш главный конкурент на нефтяном рынке, Саудовская Аравия, поставила цель поднять коэффициент извлечения до 70-75%.

 

На конференции "Геологоразведка", которая прошла на днях в Москве, министр природных ресурсов Сергей Донской отметил, что впереди нас ожидает ухудшение ресурсной базы, а также сокращение бюджетного финансирования геологоразведочных работ. Россия добывает 14% мировой нефти, а запасов у нас только 5% — это восьмое место в мире. То есть мы качаем нефть, как беззаботные транжиры, и совсем не думаем о неминуемом истощении недр.

 

Суровая реальность такова, что в 2019 году добыча нефти в России снизится до 500 млн тонн, хотя в Энергетической стратегии до 2035 года предусмотрено сохранение нефтедобычи на уровне 525 млн тонн. А в целом, по данным Роснедр, нефти в нашей стране хватит еще на 20-25 лет. 

 

Как все это скажется на рядовом российском гражданине? Как изменится жизненный уровень? Даже сейчас, когда нефти еще хоть залейся, в России 22 миллиона бедных. То есть людей, которые имеют доходы ниже прожиточного минимума. Год назад их было 16 миллионов.

 

Как говорят нефтяники, баррель всегда падает Россией вниз.

 

Сергей Лесков

http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/11/21/1463400.html
Подробнее:http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/11/21/1463400.html

21 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов