ТУАПСИНСКИЙ СУД УСТАНОВИЛ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

 

РЕЖИМА УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ ДЛЯ ЕВГЕНИЯ ВИТИШКО

 

Спираль репрессий против гражданских активистов

в Краснодарском крае закручивается все туже

 

Сегодня в Туапсинском городскому суде было рассмотрено представление Уголовно-исполнительной инспекции по Туапсинскому району в отношении активиста Экологической Вахты по Северному Кавказу и партии "ЯБЛОКО" Евгения Витишко. Это представление является продолжением истории так называемого "дела о заборе", закончившегося летом этого дела вынесением приговора Евгению Витишко и еще одного активисту Экологической Вахты Сурену Газаряну. Из осудили на три года условного срока за нанесение на заборе дачи губернатора Кубани надписей "Саня – вор!" и "Лес – общий!".

В результате судебного процесса судья Сергей Еременко удовлетворил представление Уголовно-исполнительной инспекции и присудил Евгению Витишко продление испытательного срока на два месяца, обязал его судебным решением два раза в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации и не выезжать за пределы Туапсинского районе без предварительного уведомление инспекции. Формальной причиной усиления режима ограничений в рамках условного осуждения Евгения Витишко, стало то, что он, будучи кандидатом в депутаты Законодательного собрания Краснодарского края, ночью после выборов, состоявшихся 14 октября, находился в территориальной избирательной комиссии. То, что Витишко об этом заранее уведомил уголовно-исполнительную инспекцию, судьей Еременко не было принято во внимание.

Однако все обстоятельства этого дела и действия представителя уголовно-исполнительной инспекции перед судом и во время его свидетельствуют о том, что реальной задачей направления уголовно данного представления в суд было создание препятствий  в проведении Евгением Витишко предвыборной кампании в Крымском районе, кандидатом на должность главы которого он был выдвинут партией "ЯБЛОКО" за несколько дней до того, как инспекция направила свое обращение в суд.

Есть все основания полагать, что решение Туапсинского городского суда, ущемляющее гражданские права Евгения Витишко, было заранее предрешенным. Решение судьи Еременко стало очередным проявлением кампании давления на активистов Экологической Вахты по Северному Кавказу путем вынесения несправедливых и не основанных на нормах закона судебных решений, организованной  властями Краснодарского края.

 

Андрей РУДОМАХА

(Экологическая Вахта по Северному Кавказу)

 

Представление Уголовно-исполнительной инспекции Туапсинского района

 

7 Декабря 2012
Поделиться:

Комментарии

Александр Румянцев , 8 Декабря 2012
О независимости судей судебной системы России К вопросу о независимости судьи, работающего в судебной системе Российской Федерации. Большое количество публикаций в различных источниках информации о том , как достичь независимости судьи, работающего в современной судебной системе России, говорит о своеобразной остроте данной проблемы. Возможно ли решить в настоящий момент данную проблему? Что для этого сделать необходимо гражданам России ? Какие законные действия необходимо осуществить для решения данной проблемы ? Попытки, провести так называемую судебную реформу в России , к сожалению необходимых результатов не принесли. Проведение судебной реформы, такой, какая необходима современному обществу, остаётся несбыточной мечтой основной массы граждан . На сайте «НОВОСТИ», 04.02.2011г. ,размещено интервью судьи в отставке, заслуженного юриста России, кандидата юридических наук, Сергея Анатольевича Пашина . Ниже публикуются несколько извлечений из данного информационного материала. « Сергей Пашин сделал анализ нынешней судебной системы в России. Как считает Сергей Пашин, меняется современный суд только внешне, тогда как внутри он остаётся советским и карательным». Далее корреспондент отмечает : « Судебную реформу юрист называет деформацией судебной системы, поскольку реформа и контрреформа, по его мнению, идут параллельными курсами ». Здесь же отмечается , что исполнительная власть просто не представляет, что « суды могут иметь независимость . Судебная власть в нашей стране никогда не соперничала с режимом , а потому режим считает, что суды входят в их часть ». Граждане, кто участвовал в судебных разбирательствах в судах общей юрисдикции, могут подтвердить тезис , что реформа и контрреформа судебной системы идут параллельными курсами . Если провести краткий экскурс в историю, то в памяти всплывает такая тема, как повышение уровня заработной платы судьям . Полемика, в рамках данного вопроса , происходила весьма и весьма сложно. Можно полагать , что вопрос о повышении уровня зарплаты судьям, общество разделил на две части . Одна часть граждан настаивала на том, что ничего конструктивного данная мера не принесёт, другая часть общества настаивала на обратном . Ответ на поставленный вопрос находится здесь же, в приведённом выше интервью: « Поскольку в настоящее время зарплаты судей выросли радикально, то вполне закономерен вопрос, какое влияние это оказало на судейскую коррупцию. Пашин подтвердил, что зарплаты судей в настоящее время довольно высокие, однако на коррупцию это никак не повлияло, поскольку последняя живёт по своим законам . Зато рост зарплаты повлиял на судейскую послушность, которая заметно возросла. Это понятно, никому не хочется терять деньги и льготы ». Так как данное интервью бралось ещё до переименования милиции в полицию, то отмечается , что : « Мало влияния окажет на судебную систему и превращение милиции в полицию. Сейчас, если судья прекращает дело, то это считается браком. Как отмечено в ведомственных приказах, если дело возбудили, то оно обязательно должно дойти до суда, и завершиться обвинительным приговором » . Резюмируя изложенное, можно констатировать факт, что вопросы рассмотренные в вышеприведённом интервью пока остаются весьма и весьма злободневными. С вероятностью 99, 999% можно утверждать, что гражданам, в современных судах судебной системы России, не представляется возможным защитить свои права, свободы и законные интересы. Это не означает, что судебная система России не должна подвергаться соответствующим преобразованиям. Вопрос необходимо поставить в ином ключе: «Что необходимо предпринять или какие действия необходимо осуществить, чтобы судебную систему России реконструировать и довести до такого состояния, что бы она ( судебная система) не утонула в бюрократическом болоте и реформация не превратилась в деформацию. С уважением, ко всем единомышленникам, Александр Румянцев, г.Майкоп, Республика Адыгея.
Кузнецов Анатолий , 8 Декабря 2012

Приговор без права переписки

Судьям могут разрешить, не объясняя причин, проводить заседания в закрытом для прессы режиме

Журналистам собираются перекрыть доступ на общественно значимые судебные заседания. Как сообщил заместитель председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству, коммунист Вадим Соловьев, в ближайшее время документ, об ограничении работы СМИ во время судебных процессов в ближайшее время будет представлен парламентариям. Закон предоставляет судьям право сделать процесс закрытым от прессы исходя исключительно из своих соображений. Сейчас закон разрешает «не пущать» журналистов на судебные заседания только в определенных, четко обозначенных ситуациях. Например, если в ходе процесса каким-то образом затрагивается государственная тайна.

Представители КПРФ и «Справедливой России» уже заявили, что не будут поддерживать этот законопроект. «Единая Россия» и ЛДПР отмалчиваются. Однако это многозначительное молчание говорит о том, что, скорее всего, законопроект попытаются пропихнуть.

- Этот законопроект – очередной шаг власти на пути «закручивания гаек», - говорит Вадим Соловьев. - Суды у нас зачастую необъективны и потому нуждаются в контроле СМИ и общественности. Мне самому пришлось участвовать в политическом процессе по делу нашего молодого активиста, участвовавшего в протестных акциях. Судья творила что хотела, даже меня, депутата Госдумы пыталась не пустить на процесс. И только когда я пригрозил, что за нарушение закона сами работники суда могут быть привлечены к уголовной ответственности, парню дали возможность вызвать свидетелей, предоставили адвоката. А что говорить о тех случаях, когда за подсудимых некому заступиться?! Если дать возможность нынешней судебной системе полностью закрыться от общества, то там будет полный беспредел, особенно на процессах по политическим делам.

Поэтому нельзя допускать, чтобы судьи, благодаря этому закону, стали еще менее уязвимы для критики СМИ. В нашем обществе ситуация такая, что не судей надо защищать от необоснованных нападок на них, а уже граждан и общество от суда. Я категорически против законопроекта и надеюсь, что не только наша фракция, но и коллеги из других фракций проголосуют против него.

«СП»: - Насколько велика вероятность, что этот законопроект удастся отклонить?

- Единственная возможность – мобилизовать все силы: и общественность, и СМИ, и правозащитные организации, и оппозиционные партии. Если удастся привлечь внимание общества, возможно, принятие этого законопроекта удастся сильно отсрочить или вообще отложить. Режим сейчас действует на ощупь, заигрывает с обществом, пытается использовать не только кнут, но и пряник. Вообще, давно уже прослеживается тенденция, что власть осуществляет разного рода вбросы, пытаясь прозондировать ситуацию: что проглотит общественное мнение, а что – нет. Мне известно, например, что готовится новый проект закона о СМИ. Он сейчас проходит обкатку в Комитете по информационной политике, информационным технологиям и связи, возглавляемом Алексеем Митрофановым. Наверно, для этого Митрофанова и сделали председателем комитета, чтобы инициатором этого драконовского закона о СМИ был беспартийный, а не единоросс. К сожалению, попытки всячески ограничить свободу слова будут только усиливаться.

- Сам законопроект по поводу судов я не видел, но по той информации, которую можно найти в СМИ, его появление в очередной раз подтверждает, что власть последовательно идет по реакционному пути, – говорит адвокат Дмитрий Аграновский. – Кстати, предлагаемая законодателями мера не соответствует Конституции России и принятым нашей страной международным обязательствам, в частности, Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), неоднократно указывал нашим российским судам на неправомерность закрытия некоторых процессов для прессы. И это сейчас, когда есть четкий перечень причин, на основании которых судебный процесс может быть закрыт. Без всякого основания не пускали журналистов на судебные заседания по так называемому делу Тихонова-Хасис. Дело о взрыве на Черкизовском рынке – то же самое. А когда был закрытый процесс по взрыву памятника Николаю Второму, дело даже дошло до Европейского суда. И приговор в ЕСПЧ отменили именно на том основании, что на суд не пускали журналистов. Состоялось новое слушание, но уже в открытом режиме. Самый свежий пример – дело оппозиционера Развозжаева. Подписка о неразглашении, которую с нас взяли, имеет единственную цель – не дать нам рассказать правду об этом деле.

В любом случае, ЕСПЧ действует на основании тех обязательств, которые взяла на себя Россия. Как Госдума будет выкручиваться, нарушая эти обязательства новым законом, я не представляю.

«СП»: - На ваш взгляд, какова сегодня роль СМИ в судебных делах?

- Однозначно – положительная. Хоть влияние СМИ на судебный процесс, к сожалению, очень невелико. Однако и при ограниченных возможностях иногда бывает положительный результат. Одно известное дело, которое не буду называть, кончилось тем, что подсудимому дали «двушечку». А если бы не было общественного резонанса, он получил бы пять лет заключения.

Логично предположить, что, в случае принятия закона, суды в России станут еще менее объективными. Ведь СМИ – это форма контроля за властью, в том числе и за судебной. У нас сегодня практически все ветви власти бесконтрольны. Ни отдельные граждане, ни общество в целом, как правило, никак не могут влиять на власть. А данный законопроект – очередной шаг на пути к полной бесконтрольности власти.

- Позиция СМИ во время освещения судебных процессов не всегда конструктивная, - возражает адвокат, федеральный судья в отставке Элина Каширина. – Часто журналисты грешат тем, что выдергивают из контекста яркие фразы, которые могли бы зацепить внимание читателей или слушателей. Поэтому вместо полной информации со всеми деталями общество получает искаженную картину судебного разбирательства. По многим нашумевшим делам ситуация именно такая. Например, я следила за судом над Расулом Мирзаевым. Из сообщений СМИ было невозможно узнать, что там были нарушены уголовно-процессуальные моменты. Это стало ясно только вчера, когда потерпевшие подали кассацию.

«СП»: - Но с другой стороны, присутствие СМИ – порой единственная возможность обеспечить объективность процесса…

- Если судья объективен, честен, а я знаю примеры таких судей, ему все равно, будут ли журналисты на процессе или нет. Но в отдельных случаях претензии к судьям обоснованы, и таких служителей Фемиды сам факт нахождения представителей СМИ в зале дисциплинирует. Некоторые судьи ведут процесс с грубейшим нарушением УПК. То ли потому, что они вообще его не знают, то ли потому, что им невыгодно вести процесс так, как прописано в законе. Поэтому в каких-то случаях удаление из зала СМИ будет иметь отрицательный результат. Но главная проблема именно в том, что нам необходимо добиться такой ситуации, когда судейский корпус будет вызывать уважение населения.

Алексей Верхоянцев

http://svpressa.ru/society/article/61756/

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов