Как отзовется в России всемирный обвал фондовых рынков

Кризис начинается в понедельник

 


Фото: Reuters

Индекс Шанхайской биржи сразу после открытия торгов рухнул на 8,5%, показав худшую суточную динамику с 2007 года. Вслед за Китаем упали все биржи Азиатско-Тихоокеанского региона, которые, в свою очередь, передали эстафету западным рынкам. Так начался день 24 августа, который западные СМИ впоследствии окрестили «черным понедельником» и худшим днем для мировых фондовых площадок со времен глобального финансового кризиса 2008 года.

Из Азии «медвежий» тренд перекинулся на европейские биржи, все основные фондовые индексы которых к концу торгового дня просели примерно на 5%. Чуть позже торги на американских площадках открылись стремительным падением индексов Dow Jones, S&P 500 и NASDAQ (более чем на 5%). В течение дня произошла некоторая коррекция, но закончили день американские индексы все равно в минусе. Российский валютный индекс РТС к вечеру понедельника снизился на 4,94%.

Напряженное внимание российского населения, как уже неоднократно в последнее время, было приковано к рублю. На обвал в Китае немедленно откликнулись нефтяные котировки: цена за баррель Brent опускалась до $42,5, что стало минимальным значением с марта 2009 года. Курс российской валюты, почувствовав сильное давление рынков, перевалил за 70 рублей за доллар впервые с 1998 года, а стоимость одного евро доходила до 83 рублей.

Активных действий от ЦБ никто на рынке не ожидал. Опыт прошлой осени, когда регулятор за один только октябрь потратил более $25 млрд валютных резервов, на этот раз удержал его руководство от дальнейших попыток подпереть рубль. В субботу Дмитрий Медведев, находясь на Курильских островах, обмолвился о грядущих «дополнительных валютных продажах со стороны наших экспортеров» (о которых, кажется, никто из крупных участников рынка даже не слышал), но и так называемые «вербальные интервенции» властей на этом пока закончились.

Читайте продолжение:

«От низкой цены барреля наша экономика страдает чрезвычайно». Аналитик Михаил Крутихин — о «замедлении» Китая и сланцевом благополучии Америки

Единственное, что остается руководству Центробанка в нынешней ситуации, — это поднять процентную ставку на недолгое время или в качестве наиболее экстремального сценария ввести валютные ограничения, полагает доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов.

«Замедление темпов роста китайской экономики на 1% в год — это снижение на 5% цен на нефть и основные металлы, которые Китай потребляет в объемах 30—50% от всего рынка», — предупреждает заместитель директора института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. Нехитрая арифметика показывает, что если опасение о замедлении роста экономики в этом году на 4% окажется верным, то цены на сырье упадут на 20%. При цене $45 за баррель нефти это может означать падение котировок еще на 9 долларов и потерю Россией еще как минимум 2,3% ВВП в следующем году.

Котировки нефти марки Brent уже сейчас идут к тому, чтобы вскоре пробить отметку $40 за баррель, как это уже произошло с американской WTI: «Скорее всего, движение вниз не закончено, и довольно реалистично смотрится коридор $30—40 за баррель, где $30 — это пессимистичный сценарий. Для рубля это означает коридор от 80 до 105 рублей за доллар», — считает экономист Сергей Хестанов.

 

Китайская перестройка

Лихорадку на мировых финансовых рынках спровоцировали сбои в китайской экономике и монетарной политике. За последние годы роль Китая в глобальной экономике существенно возросла (сегодня он занимает 16% от мирового ВВП по ППС — больше, чем Соединенные Штаты), но из драйвера экономического роста для своего региона и для всего мира он постепенно превращается в генератор проблем. Китайская экономика замедляется, и как будет происходить торможение после 25 лет интенсивного экспортоориентированного роста — пока что загадка для всех, включая, видимо, самих китайских министров.

«Одна из причин, по которым падение Китая было таким резким, заключается в том, что китайская монетарная политика искусственно сдерживала падение и рынка акций, и долгового рынка. Однако в последнее время было принято решение либо больше не поддерживать рынок, либо же ресурсов для этого больше не хватало, и в результате китайские рынки обвалились», — объясняет Хестанов. Если бы не искусственная поддержка рынка китайскими властями, то такой волатильности на рынках не наблюдалось бы.

Стратегический взгляд в корень проблем Поднебесной дает более глубокую картину: у Китая на повестке дня стоит разработка принципиально новой экономической стратегии. И эта грядущая смена экономической модели — до конца не изученный, сложный и непредсказуемый процесс — порождает полную неопределенность в экономике, которая нервирует инвесторов больше всего.

Исчерпанную модель роста, основанную на постоянном наращивании экспорта, должна сменить ориентация экономики на внутренний спрос. Для Китая это довольно болезненный транзит, не имеющих никаких универсальных алгоритмов или механизмов.

«Трудно представить себе, что какая-то экономика, тем более нерыночная, способна расти темпами 10% на протяжении 30 лет. Китай сейчас не хочет либерализовать экономику и вводить рыночные методы. Если мы в 90‑е годы сделали это слишком быстро, то он, напротив, слишком медлит», — считает Валерий Миронов.

Поэтому робкие шаги на пути к более свободному курсообразованию юаня, сделанные ЦБ Китая в августе, воспринимаются рынком неоднозначно — то ли это сигнал о бедствиях, то ли попытка выполнить критерии МВФ по резервной валюте. Вызвана ли эта паника недопониманием инвесторов или же конкретными проблемами в экономике Поднебесной — покажет время.

До тех пор, пока по вопросу новой экономической политики Китая не появится никакой ясности, даже объемные валютные резервы страны (порядка $3,7 трлн) не смогут внушить инвесторам оптимизм. На фоне молчания властей фондовые индексы Поднебесной во вторник продолжили падение, опустившись в начале торгов еще на 6%.

 

Новая фаза кризиса

Повышение процентной ставки ФРС, которого на рынках ждут уже довольно давно, судя по всему, придется на некоторое время отложить — чрезмерное укрепление доллара нанесет ущерб конкурентоспособности экономики США. Понимание этого инвесторами вчера заставило доллар упасть по отношению к евро впервые за долгое время.

«Умеренный рост доллара не так уж и плох. С помощью него ФРС может очень эффективно сдуть пузыри на рынках недвижимости и на фондовом рынке. Любое плавное повышение вплоть до 2% (сейчас — 0,25%) пойдет американской экономике на пользу», — говорит доцент РАНХиГС Сергей Хестанов.

Впрочем, вряд ли это поможет разогнать тучи, нависшие над перспективами глобального экономического роста: как предупреждают многие экономисты, мировая экономика сейчас входит в фазу продолжительного спада. Новый цикл продлится длительное время: весьма уверенно можно прогнозировать от 3—5 до 7—8 лет падения, считает эксперт.

Читайте также:

Будем покупать не еду, а калории. Дмитрий Потапенко — о потерях продовольственного рынка, и о том, почему российскую картошку нельзя считать российской

Тем не менее цивилизационная катастрофа, или же конец «эпохи доминирования» Запада, которую пророчит нам министр иностранных дел Сергей Лавров, на горизонте пока что не виднеются. Умеренный глобальный спад до наступления нового экономического цикла выглядит более реалистичным сценарием.

А что же Россия? «Мы переживем примерно то же, что было в 1998 году. Достаточно глубокая девальвация поддержит экономику — конкурентоспособность резко вырастет, у нас будет такое… не совсем добровольное импортозамещение», — полагает Хестанов. Иначе говоря, импортные товары станут настолько дорогими, что люди вынуждены будут поддерживать отечественного производителя. «Парадоксально, но чем глубже яма, тем больше вероятность движения вверх», — оптимистично заключает эксперт.

«Потенциальный эффект от перехода экономики на новые рельсы импортозамещения и экспорта на новые рынки будет заметен в районе 2017 года, — прогнозирует Миронов из НИУ ВШЭ. Пойдет структурная перестройка экономики, а так как у нас она рыночная, через какое-то время появится рост». Конечно, таких резервов, как в нулевых, у России уже нет, и в нашей новой реальности о синхронном росте благосостояния граждан и экономики страны, похоже, можно даже не мечтать.

Автор: Арнольд Хачатуров

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/economy/69676.html

 

26 Августа 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов