Постоянно идут разговоры об инфляции. Инфляция – краеугольный камень и в политике Центробанка и правительства, к ней привязаны доходы населения. Но надо уточнить, о какой инфляции идет разговор. С советских времен российская экономика настолько монополизирована, что помимо открытой инфляции всегда существует – до поры до времени – ее скрытая составляющая. И иногда она внезапно становится явной, как это случилось, например, в начале 90-х годов, когда после советского времени с его официально отсутствующей инфляцией цены стали расти в разы по месяцам. Сегодня одна только задолженность населения перед ЖКХ превышает триллион рублей, и надо быть очень осторожными и иметь в виду, что в самый неожиданный момент скрытые финансовые обязательства могут привести к резкому, взрывному скачку инфляции.

Формально Центральный банк, как и положено в современной экономике, независим от действий правительства. В первую очередь это благо для инвестиционного процесса – таким образом он становится защищен от популизма правительства, которое находится под постоянным давлением различных общественных групп. Собственно, именно для этого главной целью деятельности ЦБ (наряду с обеспечением платежей) является сдерживание инфляции. Но в отсутствие других инструментов экономической политики, которые зависят от правительства и парламента, сами по себе усилия Центробанка могут оказаться тщетными.

Как бы курьезно это сегодня ни выглядело, но историю с двумя эмиссионными центрами российская экономика проходила совсем недавно

Первый зампред ЦБ Ксения Юдаеваутверждает, что задача Центробанка – «сделать именно инфляцию в умах людей, бизнеса так называемым якорем, основной переменной, задающей темп увеличения номинальных величин в экономике». Раз так, Центробанку следует иметь в виду, что в экономике с высоким удельным весом монопольных секторов (ЖКХ, локальная энергетика, газоснабжение), отсутствием действенной системы регулирования монопольных тарифов, практики банкротства предприятий и банкротства физических лиц, при высоком уровне общественных предпочтений «социальной справедливости» перед законом есть высокий риск появления второго эмиссионного центра – а именно неплатежей. Как бы курьезно это сегодня ни выглядело, но историю с двумя эмиссионными центрами российская экономика проходила совсем недавно.

 

В апреле 1995 года в целях сдерживания инфляции был введен «валютный коридор», в соответствии с которым экспортная выручка могла обмениваться на рубли в интервале 6–9 руб./долл. Конечной целью было стимулирование инвестиций за счет искусственного поддержания курса рубля на завышенном уровне. К сожалению, экспортеры не приняли это соотношение рубля и доллара за «якорь». Они прекрасно видели, как параллельно с усилиями ЦБ в противоположном направлении работал парламент при пассивном поведении правительства: просто принимались законы, которые расширяли государственные обязательства. И делалось это не напрямую, как рост расходной части бюджета, а в неявном виде (отчего они не переставали быть государственными обязательствами) – через расширение льгот для отдельных социальных групп (по ЖКХ, транспорту, медицинским услугам и т.д.). Один закон «О ветеранах» был равен одной второй всего федерального бюджета 1995 года.

Деньги – это форма численного выражения (единица измерения) экономических обязательств, стабильность которой гарантирована государством. (В настоящее время. Когда-то это было не так, и главной единицей измерения выступало золото. И в скором времени может измениться, например с развитием системы биткоинов.) Кроме того, стабильность денег гарантирована правовой системой (системой принуждения) и включенностью государства в хозяйственный оборот (налоги). Объем генерированных средств ЦБ в экономику определяет стабильность или волатильность (инфляция) принятой системы измерения (рубля, доллара, евро). Но чем отличается генерирование государством своих обязательств? Льгота – это узаконенное право на получение продукта (в первую очередь услуг, в предоставлении которых трудно отказать в силу особенностей технологического процесса), которое конкурирует с правами тех, кто имеет деньги, выпущенные ЦБ. Неплатежи, которые возникают при нехватке денег для оплаты товаров, осуществляются с помощью параллельной валюты – взаимозачета. Естественно, при наличии параллельных валют между ними устанавливается определенный курс. «Взаимозачет» был «дешевле» рубля. Одновременно с использованием неузаконенной, но реально функционирующей платежной единицы возникает источник скрытой инфляции. Важно отметить, что новая валюта генерировалась социальными факторами, принципиально отличными от тех, которыми руководствуется ЦБ. К 1997 году в ряде регионов исполнение бюджетов с помощью взаимозачета составляло до 70%.

Экспортеры в условиях «валютного коридора» и бюджетной вольницы просто ждали (по закону до 180 дней), когда государство монетизирует неплатежи, естественно, обесценив рубль и легализовав скрытую инфляцию, то есть девальвировав валюту. Это был их «якорь» при принятии решений. Правительству и ЦБ в июне 1995 года был представлен прогноз о том, как в условиях двух разнонаправленных экономических политик будет развиваться ситуация с неплатежами. В частности, этот прогноз определял, что через полгода после введения «валютного коридора» начнутся массовые неисполнения бюджетами своих обязательств в денежной форме. Правительство и ЦБ не отреагировали. Массовые задержки бюджетных выплат в рублях начались на месяц раньше. Неплатежи и взаимозачеты стали головной болью населения и региональных властей, в первую очередь в экспортных регионах (кроме Тюменской области). А скрытая инфляция легализовалась дефолтом в 1998 году.

В настоящее время идет нарастание задолженности населения перед ЖКХ, а ЖКХ перед энергетиками

Не думаю, что следует игнорировать эту историю. В настоящее время идет нарастание задолженности населения перед ЖКХ, а ЖКХ перед энергетиками. Если явная инфляция будет снижена, то, по крайней мере, необходимо решение по задолженности региональных бюджетов. В отсутствие такого дополнительного дохода, как инфляционный, сбалансировать региональные бюджеты (консолидированный дефицит от 2,5 до 4 трлн рублей на начало года) будет непросто. А это потенциально важнейший источник развития неплатежей и скрытой инфляции.

Рассмотренный пример свидетельствует о необходимости синхронизации монетарной и фискальной политик – при сохранении формальной независимости правительства и Центрального банка.