Общество в период экономической нестабильности

Александр Аузан
Александр Аузан
Фото: gaidarfund.ru

 

 

Как ведут себя россияне различного социального положения в кризис? Какие существуют способы преодоления порочного круга кризисного поведения? Банковские аналитики, предприниматели, представители рейтинговых агентств и исследовательских организаций, а также студенты встретились друг с другом, чтобы обсудить «Стереотипы финансового поведения в условиях кризиса».

В кризис люди держатся за работу или меняют ее? Может быть, они идут учиться или уезжают отдыхать? В кризис люди соглашаются работать на только на тех же условиях, требуют лучшие или готовы на худшие? При увольнении они выбирают аналогичную работу, ищут смежную сферу или начинают что-то совсем новое? Сколько они потребляют: больше, меньше или столько же? Берут ли кредиты, отдают ли долги? Наконец, сохраняется, ослабляется или усиливается коммуникация в обществе? Такими вопросами началась дискуссия на Экономическом факультете МГУ.

Участников разделили на три группы, в каждой из которых были представители разных групп по роду деятельности, достатку и интересам. В течение часа каждый из них должен был рассказать своей группе о поведении окружающих его людей в условиях кризиса, проанализировать характер возникающих проблем и предложить пути их решения.

Среди участников были эксперты, связанные по своему роду деятельности с финансовыми услугами: директор по региональным и инфраструктурным рейтингам агентства «Рус-Рейтинг» Антон Табах, председатель правления КБ «Милбанк» Максим Качан, генеральный директор компании «Универконсалтинг» Наталья Галкина, заместитель начальника Управления прав потребителей Роспотребнадзора Светлана Мухина, депутат Госдумы РФ Андрей Туманов, директор по исследованиям НАФИ Тимур Аймалетдинов, председатель правления КОНФОП Дмитрий Янин, представитель секретариата финансового омбудсмена АРБ Ирина Суркова, банковский аналитики НРА Егор Иванов, предприниматель Надежда Копытина. Вместе с ними в дискуссии приняли участие преподаватели и студенты Экономфака.

Что мы видим?

В первую очередь трем группам необходимо было выделить основные линии поведения людей в условиях финансовой нестабильности.

«Многие мои знакомые стали выбирать недорогие места общественного питания: раньше они ели бизнес-ланчи в кафе, а теперь перешли на Макдональдс», - отметил эксперт первой группы. «Погодите, но какой же бизнес-ланч в регионах? Мои родственники, живущие в маленьком городе, стали запасаться в период кризиса тушенкой и крупами. И никто их не отговорит», - ответил ему второй эксперт. Среди других проблем они выделили ухудшение дисциплины в финансовых вопросах (люди чаще не возвращают кредиты и долги, не боясь ухудшения своей кредитной истории или личных отношений), а также борьбу за сохранение рабочих мест.

Снижение статусности потребления подтвердили эксперты из второй группы. В ходе рассуждений они пришли к выводу, что люди высокого и низкого дохода находятся в самом трудном положении в период кризиса - им трудно изменить качество своей жизни. «У богатых людей ничего не меняется, они склонны никуда не вкладываться, чтобы не рисковать, предпочитают улетать отдыхать. А у бедных людей нет накоплений, и потому их поведение направлено на сохранение своего положения», - сказал представитель второй группы. С ним согласился его «одногруппник», который отметил: «У людей среднего дохода есть деньги и им хочется их сохранить, а как это сделать – они не знают». Среди рациональных поступков в период кризиса они выделили покупку недорогих товаров, сохранение расходов на отдых, вложения, перевод сбережений в иностранную валюту. Однако выступающие отметили, что такие действия бывают бессистемны.

«Мы – студенты – отказываем сейчас себе во всем, ограничиваем даже в еде, - возмущалась девушка из третьей группы. – На стипендию в три тысячи прожить невозможно, потому многие среди нас ищут временную занятость». Предприниматели постарались выйти из кризиса при помощи взаимовыручки: «После новогодних праздников малый бизнес отправился по своим арендодателям договариваться о сокращении арендной ставки: если не выживем мы, то не выживут и они. И никто из них бизнесу не отказал», - радостно рассказывала предпринимательница из третьей группы. По ее словам, несмотря на такие соглашения, у бизнесменов все равно продолжают расти долги, но борьба в период кризиса идет не за деньги, а за заказы,чтобы не потерять рынок, чтобы было подтверждение того, что доходы рано или поздно будут. По мнению другого участника третьей группы, наиболее нерационально себя ведет средний класс: те из них, у кого были даже небольшие сбережения, постарались потратить их в момент кризиса, на волне паники. Третья группа в целом отметила сокращение текущих трат во всех социальных слоях и безуспешные попытки пересмотра бюджета. «Люди отмечают растущие расходы, а при этом качество их жизни не улучшается и сбережения сокращаются», - с сожалением сообщил участниктретьей группы.

Почему это происходит?

Затем группам было необходимо объяснить,в чем основные проблемы, стоящие перед представителями различных групп в период кризиса.

Эксперты первой группы решили, что стандартным ответом людей на финансовые проблемы стали бездействие и ступор.

«Для многих кризис наступил гораздо раньше: сказались старые многочисленные кредиты, взятые на невыгодных условиях, которые «капали на мозги»», - сообщила эксперт первой группы. Ее коллега добавил: «Вместо того, чтобы обратиться к друзьям и родственникам, люди обращались в микрофинансовые организации, которые, по сути, разрушили стандартную поддержку среди закрытых групп». Приводя примеры из своей повседневной жизни, участники первой группы также отметили сокращение горизонта планирования как у потребителей, так и у банков и других финансовых регуляторов. Среди главных чувств, которые вызвали нерациональные действия у людей, эксперты назвали алчность.

Лейтмотивом общественного поведения, по мнению второй группы, стало отсутствие цели и определенности перспективы, что, на их взгляд, отличает этот кризис от прошлых. «В моем окружении ни банковские аналитики, ни простые люди не знают, что делать, - поделился эксперт второй группы. – Если в кризисе 2008 года все знали способы заработать, то сейчас не знает никто». Вторая группа согласилась с первой, что население с 2014 года продолжает «расхлебывать» те проблемы, которые возникали у него раньше, и зачастую создает себе новые проблемы. В поведении людей эксперты отметили стремление решить свои экономические проблемы неэкономическими методами: «Многие пытаются удержаться на рабочем месте, накопить подушку безопасности, но ради этого они, к примеру, ходят на митинги», - рассказал участник второй группы. Банковская система оказалась разобщена, финансовое положение каждого из банков ухудшилось, что в итоге снизило доверие к ним потребителей.

В случае, когда в стране уже нет надежды на близких или банки, люди обращаются к государству за помощью. Однако и поведение государства оставляет желать лучшего: «Государство решило для себя, что оно банкрот и пытается перегонять имеющиеся у него деньги из одного места в другое, не стараясь кому-то помочь».

Третья группа подтвердила, что надежда населения на государство не оправдана: «Государство взращивает патернализм и выдает невыполняемые предписания», - считает один из представителей этой группы. Как ни в чем ни бывало ведут себя банки, которые увеличивают требования к заемщикам. Простые жители, по мнению третьей группы, все еще не смирились с колебаниямина валютном рынке, а одним из наиболее популярных решений оказывается открытие кредитной карты в качестве финансовой опоры «на черный день». Все это создает атмосферу хаоса и не ведет к рационализации поведения.

Что делать?

Финальным заданием для участников стало перечисление путей выхода из все более затягивающейся петли нерационального поведения.

Первая группа предложила повышать финансовую грамотность жителей при помощителевидения и церкви, напомнив в последнем варианте об аналогичном опыте Польши. Эксперты также предложили усилить требования к микрофинансовым организациямчерез повышение капитальных требований.

Вторая группа посоветовала вырабатывать каждому человеку или организации свое понимание того, кем они хотят быть через пять-десять лет. На базе этого понимания свои подходы сможет формировать государство. У бизнеса они видят всего четыре варианта действий: диверсификация производства, сокращение объемов, вывод за границу, поиск инвесторов. Последнее, вероятно, будет актуально после завершения кризиса.

В свою очередь, третья группа констатировала, что многие предприниматели уходят от конкурентного сектора к гарантированному госзаказу, что отчасти помогает им выжить в кризисные годы, но не отнесла этого к числу рекомендаций. Они посчитали рациональным уменьшить контроль за бизнесом со стороны государства (к примеру, создать налоговые каникулы). По их мнению, это может стимулировать предпринимателей работать активнее. В отношении обычных граждан, государству, на их взгляд, следует вести себя честнее и сообщить о своем «банкротстве» в качестве постоянного источника помощи, то есть призвать граждан не рассчитывать на господдержку и жить на собственные доходы. Рядовым сотрудникам эксперты советуют оставаться в своей специальности, поскольку профессиональные навыки всегда остаются в цене. Однако на случай особо тяжелых времен, они посоветовали держать себя в хорошей форме, чтобы иметь возможность заняться профессией, связанной с ручным трудом. Участники третьей группы отметили важность создания платформ для поиска временной занятости, которая также может помочь пережитькризисныйпериод.

Итоги дискуссии подвел декан Экономического факультета МГУ, заведующий кафедрой прикладной институциональной экономики Александр Аузан: «Я попытался найти общие точки в том, что вы говорили, и получилась довольно парадоксальная картина. Есть кризис, в котором разные группы населения и бизнеса находятся в стрессовой ситуации – им нужно помочь информацией, просвещением и прочим. Но богатым это не нужно, потому что у них ничего страшного не происходит, бедным не нужно, потому что у них и так ничего не было. Среднему классу не нужно, потому что они немедленно сбросили сбережения. Советовать, что им делать с купленными телевизорами и стиральными машинами в области финансовой грамотности бесполезно. Бизнесу это не нужно, потому что он ведет себя рационально: выдавливает у арендаторов снижение ставок и продает те самые телевизоры. Если исходить из этой картины, объект для деятельности по повышению финансовой грамотности резко сужается. Это может быть интересно только кусочку среднего класса, у которого остались деньги.

Проблема у нас оказывается всего одна - образуется порочный круг: все «срочно забеременели» или иным образом обратились за государственной поддержкой. Бизнесу это нужно по рациональным соображениям, населению - по иррациональным соображениям, а государство, не будучи банкротом, ведет себя как банкрот. Именно так и выглядит порочный круг кризиса. Все рассчитывают на помощь государства, а оно делает все, чтобы эта помощь не пришла.

Какие практические рекомендации вы дали при такой картине? Первая – перестать говорить о финансовой безграмотности – это ужасное название, от него пахнет чиновником Мирового банка, который никогда ничего не продавал. Второе –использовать церковь и телевидение – они, наверное, замечательно бы что-нибудь продавали «в темную». Но когда нужно прочистить мозги, нужны иного рода институты. Третья рекомендация – можно и нужно создать порталы для временной занятости, хотя, должен заметить, что на студентов кризис влияет положительно. «Вы не представляете, - сказал Аузан, - насколько их больше стало на занятиях». Хорошее соображение, что для выхода из кризиса нужно иметь личный и общественный образ будущего – порочные круги при этом размыкаются. На взгляд ученого, это самая сложная задача как для государства, так и для человека.

Как заметил Александр Аузан, «обсуждение дало очень хороший результат: мы резко сузили объект воздействия, определили проблему порочного круга государственного доверия в кризисе и наметили спектр мер воздействия от прорывного сознания в будущее до конкретных средств, связанных с инструментами и институтами».

По словам организаторов, это была первая дискуссия в цикле, направленном на формирование институтов согласования позиций и интересов различных социальных групп. 

http://polit.ru/article/2015/05/26/discussion/

26 Мая 2015
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов