КОПЕЙСК. СОБЫТИЯ И ФАКТЫ

 

БЛОГ
Все блогиВерсия для печати
Алексей Севастьяновуполномоченный по правам человека в Челябинской области

КОПЕЙСК. СОБЫТИЯ И ФАКТЫ

26 ноября 2012, 19:07
 

25 ноября участвовал во встрече родственников и осужденных в ИК-6. 

Размещаю видеозапись общей беседы родителей и родственников в присутствии руководства ГУФСИН России по Челябинской области с осужденными в Колонии № 6, на которой четко сформулированы самими осужденными причины произошедшего. 





Кроме того, еще раз хочу подчеркнуть, что во время акции неповиновения никаких избиений (тем более, убийств) ни со стороны осужденных, ни со стороны администрации не было. Это еще раз подтвердили осужденные на встрече с родителями.



По вопросу урегулирования ситуации в ИК-6 заявляю: нужна полная и доскональная проверка всех фактов, изложенных осужденными, об избиении и вымогательствах в колонии. Мы проводим сбор всей имеющейся по этому вопросу информации. С помощью родителей и родственников осужденных прошу передавать в мой адрес документы, подтверждающие данные факты. Представители российского уполномоченного по правам человека приступили к переговорам и сегодня продолжают работу в колонии.

_DSC0439

_DSC0442

_DSC0459

_DSC0461

_DSC0469

_DSC0470 

Оригинал

http://www.echo.msk.ru/blog/press_ombu/956224-echo/

 

Колонии - коммерческая структура.
Возвращаясь к вопросу издевательств над Алехиной. 23 ноября 2012г. в Екатеринбурге, состоялся круглый стол правозащитников Урала.
Что реально происходит в Челябинских колониях? На этот вопрос ответил Н.Щур. Три–пять тысяч с одного заключенного в месяц — стандартная сумма. А иначе бьют пока не начнет платить.


http://youtu.be/KDGXxNUJrfE
 
 
http://teh-nomad.livejournal.com/1609878.html
 
БЛОГ
Все блогиВерсия для печати
Оксана Труфановажурналист, правозащитник, очевидец событий в Копейской колонии, координатор проекта "Гулагу нет"

КОПЕЙСК: ПЕРВЫЕ ИТОГИ

27 ноября 2012, 10:34
 
За последние трое суток я спала не более 5 часов, а съела всего пару пирожков, которыми меня угостили матери заключенных у стен колонии ИК-6 в Копейске. 
Но голодала я не в знак солидарности с отчаявшимися заключенными колонии, а просто потому, что не до того было. Пересказывать предысторию подробно, думаю, смысла нет – все кто хотел уже в курсе. Ну а если всего в нескольких словах: отмененный день свиданий с родными, зарплата в… 7 (семь) рублей в месяц за 12-ти (двенадцати) часовой рабочий день, пытки и избиения, «дань», голодовка, отчаянные крики о помощи, бегущий ОМОН, родственники в панике… 

И так все выходные. 
Еще ночью с воскресенья на понедельник родственники мне звонили: «Помогите! Сейчас начнется штурм, ребята кричат, просят позвать журналистов и общественников!». Ну а как, если общественников не пускают, а журналисты челябинские ночью спят?! 

Приехав в понедельник на место, поняла – либо взяли штурмом, либо договорились. 
Полиции возле колонии стало значительно меньше, родственников тоже – остались только самые стойкие – человек 40. У одной женщины обморожено лицо. На улице холодно, все очень замерзли. Машины не пропускают к колонии ближе, чем на километр. 

На место приехали и члены ОНК Челябинской области – Дина Латыпова, Николай и Татьяна Щур, а также журналистка «Коммерсанта» из Москвы Олеся Герасименко. 
Их препроводили в штаб колонии, но к заключенным не пустили. Родные, поняв, что узнать через них о том, что там с их близкими не получится, набросились на подъехавшего начальника полиции Копейска с просьбами передать администрации колонии списки заключенных, чтобы каждый осужденный расписался напротив своей фамилии – чтобы хоть как-то удостовериться в том, что их близкие живы и здоровы. Бумагу вынесли лишь к вечеру. Вместе с ней принесли и видеозапись, на которой, по заверениям представителей ФСИН по Челябинской области, запечатлены все осужденные из составленного родственниками списка. Но на первых минутах просмотра в камере на челябинском морозе закончились батарейки. Однако и этого на сегодня родственникам хватило, чтобы разойтись по домам. Несколько отчаянных женщин все-таки остались еще ждать вторника под промозглым небом у тюремного забора… 

ЧТО МЕНЯ УДИВИЛО: 

1. Неумение пресс-служб ведомств работать с информацией, а начальников на местах ее анализировать. 
Были камеры, фотоаппараты, многочисленные свидетели, которые видели ВСЕ. А в официальных сводках изо дня в день одно и то же – ничего не происходит, все спокойно. «Есть некоторые проблемы», ага. 

2. Но еще больше удивила, и неприятно, большая часть местных челябинских журналистов. 
Многие из них были со мной на связи в эти дни (все-таки, коллеги), но при написании своих новостей и статей они все равно воспользовались лишь «версией событий» ФСИН и МВД. На место же ни в субботу, ни в воскресенье никто из челябинской пишущей братии так и не приехал. Была только съемочная группа, работающая для «Лайфньюз», которые первыми показали кадры с места событий… 

3. Зато приятно удивил губернатор Челябинской области Михаил Юревич. 
Поначалу казалось, что то, что местные СМИ не торопятся рассказывать о том, что на самом деле происходит в Копейске – это требование местных властей. Оказалось, у губернатора позиция с ними не совпала. Губернатор признал порочной систему челябинского тюремного ведомства: «Существующаясистема, которая будоражит всю страну, построена при прежнем руководителе ГУ ФСИН области, ныне покойном. Эта система привела к тому, что в местах лишения свободы огромное количество самоубийств. Такого быть не должно. Нужно очень серьезно разбираться…». Так что челябинские журналисты попали впросак собственной трусости, не угадав настроения руководства области. Вместо того чтобы «очень серьезно разбираться» они засунули голову в песок. Ну теперь еще могут сверху посыпать пеплом. 

4. Порадовал и омбудсмен Владимир Лукин, который не стал целиком доверяться словам своего подчиненного по Челябинской области Севастьянова, который с самого начала занял позицию с уклоном в сторону защиты прав администрации колонии (то есть чиновников), а не простых людей, которые жаловались на нарушение своих прав. 
Лукин отметил: «К большому сожалению, события в этой колонии для меня не стали сюрпризом. В этом году весной мы были в колонии №1, расположенной рядом с этой, и обнаружили много нарушений… Меня удивляет, как все в один голос говорят, что все в порядке. Я очень опасаюсь, что поверхностное расследование может привести к обострению ситуации, и нечто подобное произойдет и в другой колонии»

То, что произошло в Копейске, – это не бунт и не восстание, это акция отчаявшихся людей. 
Я давно занимаюсь проблемами этой колонии и знаю, что пытки там действительно были. Злоупотребления разного характера тоже. Я как правозащитник курировала дела заключенных Евгения Терехина и Даниила Абакумова и знаю специфику этого учреждения. Люди не хотят многого, всего лишь чтобы в отношении них соблюдались законы. Чтобы УФСИН признало наконец свои ошибки и наказало виновных в злоупотреблениях и увечьях должностных лиц. Надеюсь, что так и будет. Спасибо всем, кто поддержал родственников заключенных и нас – правозащитников: журналистам, блогерам, просто сочувствующим. Персональные благодарности Алексею Барановскому (правозащитный центр «Русский вердикт») и Владимиру Осечкину (проект против пыток «Гулагу.нет»), которые координировали мои действия, держали постоянно со мной связь и «качали права через Москву» :) Особое спасибо тем, кто принес мне вчера кофе и покормил. Пыткам – нет. Гуманизму – да!

http://www.echo.msk.ru/blog/o_trufanova/956580-echo/

27 Ноября 2012
Поделиться:

Комментарии

Правда о Копейске от официальных уполномоченных и свидетелей бунта в колонии

Слушать (11:40)

26/11/2012 Автор: Арина Макарова

У микрофона RFI Приходкина Валерия Юрьевна – член челябинского отделения общероссийского отделения движения «За права человека».

Валерия Приходкина: На сегодняшний день, третий день подряд идут проблемы. Три дня правозащитники и члены общественно-наблюдательной комиссии пытаются прорваться в колонию. Мы по закону имеем право однозначно. Сегодня члены ОНК сидят уже 5 с половиной часов, почти 6 часов возле территории колонии, их не впускают на территорию.

При этом, там побывали «липовые» уполномоченные по правам человека Челябинской области: два представителя от Лукина были там, вышли к журналистам, рассказали, что там все прекрасно, что никакого бунта не было – с крыши все добросовестно разошлись, все тихо-мирно, погрома нет.

В общем, те, кто может сказать правду, членов ОНК не пускают. А от Лукина, от уполномоченного по правам человека Российской Федерации, пришла правительственная телеграмма на имя прокурора области Войтовича с требованием, чтобы членов ОНК немедленно пустили в колонию. Реакции – ноль.

Сидит там за стенкой генерал московский ФСИНа, который даже на телефон не отвечает Лукину. Лукину – понимаете? Вообще, какой-то ужас творится. На глазах у членов ОНК заменили ОМОН – милицейский спецназ – на спецназ ФСИНа, который в десять раз страшнее. И сейчас известно о том, что в нашу область стягивают силы из соседних областей – спецназ исправительной системы. И, видимо, стягивают другие колонии. Мы не знаем реальной картины – никуда не пускают.

RFI: Из Москвы какие-то чиновники должны были приехать.

Валерия Приходкина: Чиновники приехали, их туда пустили, они вышли, рассказывают, что там все хорошо.

RFI: Вы имеете в виду Лукина?

Валерия Приходкина: Я имею в виду, что Лукина самого тут нет. Есть только его помощники, Лукин в Москве. И, видимо, пока Лукин не приедет сам, не допустят общественников, не допустят контроль, и мы не узнаем реальной картины.

RFI: А с представителями прокуратуры вы встречались или с какими-нибудь областными?..

Валерия Приходкина: Ни с кем – они не отвечают на телефоны. Встретиться с ними невозможно, они за забором, там, в колонии.

RFI: И они никакой информации не дают?

Валерия Приходкина: Никакой. Нет, я смотрела по центральному телевидению – уже прошла информация, что там ничего не было, что это все – неизвестно чьи глупые россказни. Не было такого, все в порядке, все хорошо.

RFI: А родственники, которые там уже третьи сутки находятся, вам что-нибудь рассказывают? Или их разогнали?

Валерия Приходкина: Не только родственники. Представители общественно-наблюдательных комиссий, членом которой я тоже являюсь, находятся там непосредственно. Я вам говорю со слов людей, которые с мандатом официальным, по закону, от общественной палаты Российской Федерации. Не каких-то родственников, каких-то тетенек и дяденек – со слов официальных лиц.

RFI: А избиения были, например, в субботу вечером?

Валерия Приходкина: Были.

RFI: Кем? Кто кого?

Валерия Приходкина: ОМОНовцы били тех людей, кто стоял там – родственники. Абсолютно точно, что сильно попало правозащитнице Трофановой Оксане, которая в тот момент была там. Я знаю, что и вчера были биты люди, что журналистку побили и сломали ей камеру. Она пока на связь не выходит…

RFI: Откуда журналистка?

Валерия Приходкина: Местную журналистку.

RFI: Будут обращения с жалобами на действия ОМОНовцев от побитых свидетелей?

Валерия Приходкина: Те, которых я знаю, будут, конечно, обращаться. Конечно, зафиксируем все травмы, зафиксируем побои. У девочки-правозащитницы сотрясение мозга, она дома лежит. Обращения, безусловно, будут. Как только она сможет (у нее сильно разбита коленка, она ходить не может, у нее сотрясение мозга серьезное).

RFI: А заключенные – уже не на крыше, они уже их всех загнали?

Валерия Приходкина: Уже не на крыше – в течение ночи там был штурм, их с крыши сняли. Официально говорят, что они сами спустились и мирно разошлись. Но, извините, только дурак поверит, что в нашей системе это возможно в принципе.

RFI: Штурм был ночью с субботы на воскресенье?

Валерия Приходкина: Нет-нет – с воскресенья на понедельник. Этой ночью, да. Никто не мог там ночью стоять. Там всех людей сначала разогнали от колонии, чтобы не могли видеть и снимать, а потом был штурм.

RFI: А как это выглядит сейчас?

Валерия Приходкина: Как выглядит? На километр подходы к колонии перекрыты милицией, ГАИшниками и спецназом – ОМОНом. На километр.

RFI: То есть, у стен сейчас нет свидетелей?

Валерия Приходкина: Нет, никого нет. Сейчас там стоят журналисты, которых допустили к стенам, но они ничего не видят. Они, кроме стены, сейчас ничего не видят. Раньше видели то, что зеки стоят на крыше производственного здания – все эти фотографии, видео сняты. Буквально кричали люди, и слышали и видели друг друга. Сейчас не видно никого. К сожалению, пока не появится Лукин, мы туда не попадем. Передайте, может через Францию услышит Лукин, что надо приезжать уже самому! Без него мы тут не управляемся.

* * * * *

Между тем, уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов описывает ситуацию иначе.

Алексей Севастьянов: Прокуратура Челябинской области, представители Владимира Петровича Лукина вместе с моими представителями уже по конкретным жалобам собирают заявления, жалобы, разговаривают с родственниками, с общественно-наблюдательной комиссией. Проводится комплексная проверка.

RFI: А почему говорят официальные представители о том, что якобы не было побоев?

Алексей Севастьянов: Так оно и было. Я не знаю, что было снаружи, я знаю, что было внутри, потому что и вчерашнюю ночь находился непосредственно в колонии до полшестого утра. Вчерашнюю - до полвторого утра, а субботнюю – до полшестого утра. И хотел бы сказать: как со стороны осужденных не было мотива для того, чтобы к ним применить меры воздействия (они достаточно спокойно себя вели, никого не избивали, не оскорбляли), так и со стороны сотрудников ГУФСИНа не было никаких провокаций и избиений.

RFI: Получается, что люди после бунта сами спустились с крыши?

Алексей Севастьянов: Да, сами, в районе 3 часов ночи. Это была предварительная договоренность после встречи с матерями.

RFI: Родственников допустили к заключенным?

Алексей Севастьянов: 3 человек как представителей родственников допустили.

RFI: И они уговорили заключенных спуститься?

Алексей Севастьянов: Частично – они, частично – большая роль здесь первого заместителя начальника ФСИНа, частично и самим заключенным уже…

RFI: То, что они протестовали против побоев и т.д. – такие факты были установлены?

Алексей Севастьянов: Сейчас по этому поводу и проводится проверка. По поводу вымогательства денег, поборов и по поводу побоев.

RFI: Пока есть какие-то результаты?

Алексей Севастьянов: Нет, за один день ничего пока. Можно сказать, что достаточно много заявлений по этому поводу, поэтому надо каждого очень тщательно проверять. Количество заявлений, действительно, большое.

RFI: А почему местные неправительственные организации правозащитные не могут туда пройти и встретиться с заключенными?

Алексей Севастьянов: Это касается общественно-наблюдательной комиссии. Вчера там был представитель общественно-наблюдательной комиссии, сегодня тоже пустят, но дело в том, что сегодня задержка получилась, потому что ситуация в колонии неспокойная, а там сейчас одновременно работает внешних порядка 30 человек. Они все время передвигаются, и сотрудников просто физически не хватает. И договорились, что сейчас одни выйдут – представители Лукина, и после этого общественно-наблюдательную комиссию заведут. Потому что, чтобы просто сохранить безопасность – они же в разных точках все работают – это проблема.

RFI: То есть, их туда допустят, и они смогут рассказать журналистам, что происходит?

Алексей Севастьянов: Да вы можете у меня в блоге посмотреть – я же там не придумываю.

RFI: А вы будете рассматривать, если у вас есть, жалобы от представителей неправительственных организаций на избиения у стен колонии – родственников и правозащитников?

Алексей Севастьянов: Все жалобы будем, конечно, в рамках компетенции рассматривать. Но я бы хотел вас попросить быть объективными в этой ситуации, потому что, когда я прибыл в субботу в 11 часов, то родителей и родственников было не так много – порядка 50 человек. А всего было порядка 300 человек, в основном, это была молодежь, причем, подвыпившая молодежь. Я сам слышал, как они говорили: «А что вы стоите на месте? Кидайте в ОМОНовцев». И после этого провокации начались. Я сам, когда подходил, молодой человек, явно выпивший, пытался меня спровоцировать на какие-то действия. Надо быть объективным. Я не думаю, что хоть одна мать там пострадала, таких фактов просто не зафиксировано. У ОМОНа есть все видео по этому поводу, и косвенно об этом говорит еще и то, что на следующий день те же цыганки-матери так же вышли и продолжали находиться там, около колонии. Поэтому тут все очень спорно. Задержано приличное количество человек…

RFI: У стен колонии, которые пытались штурмовать?

Алексей Севастьянов: Да, порядка 30 человек задержано, тех, кто нарушал общественный порядок. Там была ситуация вплоть до того, что машина пыталась сквозь ОМОН проехать. Как он должен реагировать? Совсем, что ли, никак не реагировать? Согласитесь, что это неправильно. Но если будут обращения (я-то был в это время в колонии, сам не видел, может быть, там действительно было превышение), мы их будем рассматривать.

TAGS: КОРРУПЦИЯ - ПРАВА ЧЕЛ

ОВЕКА - ПЫТКИ - РЕПОРТАЖ - РОССИЯ - ТЮРЬМЫ http://www.russian.rfi.fr/rossiya/20121126-pravda-o-kopeiske-ot-ofitsialnykh-upolnomochennykh-i-svidetelei-bunta-v-kolonii
Критик , 27 Ноября 2012

Видео: Комментарий зампрокурора Челябинской области по ситуации вокруг ИК-6

Андрей Потапов часть 1

Андрей Потапов часть 2

http://zeki.su/novosti/2012/11/27110451.html

Критик , 27 Ноября 2012

Письма заключенных ИК-6, за чтение которых в Москве свинтили 15 человек

«Я начал кричать, мне завязали вот, меня вообще всего связали, руки замотали, ноги, живот, надели зимнюю шапку, надели смирительную рубашку, зеленую такую. И еще палочку подложили под стопы, у меня на одной ноге кожа содрана. Из-за ударов по паху мошонка была размером с волейбольный мяч, опухшая, черная…»

оригинал записи

Август 2012 года. Исправительная колония № 6 УФСИН по Челябинской области. Сотрудниками администрации колонии зверски избит и искалечен заключенный Терехин Е.Ф. От него требовали отказаться от своих жалоб на беззаконие в исправительном учреждении. У осужденного повреждены ноги, зубы, половые органы и многое другое.

Рассказ Евгения Терехина : "Меня вывели после завтрака 12 июля как бы на беседу в комнату пыток, там присутсвовали сотрудники Емельяненко Андрей Владимирович, Ахмадуров Сергей, Бабкин Александр Павлович, начальник отдела безопасности Щеголь, Стариков Владимир Иванович. Они хотели побеседовать, в процессе беседы Щеголь Константин Геннадьевич начал меня избивать, бить по голове и говорить, что я эту систему не сломаю, хотя я эту систему не ломаю, просто отталкиваюсь от того что написано по закону, я не нарушаю ничего, не понимаю на каком основании меня садят в изолятор. Он начал бить по голове, вы

бил зуб, он с корнем вылетел. Потом привязали меня к этой клетке. Активное участие принимали в пытках Щеголь и Андреев. Андреев Александр Юрьевич начал бить меня по паху. Я начал кричать, мне завязали вот, меня вообще всего связали, руки замотали, ноги, живот, надели зимнюю шапку, надели смирительную рубашку, зеленую такую. И еще палочку подложили под стопы, у меня на одной ноге кожа содрана. Из-за ударов по паху мошонка была размером с волейбольный мяч, опухшая, черная. Сейчас постоянно перед беседами с прокуратурой оказывается давление; заставляют отозвать заявление. Меня просили написать, что я ушиб мошонку упав с кушетки.

Моя первая жалоба из-за которой они так себя повели была написана на незаконные действия. Ну, когда приезжаешь в колонию тебе засовывают пальцы в задний проход мотивируя 268 приказом, причиняют боль, унижение. Я подал в суд на ИК-6. Мне приходил ответ, но мне не приносили бумаги.

Генеральному прокурору Челябинской области Войтовичу А.П. от Локтионовой С.И.

Заявление

Я Локтионова Светлана Ивановна - мать осужденного Локтионова Олега Михайловича, 1977 г.р., отбывающего наказание в ФКУ ИК 6, довожу до Вашего сведения, что в настоящее время администрацией колонии преследуется мой сын.

Это подтверждают следующие факты:

1) он является косвенным свидетелем вымогательства денег у осужденного Коровкина. Это ему известно из личной беседы с Коровкиным. Кроме того осужденный Абакумов, так же в личной беседе, рассказал ему, что видел избиение Коровкина начальником особого отдела Щеголевым К.Г., в результате которого последний был убит. Мой сын написал заявление о выше изложенных фактах. В результате 15 июня он был помещен в шизо. Это было не законно, т.к. нарушений режима с его стороны не было.

В изоляторе он был жестоко избит. Начальник колонии Механов Д.С. и начальник особого отдела Щеголев К.Г. здесь же обещали ему, что закроют в ШИЗО, из которого он не выйдет, переведут на СУС, все-равно убьют, когда вернется из больницы, если он будет давать показания по убийству Коровкина и писать жалобы.

На основании изложенных фактов (избиение с особой жестокостью, угрозы смерти) прошу защитить моего сына от расправы.

Т.к. для подобных ситуаций существует "Программа по защите свидетелей" прошу применить её к моему сыну - защитить его от администрации ИК 6.

2) на 16 июня у меня было подписано свидание с сыном, 15 июня его закрыли в шизо, где он пробыл 13 дней, 2 июля его увезли в ЛПУ 3. Только 8 июля я узнала где он находится, т.к. ему разрешили сделать звонок домой, что после операции нужны компрессионные бинты. Таким образом я была лишена свидания с сыном и нарушено моё право знать о месте его нахождения.

3) в ЛПУ 3 ему сделали операцию по удалению тромбов. Это заболевание возникло в результате избиения Зяхором Е.П., который в то время был начальником отдела безопасности. Бил целенаправленно по ногам. При этом постоянно угрожал, что сына найдут в камере повешенным, будет инсценировано самоубийство, если будет писать жалобы.

В результате избиений на левой ноге образовались большие не проходящие тромбы. Во второй половине прошлого года заболевание обострилось, нога становилась синей, сын с трудом ходил, стоять было еще сложнее. Поэтому он не раз обращался к врачу и начальнику колонии, чтобы его отправили в больницу на операцию. В ноябре прошлого года я также говорила начальнику ИК, что Зяхор Е.П. травмировал сыну ногу и ему нужна операция.

В результате сложившейся ситуации - нежелание отправлять осужденного на лечение травмированной ноги, сын написал жалобу на администрацию колонии. За что он был избит в шизо и отправлен в больницу 02.07.12г.

4) 14 лет сын содержится как склонный к побегу хотя попыток к побегу он никогда не предпринимал. Его обращения к администрации по данному вопросу остаются безрезультатными.

В своем заявлении хочу подчеркнуть, что мой сын не нарушает режим, при возникновении вышеизложенных ситуаций обращается к администрации учреждения. Все ситуации решаемы в пределах учреждения. Однако администрация колонии не вникает в содержание обращений осужденных, тем самым побуждает их к написанию жалоб, за которые потом жестоко расправляется с ними.

Прошу рассмотреть жалобу и принять решение по вышеизложенным факт.

Рассказ Ермураки Михаил Анатольевич, Челябинская область ИК-6, ИК—10

"Сотрудники администрации учреждений выбивают путем физической расправы деньги с осужденных, обещая положительные характеристики и освобождение по УДО, затем начинают избивать и убивать тех, кто обращается в ФСБ, прокуратуру, коллегию адвокатов, правозащитников по жалобам о нарушении режима содержания и незаконным действиям. Натуральная прихоть сотрудников администрации под руководством начальника Миханова, замначальника Зяхова, начальника ОБ Щеголя, начальника оперотдела Печкова. Ситуация сейчас накалилась. Были люди, которые писали неоднократно и ждали приезда комиссии и оказания помощи, чтобы прекратились массовые избиения, вскрытия, голодовки. Сотрудники нашли способ расправляться с осужденными следующим способобм: они либо садят в камеру, либо насильно загибают человека буквой Г и говорят: "либо ты пишешь отказную, либо произойдет изнасилование". Те, к кому ездят адвокаты, жены, сестры, друзья, тех еще якобы боятся трогать, из-за того, что оних пекутся со свободы. Но если у человека наоборот никого нету, то его либо заставляют делать грязную работу — то есть бить другого осужденного. При этом ты бдуешь жить вольготно — то есть ходить на свиданки и не обзательно с женами, надо будет — привезут проституток. Это все на основе денег, поставлено на широкую ногу, непосредственно в ИК-6. Там существует такая организация как сдиповцы, которвые сами выполняют грязную работу, которую должны выполнять сотрудники. Рапорта написать, искусствиенные объяснения. Лично у меня у самого был слушай в этом году, когда меня посадили в изолятор непосредственно по рапорту оперуполномоченного Ахмаднурова, этот рапорт подписал начальник колонии, но по приезду зам. прокурора Потапова, признали мое содержание в ШИЗО незаконным, но прокурор почему-то отказался от меня брать заявление по факту избиения. Он видел на мне синяки, что была травмирована нога, большие гематомы, поясница, правый бок. Это из-за того, что когда меня водворяли в ШИЗО на меня надели шапку, закрывали глаза, рот залепили скотчем, в уши вставили ватные тампоны, чтобы я не слышал и подвесили на наручники на турник. Били деревяной палкой, а не дубинкой, черенком от лопаты. Я хочу предать огласке это кровопролитие, беспредел, который творят сотрудники, которые не сотрудники, а оборотни в погонах. Эта кампания началась с 2003 года как появился полковник Жидков в Челябинской Области, сейчас уже другой — Турбанов, но кровопролитие только усилилось.

Есть переломанные осужденые, которых, когда приезжает Общественная Наблюдательная Комиссия или Уполномоченный по правам человека прячут по хоздворам, по контрольно-следовым полосам; там, где грязно, куда люди в парадной одежде не пойдут. Меня конкретно в январе содержали в прогулочном дворике когда был приезд прокурора. Полураздетый, при температуре минус 32 я пробыл почти два часа во дворике. А перед этим я был избит, меня минут 20 били, а потом просто вытащили в прогулочный дворик и бросили.

Я обращаюсь не только от себя, но и от жен, матерей, сестер тех осужденных, которые сейчас там собрать большую комиссию из Москвы или Санкт-Петербурга которая бы выехала в челябинскую область и про вела опрос этих лиц, имена которых я могу назвать: Локтионов Олег, Абакумов Даниил, Любисток Денис, Карташев Виталий, Латыпов Руслан, Рыжков Сергей — они могут подтвердить то, что происходило и сейчас происходит в колонии.

Жалоба на нарушение конституционных прав человека и гражданина.

В интересах осужденного Георгия Джангавадзе

10 апреля 2006 года Люберецким городским судом по статьям 111, 105 УК РФ осужден Георгий Джангавадзе, наказание отбывал в ФКУ ИК-1 ГУФСИН РФ по Челябинской области.

15 мая текущего года Джангавадзе был этапирован и по настоящее время содержится в ФКУ ИК-6.

Именно условия содержания в данном исправительном учреждении и являются причиной и непосредственным поводом подачи на Ваше имя настоящей жалобы

Дело в том, что сотрудниками указанной колонии постоянно и на систематической основе допускаются нарушения действующего законодательства

Так, в ходе беседы с Джангавадзе, имевшей место 17 мая этого года, последний сообщил мне о том, что 15 мая 2012 года, по прибытию в ИК-6, он был раздет и прикреплен скличем к решетке. Сотрудники колонии одели на него каску, наручники и подвергли его избиению. Избивали в течение двух дней, он кричал от боли так, что потерял голос. Ему затыкали рот и включали сирену. Не давали пить и есть, он терял сознание.

По результатам рассмотрения данного заявления 28 мая 2012 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В ходе беседы с Джангавадзе, имевшей место 22 июня этого года, последний сообщил мне о том, что ему не выдают матрас, гигиенические принадлежности - мыло, зубную пасту, полотенце. В камере не работает лампочка, сидит в темноте. В последующем матрас выдали, но матрас и постельное белье были грязными, не отвечают санитарным нормам. Не соответсвует этим, элементарным санитарно-гигиеническим требованиям и камера в целом

11 июля 2012 года в связи с продолжающимся ухудшением самочувствия, Джангавадзе поручил мне решить вопрос о его переводе в ЛПУ СТБ для прохождения лечения.

В этот же день начальнику колонии мной подано соответствующее заявление с просьбой провести полное обследование осужденного на предмет его перевода в лечебное учреждение.

Однако, по состоянию на 20 июля сего года никаких мероприятий направленных на обследование здоровья осужденного не проводилось и не проводится.

НУРИЖОКОВ НУРАЕД БОРИСОВИЧ

7 апреля 2012 года во время задержания сотрудники полиции подбросили мне запал от гранаты и гранату. Меня привезли в ОВД в Долинске, где пытали 1,5 года назад после похищения. Сотрудники полиции повалили меня на пол, присоединили к моим рукам какие-то предметы, от которых у меня началась тряска и очень сильная боль, думаю, меня пытали электрическим током. Затем снова продолжали допрашивать, заставляли признаться в том, что я пособник и хранил оружие. Мне наносили удары по голове, шишки на голове до сих пор сохранились.

Я не знаю, сколько часов продолжались пытки, я кричал от невыносимой боли. Мне не разрешали пить воду, так как один из сотрудников, выражаясь грубой нецензурной бранью, сказал, что я могу от этого умереть, так как сквозь мое тело пропускали электрический ток. Мне очень сильно хотелось пить. Когда я не смог терпеть пыток и наносимых ударов по моей голове, я подписал несколько документов. Сотрудники полиции сказали, что если я все подпишу, мне дадут условный срок, так как у меня трое малолетних детей и больная печень. После этого я почувствовал сильную боль в области сердца и мне принесли лекарства. Кто-то из сотрудников сказал: больше не будем, вдруг он помрет здесь.

Термические ожоги сохранились на мизинцах моих рук, но дознаватель отказал в проведении судебно-медицинской экспертизы, так как при поступлении в ИВС г. Прохладный я не сообщил сотрудникам ИВС о том, что меня пытали, я не сделал этого, потому что боялся, что за это меня снова начнут пытать. Мой адвокат заявила ходатайство о проведении СМЭ. Но нам отказали, хотя я показывал дознавателю ожоги на моих пальцах.

Адвокатский кабинет Малахова Егора Александровича

09 сентября 2012 года

Жалоба на нарушение конституционных прав человека и гражданина.

В интересах осужденного Махнина Дмитрия Леонидовича

09 августа текущего года на основании соглашения об оказании юридической помощи я посетил осужденного Махнина Д.Л.

В ходе беседы Махнин сообщил мне о том, что 07 августа 2012 года в ИК-10 ГУФСИН РФ по Челябинской области он и осужденный Ожегов Д.С. вскрыли вены, живот. Причиной попытки суицида послужили постоянные унижение, рукоприкладство и избиение со стороны сотрудников администрации. За любую мелочь (незастегнутая верхняя пуговица и т.п.) могут растянуть на решетке, ударить или избить. Атмосфера в колонии среди заключенных нездоровая и может характеризоваться как находящаяся на грани отчаяния, большая часть пострадавших из числа осужденных запуганы и бояться законными методами противостоять произволу администрации.

Действительно, у Махнина перевязаны бинтом предплечья рук и живот. Повязка пропитана кровью. В целях оказания юридической помощи я предпринял попытку зафиксировать телесные повреждения у своего подзащитного при помощи видеотехники. Оперативные сотрудники данного учреждения не позволили мне не только заснять осужденного, но даже пронести видеоустройство на территорию колонии. Данные действия сотрудников ИК-10 носят явно незаконный характер и требуют надлежащей правовой оценки, поскольку совершены вопреки решению Верховного Суда РФ от 07 февраля 2012 года о признании недействующими в части пунктов 76,80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждения. Данное решение было представлено им для ознакомления.

В настоящее время осужденный Махнин находиться в ШИЗО, где его заставляют делать физзарядку несмотря на достаточно тяжелые телесные повреждения. Данные требования мой клиент расценивает и рассматривает как бесчеловечные, даже отдаленно неимеющие ничего общего с принципами и целями уголовно-исполнительного законодательства, подрывающие его состояние здоровья действия.

11 июля этого года Махнин подал заявление об этапировании в ЛПУ СТБ 3 для обследования, жалуется на постоянные боли в сердце. Решение по данному заявлению по сей день не принято.

Прокурору РФ Чайке Ю.

СИЗО-1, г. Грозный.

Заявление.

Я ранее неоднократно обращался с заявлением, жалобой в адрес прокурора ЧР Кузнецова В.А о творимом в отношении меня произвола со стороны сотрудников правоохранительных органов. Однако, я, как подвергался физическому насилию, так и подвергаюсь по сей день.

12 сентября 2006 года я был этапирован из СИЗО -1 г. Грозный в ИВС ОРБ-2 г.Грозный. Ближе к вечеру меня вывели из кабинета, надели на голову мешок и повели куда-то, в отдельную «комнату пыток» в пределах этого здания. Сразу, как только доставили в ту комнату, меня стали методично, жестоко избивать. При этом меня оскорбляли отборным матом, они сказали, что если мне удалось пройти их проверку ФСБ и ГРу, то это ничего не значит. Они представились каким–то спецподразделением из Москвы. Мои мучители разговаривали как на русском, так и чеченском языках. Как только меня завели в «камеру пыток», сразу же на меня набросились с трёх сторон, посыпались удары со всех сторон. От такого потока ударов я потерял сознание. Когда очнулся, лежал на полу. Меня приподняли и стали душить, при этом кричали «умри гад». В процессе этого избиения я неоднократно терял сознание. Однако, я приходил в себя и пытки продолжались. Я говорил своим мучителям, чтобы не били меня, кроме того, после побоев, когда меня задержали я попал, будучи в бессознательном состоянии, в 9 ГКБ г. Грозного, где провел 4 дня. После тех пыток я потерял частично зрение. Но после этого меня стали пытать по другому. Один изверг стал давить пальцами на мои глаза, а другой сильно тряс мою голову. Это было страшно больно, мне казалось, что в голове что то взорвалось, глаза теряли полностью зрение. Я терял сознание. Меня били от 5 до 7 человек, как мне показалось по разговорам. Одни уставали меня бить и другие сменяли их. Меня били каким-то тупым предметом, возможно полиэтиленовой бутылкой наполненной жидкостью. От меня требовали взять на себя похищение и расстреле военнопленных в 1995-1996 годах в первую военную компанию в ЧР, а также требовали дать показания против Ахмеда Закаева, участника военных действий против Федеральных сил. Также говорили, что если бы я ранее согласился оговорить Закаева, то этого уже не было бы. Я отказался и ранее и в этом случае, т.к. мне ничего не известно о преступлениях Закаева и Яне совершал никаких похищений людей, не расстреливал военнопленных. Мне так же говорили, что из пистолета ПМ, изъятого у меня убиты два сотрудника милиции, и если я соглашусь с их предложениями, то и это преступление с меня снимут, хотя мне это не предъявлялось, но сфабриковать можно всё то угодно. Меня пытали и истязали всю ночь, а устав пытать, поставили на так называемую растяжку, когда не возможно ни сесть полностью, ни встать. Со слов сокамерников в ОРБ-2 мне известно, что где то к 9 часам утра на следующий день, меня полубредовом состоянии доставили в камеру. Через три часа меня увели обратно в камеру пыток, где всё началось сначала. Дальнейшее я помню очень плохо. Помню, что кто предлагал мне сделать укол, после чего я стану сговорчивей, но мне неизвестно, сделали мне укол или нет.

Вечером меня вернули в камеру. После чего я объявил голодовку и требовал своего адвоката. В камере со мной находились подследственные Шамсадов, Зубканаев, Байтсалаев и др.

Ранее 6.05.06 я подал жалобу на имя прокурора ЧР, где подробно описал пытки, которым я подвергался после задержания с 27 .04.06 г. Про требования оговорить А. Закаева я в той жалобе не писал, т.к. мне адвокат рекомендовал об этом не писать. 19.09.06 года ко мне в ИВС ОРБ пришли адвокат Абубакаров и новый следователь Алексенко. Меня с трудом, поддерживая под руки, привели к ним. Я рассказал адвокату и следователю о творимом беспределе в отношении меня. Следователь и адвокат составили протокол.

Я прошу Вас всех спасти мою жизнь, так как больше я не выдержу. Моя смерть будет на Вашей совести!

20.09.2006 года. Эльбиев Р.Т.

ПЫТКИ В ТУЛЬСКОЙ ИК-4 (Показания Дениса Макарова)

"28 мая примерно около 10 часов утра к нам в камеру зашла администрация при входе в камеру они сразу начали выражаться нецензурной бранью и ставить на растяжки. Меня зам.начальника колонии по воспитательной работе Макаркин взял зашкирку и ударил о раковину умывальника. После этого меня также поставили на растяжки. После этого, когда у меня пошла кровь и начала заливать пол один из осужденных сказал начальнику Лысеву: "Посмотрите, у него идет кровь". Меня сюда привели, пристегнули наручниками за спину и кинули на пол. Потом сюда зашел Никитин и начал избивать меня ногами. Потом меня отвели в санчасть, наложили швы. Когда меня привели назад сокамерники сказали, что их тоже заводили по одному и впятером избивали."

От Малькова П.Г.,

Обращение

По поступившей достоверной информации от родственников и адвоката, которого они нанимали, осужденным, содержащихся в ФКУ ИК-9 Омской области, а именно в отряде СООН, ситуация в данном учреждении и в целом в Омской области выглядит следующим образом: не соблюдаются права осужденных, систематические избиения, оскорбления и унижения человеческого достоинства, так 24.07.2012 г. перед отрядом СООН избили сотрудники администрации ФКУ ИК-9 осужденного Оразбаева М.Н., данный факт подтверждают и другие осужденные, содержащиеся в СООН-е ФКУ ИК-9, поясняя следующее: примерно в 17:00 они стали очевидцами, как инспектор в окружении других сотрудников администрации ФКУ ИК-9 стал душить осужденного Аразбаева М.Н., а затем и избивать его. После того, как сотрудники администрации заметили, что мы стали очевидцами данного бесчинства и беззакония, крикнули нам угрозу, что сейчас с нами будет то же самое. После чего осужденные Губанов Р. Р., 1978 г.р., Новгородов А. В., 1975 г.р., Тыштыйбаев Ж.К., Тросиберг В. поерзали себе вены и животы, опасаясь за свою жизнь и здоровье, так как видели жестокое избиение своими глазами осужденного Оразбаева М.Н. Все эти бесчинства и беззакония поощряют сотрудники администрации Ахаев А.З., Мищенко К.А., Кузнецов А.Л. После инцидента приехал прокурор по надзору Левченко, который был вызван администрацией разобраться в данной ситуации, но разбираться прокурор Левченко отказался, а только язвил и хамил. Цитирую дословно: «Это не порезы, а царапинка». Никаких нарушений среди наших объяснений и доводов конечно найдено им не было. Такие же систематические избиения, издевательства и угрозы зачастую происходят и в ШИЗО, и в ПКТ ФКУ ИК-9. Такой же массовый протест в виде порезов вен и животов был и 26.06.2012 г. И так же прокурор Левченко, как и в последний раз не нашёл никаких правонарушений. После того, как прокурору Левченко были даны всеми перечисленными осужденными объяснения по случившемуся, пришли сотрудники администрации, и сказали, что теперь мы будем избиты и изнасилованы, а 25.07.12 г. осужденного Губанова Р.Р. осудили на ЕПКТ ФКУ ИК-7 Омской области. К данному обращению прикрепляю его собственноручно написанное заявление по факту случившегося. Осужденных Новгородова А.В. и Гилёва П.В. этапировали в ФКУ СИ-3 Омской области, где они в виде ноты протеста объявили голодовку в связи со всеми правонарушениями и издевательствами. После чего, 30.07.2012 г. их по одному вызывали в кабинет начальника СИ-3, где начальник и администрация угрожали, а затем избили этих осужденных за то, что они не снимали голодовку и за то, что они хотят восстановить свои законные права и выполнение законов РФ. Собственноручно написанное заявление с изложением всех фактов по выше написанному от осужденного Новгородова А.В. прилагаю. Данное обращение о неправомерном обращении с осужденными в данном исправительном заведении подтверждает и адвокат Гулевский А.В, который лично встречался с осужденными. Его жалобу прилагаю так же.

Просим Вас взять данную сложившуюся ситуацию под контроль и помочь восстановить законные права осужденных и адвокатов о нарушениях, которые они изложили в своих заявлениях и жалобах

10.08.12

Мальков П.Г.

От: Каменко Екатерины Валерьевны Проживающей г.Нижнекамск

Обращение

Мой брат Каменко Александр Валерьевич 09.11.1981г.р. отбывает наказание в ИК-2 г. Салават РБ. 13 сентября 2012г. я получила телефонный звонок от адвоката Хайрулиной Ирины Фанавиевны и она сообщила: « Что 10 сентября на ИК-2 г. Салават были совершенны беззаконные действия со стороны сотрудников администрации, а именно избиение моего брата, вследствие которого, мой брат пострадал и в данный момент находится в больнице № 17 г. Уфы, что ему требуется оперативное хирургическое вмешательство т.к. в его теле находится инородный металлический предмет, данные действия моего брата и увечий своего здоровья были сделаны в виде ноты протеста по отношению к творящемуся беспределу и беззаконию со стороны сотрудников ФСИН Республики Башкортостан. В настоящий момент мы знаем, что операция прошла успешно и его жизни уже ничего не угрожает, еще нам известно, что он не один пострадал от жестоких действий сотрудников этой колонии, из пострадавших тридцать человек которые так же нанесли себе физические увечия виде ноты протеста для того чтобы привлечь внимание общественности по отношению самоуправства и не выполнения правовых норм со стороны сотрудников администрации ФКУ ИК-2 г. Салават они так находятся с инородными металлическими предметами в теле и шестеро из них изнасилованы сотрудниками этой колонии. Их скрывают в городе Салават и не оказывают медикаментозной помощи. Сегодня 24.09.12г. я созванивалась с адвокатом Ириной и она сообщила, что на операцию привезли ещё одного человека, и попытки заключённых хоть как то защитить себя от этих озверевших сотрудников не прекращаются, пострадавших с каждым днём становится всё больше и больше». Мы знаем, что им угрожали сотрудники ИК-2 «Чтобы они не возвращались обратно, иначе им не жить и по приезду их в колонию они так же будут подвергнуты изнасилованию!».

Складывается такое ощущение, что правоохранительным органам Республики Башкортостан в частности тем, кто работает исправительных учреждениях «ЗАКОН НЕ ПИСАН» и им дозволенно абсолютно все, т.е. избивать, калечить, насиловать, уродовать наших БРАТЬЕВ, ОТЦОВ, СЫНОВЕЙ.

5.10.2012 года в Исправительной Колонии ФКУ ИК-11 Ставрополь при проведении массовых обысковых мероприятий Спецназом УФСИН по Ставропольскому краю были жестоко избиты осуженные находящиеся в Штрафном Изоляторе в Помещении Камерного Типа. Пытки и издевательства продолжались более двух часов.

Со слов бывшего осужденного Чернова М. который освободился через день после избиения осужденных с которым мне удалось общаться по телефону. "в тот момент я находился в помещении камерного типа мне были отчетливо слышны разговоры, крики и стоны сотрудники избивали осужденных требуя от них раздеться до гола и представиться не смотря на то что те выполняли ихние требования сотрудники продолжали измываться требуя представиться но как только осуженный начинал говорить свою фамилию имя как те прерывали его градом дубинок. Их выводили на прогулочные дворики раздевали до гола и били. Когда меня вывели на прогулочный дворик якобы на прогулку я увидел как они били Вац

уева ногами он лежал на бетонном полу, голова и лицо были в крови. Я слышал как они ему выкрикивали такие слова: ...ну что чечен хорошо тебе сидиться в России... В соседнем дворике били другого осуженного за то что тот хотел жаловаться. Меня завели в третий дворик но прибежал сотрудник местной администрации сказал омоновцам меня не трогать так как мне освобождаться через несколько дней. Некий Афанасьев из отдела безопасности Уфсин по краю создал так называемую бей бригаду где и сам участвует в избиении. Вацуева бил сам лично ногами только за то что парень чеченец. В этот день в ИК-11 за массовые обысковые мероприятия был ответственным Афанасьев." ( Подождав две недели осужденные объявили голодовку) С 20 октября осужденные находящиеся в ШИЗО, ПКТ. Находятся на голодовке Требуют встречи с правозащитниками, так как жалобы осужденных не принимаются и не выпускают из колонии. Требую чтобы обращения, жалобы, выходили из колонии без угроз и шантажа сотрудников администрации. Так же принятия мер по отношению тех сотрудников которые избили их.

Все продолжается. На сегодняшний день Вацуев продолжает голодовку, не смотря на то, что в его адрес поступают угрозы, со стороны начальства тюрьмы.

Руководитель АНО НИАА "Объектив" Хеда Саратова.

Прокурору КБР Жарикову О.О. Руководителю СУ СК РФ по КБР

Правозащитный центр КБР

ЗАЯВЛЕНИЕ Ерижокова Нураеда Борисовича

07.04.2012 г. я был задержан сотрудниками полиции в г. Прохладный примерно в 11 часов утра. Я отвез свою маму на рынок, где она продавала яблоки, а сам поехал в сторону авто-рынка, так как хотел купить себе машину. Я ехал на своей автомашине «Газель» Мою автомашину преградили неизвестные мне люди в масках и камуфлированной одежде, несколько человек были одеты в гражданскую одежду. Меня насильно вытащили из машины, стали проводить в ней обыск. Мне приказали не поворачиваться и стоять возле машины, поднять руки. На протяжении 20 минут я стоял возле своей автомашины, мне приказали не поворачиваться и не опускать руки. Когда я стоял, то почувствовал, как один из сотрудников в маске, создавая видимость личного досмотра, положил в мои карманы тяжелые предметы, в правый карман запал от гранаты, в левый – гранату. Через несколько минут сотрудники полиции изъяли указанные предметы из моих карманов, и только после этого позвали понятых. Один из понятых убежал, через некоторое время ушел второй понятой. Сотрудники полиции позвали других понятых, и я услышал, как сотрудники полиции разговаривали с ними на повышенных тонах. Сотрудники угрожали мне, что если меня отпустят, точнее, не осудят, они убьют меня. В присутствии понятых стали заполнять какие-то бумаги. После этого меня посадили в автомашину к сотрудникам, надели на голову черный полиэтиленовый пакет, завязали его скотчем и отвезли в неизвестном направлении. Я запомнил номера автомашины, на которой меня увезли – 413, кажется, ВАЗ-2109 или 2199, не могу точно сказать. После того, как мне подбросили гранату и запал к ней, сотрудник полиции приказал мне достать из кармана деньги. Я достал из кармана деньги в сумме 17 900 рублей, думаю, в этот момент я прикоснулся к подброшенным мне предметам. Я уверенно могу заявить, что меня привезли 6 ОВД в Долинске, так как примерно 1,5 года назад меня похитили, а затем пытали в этом же здании. Не смотря на то, что 7 апреля, в день задержания, на моей голове был черный пакет, я узнал комнату, в которой меня пытали, там была сломанная плитка на полу. Сотрудники полиции повалили меня на пол, присоединили к моим рукам какие-то предметы, от которых у меня началась тряска и очень сильная боль, думаю, меня пытали электрическим током. Затем снова продолжали допрашивать, заставляли признаться в том, что я пособник и хранил оружие. Мне наносили удары по голове, шишки на голове до сих пор сохранились.

Ожоги термического происхождения от пыток током также сохранились на мизинцах моих рук, но дознаватель отказал в проведении судебно-медицинской экспертизы, так как при поступлении в ИВС г.Прохладный я не сообщил сотрудникам ИВС о том, что меня пытали, я не сделал этого, потому что боялся, что за это меня снова начнут пытать. Но в ИВС меня никто не бил, когда пришел мой адвокат я все ей рассказал, и она заявила ходатайство о проведении СМЭ. Но нам отказали, хотя я показывал дознавателю ожоги на моих пальцах.

Я не знаю, сколько часов продолжались пытки, я кричал от невыносимой боли. Мне не разрешали пить воду, так как один из сотрудников, выражаясь грубой нецензурной бранью, сказал, что я могу от этого умереть, так как сквозь мое тело пропускали электрический ток. Мне очень сильно хотелось пить. Когда я не смог терпеть пыток и наносимых ударов по моей голове, я подписал несколько документов. Сотрудники полиции сказали, что если я все подпишу, мне дадут условный срок, так как у меня трое малолетних детей и больная печень. После этого я почувствовал сильную боль в области сердца и мне принесли лекарства. Кто-то из сотрудников сказал: больше не будем, вдруг он помрет здесь.

Сейчас я нахожусь в ИВС г. Прохладного, скоро увезут в СИЗО г.Нальчика. Меня подозревают в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.222 УК РФ. После задержания мне не предоставили возможности сообщить родственникам о том, что я задержан. Первый допрос провели с адвокатом, которого пригласил дознаватель, не смотря на то, что моя семья могла заключить договор с адвокатом. Я не смог рассказать адвокату все, что со мной произошло, так как не доверял ему, меня не покидало чувство страха и тревоги за свою жизнь и здоровье.

Прошу Вас оказать содействие в проведении в отношении меня судебно-медицинской экспертизы в кратчайшие сроки.

http://zeki.su/publikacii/2012/11/26230633.html

Критик , 27 Ноября 2012

Это не бунт, а акция отчаявшихся людей

ФСИН твердит, что за акцией в Копейске стоят «уголовные авторитеты». Однако ИК-6 — это колония для людей, впервые оказавшихся за решеткой. Никаких рецидивистов там нет, а если и есть, значит, ФСИН поместила их к «первоходам» незаконно.

Челябинский губернатор Михаил Юревич признал порочной систему местного тюремного ведомства, но списал все пороки на мертвых — в прямом смысле слова. «Существующая система, которая будоражит всю страну, построена при прежнем руководителе ГУ ФСИН области, ныне покойном. Эта система привела к тому, что в местах лишения свободы огромное количество самоубийств. Такого быть не должно… Нужно очень серьезно разбираться. У нас новый начальник ГУ ФСИН, поэтому мы пока не можем давать оценку его работе. Тем более что существующее положение дел сформировалось еще до того, как он занял свой пост. Но очевидно, что сложившаяся система порочна. Об этом свидетельствует такое большое количество бунтов — они идут один за другим по разным учреждениям ГУ ФСИН», — заявил губернатор журналистам.

На территорию ИК-6, заключенные которой в субботу устроили акцию протеста против пыточных условий содержания, сегодня так и не были допущены ни члены Общественной наблюдательной комиссии, ни журналисты. Администрация колонии ссылается на то, что не может гарантировать безопасность проверяющих.

Между тем никакой внятной информации из-за стен колонии до сих пор не поступает. Сотрудники ФСИН дают умиротворяющие комментарии о том, что «все под контролем», а заключенные «поели и выспались». Однако если все действительно под контролем, неясно, какими проблемами может сопровождаться визит в колонию членов ОНК.

Именно из-за невнятной, противоречивой информационной политики ФСИН город Копейск полнится слухами о том, что из колонии якобы «вывозят трупы восставших заключенных». Напомним, в субботу, в первый день копейских событий, ФСИН и вовсе бросил правозащитникам фантастическую фразу: «Все в порядке, есть некоторые проблемы».

Возле колонии, несмотря на мороз, продолжают оставаться родственники заключенных и журналисты. Люди боятся за своих родных, и отсутствие информации от сотрудников ФСИН еще более способствует распространению страхов и слухов.

Комментирует Оксана Труфанова, правозащитник:

— В понедельник полиции возле колонии стало меньше, но она все еще присутствует, в том числе и спецчасти. Здесь же, возле колонии, по-прежнему находятся родственники заключенных, человек 40. На улице холодно, все очень замерзли. Машины полиция не пропускает к колонии ближе, чем на километр.

Заключенных администрация по-прежнему не показывает, членов ОНК не пускают на территорию колонии, несмотря на то, что у них должным образом оформлены все документы и отказ в допуске в исправительное учреждение является прямым нарушением Федерального закона «Об ОНК».

елябинская правозащитница и журналистка, сотрудница правозащитного центра «Русский вердикт» Оксана Труфанова занимается проблемами ИК-6 уже давно. В ее блоге можно почерпнуть много шокирующей информации о происходившем в этой колонии. Вот, например, фрагмент письма одного из заключенных, который содержался в этой колонии, но был переведен в СИЗО: «В колонии №6 Копейска по отношению ко мне и другим осужденным регулярно применялись пытки холодом и голодом. Нас подвешивали в обнаженном виде, приматывая скотчем к решетке, травили газом, на голову надевали металлический колпак, в который были встроены динамики, воспроизводившие звуки автомобильной сигнализации. Кроме того, применялось сексуальное насилие различными предметами... В ИК-6 меня били, предполагаю, что с левой стороны неоднократно были сломаны ребра (наверное, это легко доказать рентген-обследованием). У меня есть серьезные опасения за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье второго свидетеля Олега Локтионова, который до сих пор находится в ИК-6, то есть его охраняют те, кого он якобы пытается оклеветать! Меня так же в ближайшее время хотят этапировать обратно в ИК-6, сотрудники которой в деле по 306-й статье УК РФ, возбужденном в отношении меня, являются якобы потерпевшими!»

Родственники заключенных через начальника полиции Копейска передали администрации колонии списки заключенных, чтобы каждый осужденный расписался напротив своей фамилии — люди желают хоть как-то удостовериться в том, что их близкие живы и здоровы. Но пока даже таких свидетельств из-за стен колонии не поступило.

То, что произошло в Копейске, — это не бунт и не восстание, это акция отчаявшихся людей. Я давно занимаюсь проблемами этой колонии и знаю, что пытки там действительно были. Злоупотребления разного характера тоже. Я как правозащитник курировала дела заключенных Евгения Терехина и Даниила Абакумова и знаю специфику этого учреждения.

Заключенные, в числе прочего, требуют отставки начальника ИК-6 Дениса Механова и начальника отдела безопасности колонии Константина Щеголя. Требуют освобождения заключенных из ШИЗО. Требуют восьмичасового рабочего дня для работы «на промке». Требуют остановить взяточничество, поборы.

ФСИН пытается убедить общественность, что за акцией заключенных стоят какие-то «уголовные авторитеты». Но дело в том, что ИК-6 — это колония для «первоходов», для людей, впервые оказавшихся за решеткой. Никаких рецидивистов и «авторитетов» там нет, а если они есть, то значит, ФСИН поместила их к «первоходам» незаконно.

Люди хотят, чтобы был наведен порядок. Чтобы ФСИН признало наконец свои ошибки и наказало виновных.

http://www.specletter.com/obcshestvo/2012-11-26/bunt-otchajanija.html

Критик , 27 Ноября 2012

Запрещенное чтение

Уже и читать запрещено? Каким законодательным актом? А если завтра взять, например, "Преступление и наказание" выйти, допустим, на Красную площадь и начать читать вслух, тоже загребут?

Критик , 27 Ноября 2012

КОПЕЙСК, ДАЛЕЕ- ВЕЗДЕ?.. Видео

Критик , 27 Ноября 2012

К сожалению, история, произошедшая в ИК-6 города Копейск не является уникальной. Точнее все-таки является, но только в том, что в первый раз протест заключенных против беспредела со стороны начальства приковал к себе столь широкое внимание блогосферы и СМИ (не удалось ограничиться сухой заметкой). До этого по большей части эта тема в основном интересовала только правозащитников и родственников заключенных. А в остальном - похожая ситуация в местах не столь отдаленных не является такой уж редкой.

Да, сидящие на зоне ребята - далеко не подарок, тем более в колонии строгого режима, каковой является ИК-6. Но не надо думать, что там сидят только убийцы и насильники. Попасть туда можно за кражу, грабеж, незаконный оборот наркотиков и еще много за что. Не застрахованы и "коммерсы" от попадания на "строгач". Вообще есть замечательная русская поговорка "от сумы да тюрьмы не зарекайся".

Ниже приведены выдержки из свидетельств очевидцев, побывавших в разных уральских зонах.

Исправительная колония общего режима 54. Новая Ляля.

Мы обрадовались, потому что выходим из переполненной камеры, в которой мы спали посменно, на прогулку нас выводили раз в неделю.

И вот мы идем. Я тогда не знал, что медсанчасть и карантин располагаются в одном здании… Бить нас начали прямо на лестнице ведущей в карантин…

Десять сотрудников колонии, в том числе и офицеры Отдела Безопасности, Оперативного Отдела, а также 15 осужденных-активистов избивали нас часа четыре.

С перекурами.

Курили они.

Начальник Отдела Безопасности майор Прокофьев любил наносить удар ребрами ладоней в шею, а затем следовал удар ногой в корпус. Лейтенант Чеботарь просто любил пинать, и всегда старался попасть в голову. Гапанович вообще, по-моему, с ненормальной психикой человек.

Требования были все те же: отъесть, пробежать, помыть… Часов через пять, когда мы практически уже не держались на ногах нас троих отвели в ШИЗО, где мы просидели около 90 суток, после чего перевели в ПКТ.

Источник: http://urallag.ru/zona/ik54/neof.htm

Исправительная колония строгого режима 46.

В самом деле, вы видели когда-нибудь, чтоб зампобор однимал цены в лагере на лапшу? Вы знаете вообще кто такой зампобор? Это заместитель начальника колонии по БЕЗОПАСНОСТИ и ОПЕРАТИВНОЙ РАБОТЕ. Он должен раскрывать, предотвращать, собирать информацию о готовящихся, совершаемых или совершенных ПРЕСТУПЛЕНИЯХ на территории колонииили и за ее пределами , если эти преступления имеют отношение или как то связаны с зоной.

И вот он поднимает цены в лагере на лапшу. Я такого не то что бы нигде не видел, но и не слышал, а я просидел в общей сложности 17 лет.

Вообще, существуют твердые расценки на все:

Выход с БУРа на закрытый барак-10 тыс.

Выход с закрытого барака в лагерь-10 тыс.

Удо(гарантированная комиссия) от 10 тыс.

УДО(гарантированная комиссия, суд, освобождение)- индивидуальная договоренность но меньше чем за 100 тыс разговора не будет.

На моей памяти оттуда выпустили одного цыгана-барыгу за 80 тыс$.

Источник: http://urallag.ru/zona/ik46/neof.htm

Исправительная колония общего режима 62. Ивдель.

Всегда находятся желающие. Так шнырь выбирает трех – четырех человек. Потом он отводит их в столовую. В овощной цех. Там добровольцы принимаются за работу. За ними наблюдают вязанные (активисты из числа осужденных).

Так как в зоне голод, то жрать корнеплоды во время работы категорически запрещено, за этим и наблюдают вязанные, и если будет замечено что зек съел хоть полморковки, его тут же забьют киянками – деревянными молотками. Однако разрешено есть очистки. Что и делают зеки. Они сжирают очистки прямо с грязью, при этом, не отрываясь от трудового процесса.

...

После утренней проверки отряд выходит на плац. Там они будут маршировать и петь строевую песню «Не плачь девчонка» несколько часов подряд, до обеда.. Без остановок и перекуров. Диарейные зеки, как и все остальные, старательно печатают шаг и поют во все горло. Все знают о киянках. Но самые страдальческие лица именно у диарейных зеков – их пучит и рвет днище. Покинуть строй они не могут, - киянки рядом, и страх перед ними сильнее желания опорожнить кишечник.

Источник: http://urallag.ru/ivdel/ik62/neof.htm

Исправительная колония общего режима 2. Екатеринбург.

Есть там еще такая постановка - заводят тебя в комнату, где сидят такие же зеки, так называемые сотрудники администрации, и говорят, что вышел указ Президента, что если ты уже осужден за преступление, то за ранее совершенные преступления ты уже ответственности не несешь, и ты, мол, уже за них заранее помилован этим указом. Им просто надо записать твои показания, чтобы мол милиция то дело могла закрыть и сдать в архив. И на самом деле показывают тебе этот указ весь в гербах и печатях и за подписью Президента. Сначала так мило уговаривают, а потом начинают бить руками и ногами, крича, что уже знают про твои преступления, им мол нужна твоя подпись.

...

За карантин №1 особый разговор. Там вообще творятся неописуемые вещи. Людей там просто убивают и всячески издеваются. Например, часами заставляют ползать на коленях с тряпкой по коридору карантина. Людей гоняют бегом с 1 этажа на 2-ой и при этом бьют чем попало. Загоняют в раздевалку - маленькую комнатушку набивают битком и держат, некоторые теряют сознание. А строевая, - это вообще ужас, это не описать и на двух листах. Кошмар. При мне два человека умерли в больнице...

Источник: http://urallag.ru/ekat/ik2/neof.htm

На том сайте можно еще много чего интересного прочитать.

От регулярного угощения дубинками спецназа не застрахована даже самая "черная" зона (которых сейчас осталось не так много).

После того как Заостровского вывезли ( при помощи спецназа и БТРа ) в другую зону, тройка еще лет пять катилась на воровском ходу, т.е. оставалась самой черной зоной в управлении, не смотря на то, что ежемесячно туда приезжал спецназ и в качестве профилактики дубасил от души всю зону, а ШИЗО и ПКТ убивали просто в понос.

...

Но самое шило это попасть под спецназ в изоляторе. На тройке верным признаком того, что сегодня в зону зайдет спецназ был утренний сладкий чай. Этот чай в обычные дни всегда был абсолютно безвкусным, а в дни побоищ он был издевательски сладким. Били так, что потом пару-тройку дней на спине лежать было нельзя.

На двенадцатой в Тагиле зеки один раз пошли в отмах и уронили двух или трех спецназовцев, потом тех зеков затравили собаками, хорошо, что не насмерть, ибо жизнь зека не стоит ничего…

Источник: http://urallag.ru/zona/ik3/neof.htm

При этом есть вполне нормальные зоны, где режим соблюдается, но без перегибов. Рекомендую прочитать интервью с начальником ИК-47 г. Каменск-Уральский. http://www.urallag.ru/zona/ik47/glav.htm. Там вообще на сайте много интересного можно найти.

Для пустожурнальных защитников ментовского беспредела под видом "стабильности", которые в обилии развелись в эти выходные в сети: ни киянки, ни поборы, ни многочасовое избиение и "профилактика" спецназом никакого отношения к закону не имеет. Так что Солженицын был, надо сказать, далеко не такой сказочник. "Натура" гораздо круче всяких книжек, пусть даже и "по мотивам".

http://rychkoff.livejournal.com/85820.html?thread=3444540&

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов