«В нашем виде спорта царит классика суровой России»

Борис Курышкин и Павел Кузмич

Борис Курышкин и Павел Кузмич
Фото: из личного архива Бориса Курышкина

Чемпион страны Борис Курышкин о том, как спортсменов выгоняют из олимпийской сборной

В начале года весь спортивный мир взахлеб осуждал скандал в фигурном катании — вместо чемпиона России Максима Ковтуна федерация решила отправить в Сочи «заслуженного» Евгения Плющенко, который взял «легкое» командное золото и снялся с индивидуальных соревнований. Но оказалось, подобная практика процветает и в других дисциплинах. О том, как выиграть первенство страны, показать второе время на олимпийской прикидке и не поехать в Сочи «Ленте.ру» рассказал чемпион России по санному спорту Борис Курышкин.

«Не смог стать «своим» в сборной»

«Лента.ру:» Как для вас начинался санный спорт? Когда вы поняли, что это всерьез и надолго?

Борис Курышкин: Начинал свою карьеру в двойке с Денисом Грошевым. После пробовали в паре с Александром Саковым, но моим пока главным партнером стал Павел Кузмич. Первая мысль сложить нас вместе пришла по тем временам главному тренеру молодежной сборной Георгобиани Геле Элгуджевичу. Он у меня спросил, не против ли я. Ответил, как пионер: «Надо, значит надо». Хотя на тот момент я не совсем понимал, как будут вместе выступать парень из Москвы и Красноярска. Но, видимо, сама жизнь за нас все решила. Начали кататься, тренироваться. Чтобы в двойке нормально выступать, нужно много времени на притирку. Естественно, первый сезон откатали кое-как. Второй еще хуже, но вот на третий неожиданно поехали. В 2009 году вплотную приблизились к лидерам. Да, нам было над чем работать, ведь большинство соперников выступали друг с другом в разы дольше. Но нас это не пугало. Мало того, неожиданно для многих мы в конце сезона в Парамоново выиграли чемпионат России. Естественно, стоя на пьедестале нашему счастью и радости не было предела, но с небес на землю нас довольно быстро опустили. Один из чиновников федерации нам заявил, что мы своим выступлением испортили все планы. Вот так — не больше, не меньше. Может быть, уже тогда мы перешли кому-то дорогу.

И что дальше?

Мы не придали значения этому факту, продолжили работать и верить в свою одаренность. Катались на санях старшего брата Кузмича. Все получалось, впереди замаячила Олимпиада в Ванкувере. Нашу победу назвали случайной, отправив доказывать свои амбиции через сито олимпийского отбора, но в сборную нас не взять просто не имели права. Все-таки чемпионы России. 2009 год прошел под девизом олимпийских прикидок, тренировок. Главная из них должна была пройти на олимпийской трассе в Уистлере. Мы удивили и здесь — второй результат с солидным отрывом от третьего и четвертого места. Конечно обрадовались. Шутка ли, Олимпиада на носу и это после драматического начала сезона, на старых санях, да и первой паре сборной Южакову-Махнутину проиграли жалкие сотые. Ждем объявления олимпийского состава: естественно, мандраж, переживания. В итоге взяли всех, но не нас. Официальная причина: «Отсутствие опыта выступления на Олимпийских играх». В качестве некой компенсации сказали, что оставили нас с прицелом на Сочи. Мол, как раз за четыре года наберемся опыта. «Парни, не обижайтесь. Это всего лишь Олимпиада. Сколько еще у вас их будет». Мы про себя только недоумевали: «Действительно, сколько?»

Но в Сочи вас тоже не взяли. Почему?

После Ванкувера у нас сменился президент федерации, появились спонсоры, которые пригласили в команду зарубежных специалистов. И тут начались проблемы еще более серьезные. В нашем виде сани — это твое оружие. На профессиональном уровне нельзя всем подготовить одинаковые сани, чтобы все одинаково хорошо ехали. Но нам сделали. Никто не учел ни наш рост, ни особенности тела. В итоге, в свои сани я попросту не мог влезть. Любой спуск причинял невероятную боль. Естественно, результаты стали ухудшаться. Новое руководство восприняло наше нежелание выступать через боль, как демарш. В итоге нас отправили домой, где мы и просидели почти весь сезон. Чтобы не умереть с голоду, пришлось пойти работать и забыть о тренировках. Кое-как удалось выбить деньги на Сочи, где сезон открывался Кубком России. Сами прилетели, а сани наши потерялись. Два дня все тренируются, а мы вынуждены смотреть со стороны. С горем пополам наши сани нашлись. Тренируемся неделю и… выигрываем контрольную тренировку и по совместительству Кубок России, окончательно всех удивив. Но в нас снова не поверили. Понятно, что после победы нас должны были взять на сборы в Латвию, но по странному стечению обстоятельств нам задержали визу, и мы пропустили всю подготовку.

Не захотелось в тот момент все бросить?

Наоборот. Мы продолжали тренироваться и даже смогли отобраться на этап Кубка Мира в Сигулде, где к удивлению всего мира заняли шестое место, при этом еще перед второй попыткой боролись за подиум. Нас снова берут в команду, но общий российский лейтмотив не меняется: свои все равно ближе оказались. Одним собирали сани «под ключ», а нам даже «рога» не могли. Доходило порой до абсурда. Мы жили и тренировались вместе со сборной. У нас был тренер-механик, но одним он помогал, а другим — нет. Кто-то скажет, что мы сами виноваты, могли бы сами себе сделать, но не все механиками появляются на свет, а на кое-как сделанных санях выехать на Олимпиаду невозможно. После Сочи план мы выполнить не смогли. Из сборной вылетели. Денег опять нет. Саней нет. Что делать? Надо искать работу. Естественно, о тренировках пришлось забыть. Вот так и работаю по сей день в двух местах.

«Немцам помогает BMW, а нам — «Маруся»

Где можно купить профессиональные сани, если их вообще можно где-то купить, ведь это же все-таки продукт совсем не массового потребления, как коньки или футбольные мячи?

В мире не так много компаний, которые занимаются производством профессиональных саней. Их делают, например, в Латвии. Спортсмены невысокого уровня — из тех стран, где санный спорт плохо развит — ездят на санях именно латвийского производства. Одним из лидеров по массовому производству саней считается компания, которой руководит знаменитый латвийский механик Валдис Кюзис. В далеком 1982 году он придумал идеальную форму обтекателя. Его изобретение тестировали в аэродинамической трубе и сделали вывод, что форма совершенна. До новшества Кюзиса обтекатель был маленьким, а Валдис предложил сделать его будто продолжением тела. Многие спортсмены делают заказ именно у Кюзиса, особенно когда только учатся спускаться на санях.

И во сколько обходится ваш рабочий инструмент?

Производство саней — очень сложный и трудоемкий процесс. Нужно сделать «рога» и обтекатель по индивидуальным параметрам, подогнать полозья, кронштейн и еще огромную кучу мелочей. Чтобы все в совокупности называлось санями, а не дровами, надо усиленно поработать. Я, например, не очень высокий, точнее, ноги у меня короткие, поэтому даже сани спортсмена такого же роста могут мне не подойти. Сами спортсмены сани не покупают, для этого есть другие люди. Но саночники должны присутствовать при процессе изготовления, так как постоянно надо примерять изготовляемую часть. Лично я слышал про цену в четыре тысячи евро. И это не предел. Предполагаю, что сани, на которых выступают мировые лидеры немцы, стоят в разы больше. Но их технологии — тайна за семью печатями. Вот вам пример. Сани Феликса Лоха, трехкратного олимпийского чемпиона и многократного чемпиона мира, на финише сразу убирают в чехол на цепь с замком и уносят с трассы. Немцы очень ревностно относятся даже к попыткам их сфотографировать. У тех, кто пытался крупно снять немецкие сани, не раз случались неприятности. В наших кругах говорят, что немцам сильно помогает концерн BMW.

А что у нас? Серебряный призер Сочи Альберт Демченко якобы в личном гараже чуть ли не с напильником настраивает свои сани.

Это правда. Альберт — уникальный спортсмен, который очень хорошо разбирается в технической части подготовки саней. Он сам их себе настраивает, а не так давно ему в этом трудном деле стала помогать формулическая команда «Маруся». Изначально это был пробный проект по изготовке обтекателей. Позже «Маруся» стала работать не только с Демченко, но и с другими сборниками. Но все равно большая часть конструкции целиком ложится на плечи Альберта. Плюс ему помогает брат Олег.

«На Играх-2006 температура льда менялась на глазах»

Санный спорт, как и любой другой, наверняка имеет свои «подпольные» способы достижения результата. Слышал, что частенько меняют температуру льда во время заездов.

Пока за руку никого не поймали и о таких способах только шепчутся. Что-то доказать здесь крайне сложно, но что касается температуры льда, то, например, в Турине в 2006-м, по рассказам выступавших там спортсменов, температура льда менялась на глазах. Особенно после заезда итальянцев. Все знают, что так делать нельзя, но… На тренировках, кстати, обычное дело проводить эксперименты с разницей температуры гоночного полотна. Но во время соревнований, конечно, подобное недопустимо.

И тем не менее, это практикуется. Насколько отклонение в 1-2 градуса может повлиять на итоговый результат?

В Сочи, когда тестировали новую трассу, тоже часто меняли температуру, чтобы найти оптимальную. Температура льда, как и подготовка саней — это целое искусство. Лед не должен быть слишком холодным, так как он будет очень жестким: один-два заезда и полозья его просто разобьют. Если лед будет слишком мягким, то в нем можно попросту «утонуть», появятся колеи. Автолюбители меня поймут. Как правило, лучше едут первые стартовые номера: после заливки трассы лед хороший, ровный. Последним же не позавидуешь, ухудшение результатов очень заметно. Можно, конечно, за счет опыта, как у Альберта или Армина Цоггелера, вылезти или за счет саней, как у немцев, но это не панацея. Температура льда имеет большое значение, как и температура полозьев. Ни в коем случае нельзя допускать их переохлаждения. Иначе сани не поедут.

Вес саночника тоже влияет? Кому проще — плотному или худому?

За весом в санном спорте серьезно следят. Естественно, условия должны быть равные. Тем, кому не достает килограммов, разрешается использовать утяжелители, которые прячутся в разные части экипировки: штаны, кофты. Перед любыми соревнованиями все проходят контрольную процедуру взвешивания. В состязательные дни саночники также постоянно взвешиваются. Сильные отклонения от контрольной отметки недопустимы. Некоторые, например, даже не едят. Многое зависит от того, как разгонишь сани на старте. Маленькому и худенькому проще отталкиваться, но если уклон хороший, то тяжелый может здорово накатить на финише. Тот же Альберт, например, уже возрастной спортсмен. Ему на старте сложно угнаться за молодыми, но за счет богатого опыта он может накатить, догнать и опередить соперников. В санном спорте, как в жизни: большие долго запрягают, но быстро едут. Впрочем, эта зависимость актуальна не всегда. Очень важно быть еще и техничным спортсменом, чтобы идеально проходить виражи.

«В детстве спорили с тренером на сгущенку»

Слышал, что Федерация ставила эксперимент: на трассу отправили мешок с песком и спортсмена с равнозначным весом. Поговаривают, что выиграл мешок…

Думаю, это традиционная байка, которыми обрастают все виды спорта. Даже чисто теоретически это вряд ли возможно, так как санями надо управлять, чтобы никуда не врезаться и не перевернуться. Мешок вряд ли до финиша доберется.

Не могу не спросить о гонорарах. Зарплаты сопоставимы с другими видами спорта? Понятно, что о футбольных миллионах речи не идет, но на хлеб с маслом, наверное, хватает?

Конечно, как в футболе, теннисе или хоккее мы не зарабатываем. Помню в детстве на натуральных трассах гонялись на спор за сгущенку. Сейчас другие времена. Наших гонораров на жизнь хватает, но у всех же свои требования, свои потребности. Величина заработка напрямую зависит от результатов, а не от твоего поведения. Если ты прилежный спортсмен, хорошо тренируешься, правильно питаешься, спишь сколько нужно, усердно работаешь над собой и не отвлекаешься на развлечения, то только поэтому в материальном плане ты не выиграешь. У нас нужно стабильно демонстрировать высокие результаты, чтобы не только на хлеб с маслом хватало, но и на икру. В любом случае, у нас не футбол. Думбия в Манчестере за полчаса забил два мяча «Сити», и его трансферная стоимость взлетела в два раза. У нас так нельзя.

Из чего складывается зарплата среднестатистического российского саночника?

Первое — ставка спортшколы, за которую ты выступаешь. Ты, как и обычный гражданин, ходишь на работу — тренируешься, выступаешь на соревнованиях. Одним словом, соблюдаешь условия трудового договора. Если добиваешься хороших результатов, тебе поднимают разряд и ставку. Попадание в сборную сулит более солидные дивиденды. Здесь ты получаешь зарплату по определенному разряду. Можно заработать деньги по линии Международной федерации санного спорта, попадая в призеры на этапах Кубка мира. Раньше за участие платили 50 евро. Сейчас многое поменялось. Призовые места принесут от тысячи евро до двух, но попасть в тройку — это большой успех. Есть еще, конечно, чемпионаты мира и Олимпиада, но их в расчет не берем. В последние годы учредили денежные призы за результат. Это отличная мотивационная схема, когда все зависит от тебя: тренируешься, хорошо выступаешь и получаешь заслуженный гонорар. Это не зарплата, это мотивация. Так что если правильно относиться к делу, не беря в расчет высокие результаты, то 60-70 тысяч рублей член сборной получает. Но это спортсмен уровня национальной команды. Чтобы туда попасть, нужно пройти через огонь, воду и дворцовые интриги, которых, к сожалению, у нас хватает.

Это вы о чем?

У нас индивидуальный вид спорта. Как бы мы ни хотели быть одной большой семьей, у нас все равно каждый сам за себя. Если у вас не все получается или травма, например, никто не скажет: «Парень, давай я приторможу, чтобы ты чуть-чуть заработал». Свой хлеб никто не отдаст. Это не футбол, где премиальные зависят от успеха всего коллектива. У нас никто не расстроится, если ты сегодня есть в сборной, а завтра — нет.

 

13 Ноября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов