Кто-то должен написать русский «Аэропорт»

Аэропорт «Внуково 3»
Аэропорт «Внуково 3»
Фото: Григорий Собченко/Коммерсантъ

Гендиректор Внуково А.Дьяков и его зам С.Солнцев подали в отставку в связи с известным событием ночи с 20 на 21 октября. Отставка принята. Сложно было представить, что они останутся на местах, тут все прозрачно. Во всем остальном – совсем не прозрачно, и это уже странно.

По факту: после катастрофы представители Внуково заявили, что ЧП стало "следствием трагического стечения обстоятельств". Сейчас эти слова сопровождаются сообщением о том, что "в Следственном комитете России с этим не согласились, увидев причину в преступном попустительстве должностных лиц, которые не смогли обеспечить согласованность действий сотрудников аэропорта". То есть, опровергая объяснение насчет "трагического стечения обстоятельств".

Мало того, получается, что отставка даже инициирована СК. В.Маркин сообщил, что "В ближайшее время следователи примут меры к отстранению от служебных обязанностей ряда сотрудников аэропорта, которые могут воспрепятствовать расследованию. Несмотря на то, что в деле уже появились первые подозреваемые, очевидным является и то, что за халатными действиями непосредственных исполнителей стоят, конечно же, более высокие руководители аэропредприятия, действиям и бездействию которых в ходе расследования обязательно будет дана соответствующая правовая оценка, и в рамках этого дела мы не исключаем и других задержаний". 

Но из этих слов вовсе не следует, что руководство Внуково рассчитывало отсидеться за фразой о стечении обстоятельств, - это была просто реакция на случившееся, не больше. Тут все было без вариантов и они это отлично понимали. Или вот, в начале во Внуково отрицали, что чистка полосы отдана кому-то на аутсорс - это они вовсе не проявляли благородство, признавая свою вину, они отвечали бы и в случае, если бы и в самом деле чистил аутсорс. Все эти заявления – чисто такое нервное. Единственный шанс для Внукова состоял в вине пилота, но представить себе пилота, который идет на взлет без разрешения? В конце концов, об этом стало бы известно тут же.

Появилась версия, что всем управлял стажер. Вот как-то так: "Руление во "Внуково" в момент столкновения Falcon со снегоуборочной машиной  контролировал диспетчер-стажер, сообщил РИА Новости источник во "Внуково". Затем пришло если не опровержение, то уточнение: "Самолетом действительно управляла девушка-стажер. Однако все ее действия контролировал один из самых опытных авиадиспетчеров Александр Круглов", – заявил источник в аэропорту «Внуково»" - "Известия".

Затем было сообщено, что задержаны ведущий инженер аэродромной службы аэропорта Внуково В.Леденев (руководил снегоуборочными работами), руководитель полетов Р.Дунаев, диспетчер-стажер С.Кривсун и диспетчер А.Круглов (руководивший воздушным движением в момент авиакатастрофы). "Как полагает следствие, указанные лица не обеспечили соблюдение требований безопасности полетов и проведения наземных работ, что привело к трагедии. Задержанные допрошены в качестве подозреваемых" - сообщает СК. Ну, тут возразить трудно – в самом же деле привело к трагедии. Но вот как сразу 4 человека совместно это не обеспечили? То есть, теперь будут разбираться, как и почему. А со стороны (даже со стороны СК) понять еще ничего нельзя.

Соответственно, появляется куча версий – их так много, они все такие разные и вполне убедительные, что уже странно: как же это самолеты не бьются по паре штук на каждом аэродроме в сутки, если любой взлет сопряжен с таким количеством нюансов, которые и предусмотреть нельзя? 

Например, вот как соотносятся диспетчерская служба с теми, кто чистит полосы?Цитата: "Источник "Ъ", близкий к ситуации, пояснил, что единственным "средством объективного контроля" является локатор обзора летного поля". То есть, диспетчер полетов должен одновременно смотреть в некий локатор, отслеживая, что происходит на полосе и возле нее? Или об этом ему еще кто-то сообщает? Мало того, А.Карабанов - адвокат водителя снегоуборщика Мартыненко - сообщает так: "Я могу лишь предполагать, что диспетчер увидел прохождение колонны через ВПП, но не заметил отставшую машину, дав экипажу Falcon разрешение на вылет". То есть, диспетчер полетов со своей вышки должен еще и разглядывать то, как через КПП проходят уборочные машины, считая их количество? Или это какие-то другие диспетчера, не те, которые занимаются воздухом? Но ответственность за полосу у них тогда общая? Как они ее делят? 

Адвокат Александр Карабанов и водитель Владимир Мартыненко. Фото: karabanov/facebook.com

А теперь адвокат Карабанов (да, сам Мартыненко тоже уже в СИЗО): "По его словам, подзащитный находится в шоковом состоянии и пока содержится в изоляторе временного содержания. Он не признает свою вину, настаивая, что действовал исключительно по указаниям своих руководителей. В злополучный вечер перед катастрофой он прошел медосмотр и был допущен к работе на взлетном поле. По утверждению защитника, Владимир Мартыненко ехал на своей снегоуборочной машине в составе колонны, убиравшей взлетные полосы и прилегающую территорию. Впереди же вереницы машин ехала легковая спецмашина, также оснащенная спецсигналами, как и снегоуборщики. Все корректировки маршрута происходили по рации — водители всех уборочных машин находились на связи с главным инженером аэродромной службы и диспетчером. В какой-то момент машина Мартыненко якобы задела днищем о некое препятствие — водитель остановился, чтобы посмотреть, нет ли поломки. В этот момент он потерял другие машины из виду".

"В этот момент он потерял другие машины из виду..." - а как вообще регламентируются действия на полосе при возникновении таких ситуаций? Ну, может же машина встать? Опять же, означают ли эти слова то, что у водителей снегоуборщиков нет никаких способов определить свое местонахождение, кроме визуального осмотра местности? И что, в самом деле, принято, чтобы водитель, у которого там что-то произошло с машиной и который не знает, где именно он находится, мог просто пойти выяснять, что случилось - не сообщив об этом никому и не задумавшись над тем, где он встал? Причем, адвокат сообщает, что Мартыненко эту полосу "мог убирать с закрытыми глазами" и "очень дорожил своей работой".

А со стороны Мартыненко так вообще Пушкин, рассказ "Метель" (РИА "Новости"): "Когда я потерял ориентир, сам не заметил, когда я выехал на взлетную полосу, то есть будем считать, что выехал... Самолет шел на взлет, я его практически не видел и не слышал, потому что техника работает и нет ни фонарей, ничего... Получился удар". То есть, человек, который мог "убирать полосу с закрытыми глазами", не понял, выехал он на нее или нет? И вот что же, на случай таких ситуаций не прописан никакой регламент? А что значит "нет ни фонарей, ничего" – у кого нет? Самолеты стартуют со вполне себе прожектором, снегоуборщик не видел и этого света? Но как тогда снегуборщики не сталкиваются с самолетами каждую зимнюю неделю? И вообще, сколько таких случаев было в последние лет десять?

Но это не к тому, что вокруг ужас-ужас-ужас. Это о том, что никто, оказывается, и не знает, как функционирует аэропорт – если уж даже следователи сейчас будут копаться с этим делом. То есть, а чего тут копаться-разбираться, когда механика взаимодействия служб очевидно прописана и явно проста - сбой в системе обнаружить элементарно. Ну, она точно существует и действительно -  раз уж самолеты со снегоуборщиками все-таки не сталкиваются по десять раз за зиму – проста. Но прошла уже пара дней, а версии продолжают выдвигаться так, как если бы функционирование всего этого хозяйства было совершенно неведомой тайной. Уже должен кто-нибудь написать русский вариант "Аэропорта" Хэйли, должен.

Там же примерно о том же: "«Аэропорт» (англ. Airport) — роман-бестселлер 1968 года американского писателя Артура Хейли. … Действие происходит в вымышленном Международном аэропорту имени Линкольна, в пятницу вечером, с 18:30 до 01:30, в один из январских дней 1967 года. Аэропорт отдалённо схож с реальныммеждународным аэропортом О’Хара, хотя упоминающиеся в романе три взлетно-посадочные полосы в аэропорту О’Хара отсутствуют (вернее, расположены в другом азимутальном направлении).

На аэропорт обрушился снежный буран, поэтому администрация аэропорта, наземные службы и летный персонал вынуждены работать в условиях запредельных нагрузок, чтобы аэропорт продолжал функционировать.

Сюжет в основном завязан на Мэла Бейкерсфельда, главного управляющего аэропортом. На него обрушивается множество проблем — начиная с пропавшего пикапа с едой для пассажиров, самолетом, перегородившим одну из взлетно-посадочных полос, и кончая семейными неурядицами.

Присутствует линия подготовки, полета и трагических происшествий на борту рейса номер 2 «Золотой Аргос», а также относительно благополучного завершения аварийного рейса, не превратившегося в катастрофу благодаря героическим действиям экипажа, а также четкой и слаженной работы наземных служб".

И так далее, все в одном флаконе. Любой человек прочтет и поймет, как обстоят дела. Даже если и немного испугается, то ему потом все равно будет проще летать. Но, конечно, если не знать ничего, то и жить интересней – всякий раз все вокруг такое незнакомое, можно выдвигать версии и бояться всего подряд.

http://polit.ru/article/2014/10/23/eb231014/

23 Октября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов