Что такое добровольные пенсионные программы и почему на них нет надежды

Что такое добровольные пенсионные программы и почему на них нет надежды

 

После отмены обязательных пенсионных накоплений с рынка, скорее всего, уйдут больше половины НПФ. Из нынешних 90 фондов останутся лишь 30–40 крупнейших. Но ничего плохого в этом нет – это закономерный процесс естественной эволюции финансовой системы. Плохо другое: у развития добровольных накопительных программ, которые теперь предлагаются взамен существующей системы, в России практически нет потенциала – все, кто способен в них участвовать, уже и так это делают. 


Сколько в России добровольных пенсионных программ?

В действительности добровольные негосударственные накопительные программы в России действуют уже давно – с 1993 года. По данным Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ), сейчас в них участвуют 6,4 млн россиян. Из них около 1,1 млн человек – в индивидуальных добровольных программах. А все остальное – это корпоративные программы, предлагаемые своим сотрудникам крупными компаниями. По моим оценкам, сейчас такие корпоративные программы есть примерно у 10 тысяч российских предприятий. А обслуживают их 120 НПФ, у которых в совокупности скопился уже 1 трлн рублей по корпоративным программам.

Смысл этих добровольных корпоративных накопительных программ в том, что работодатель помогает работнику независимо от государства накапливать деньги на будущую пенсию. Для сотрудника это часть соцпакета, а для компании – способ привязать сотрудника к своему месту, потому что расторжение трудового договора фактически приводит к потерям для сотрудника по корпоративной программе части накопленного дохода (точные цифры зависят от конкретного договора между работодателем и работником), и он десять раз подумает, прежде чем увольняться. Условия таких программ могут быть разными: чаще всего человек сам выбирает, сколько он готов платить – 2%, 5% или 8% от своей зарплаты, и примерно в том же объеме плюс-минус это софинансируется работодателем. 
  
Но тот факт, что эта система уже успешно работает, вовсе не означает, что эту практику есть возможность расширять. Сегодня практически все предприятия, которые могут себе позволить такие программы, их уже давно имеют. Все остальные либо не осилят таких финансовых вложений, либо это агрессивно развивающиеся частные компании и «дочки» иностранных компаний, которые мало интересует проблема текучки кадров. С точки зрения расширения добровольных корпоративных программ остается лишь ресурс вовлечения оставшихся сотрудников этих же компаний, которые еще не вошли в такие программы. Но у большинства компаний доля вовлеченных сотрудников в собственные корпоративные пенсионные программы достаточно высока – 30–70%. 

Что это означает для российской экономики? Говоря попросту, это значит, что новых источников длинных денег в ней не появится. А один из двух существующих источников – обязательные пенсионные накопления – отпадет после вероятного решения правительства об их отмене. 

Почему НПФы не выживут?

Что потеряет пенсионная индустрия при отмене обязательных накоплений? Пенсионные резервы неправительственных пенсионных фондов по корпоративным программам – около 1 трлн рублей, обязательные пенсионные накопления – это еще 1,1 трлн рублей на счетах 22 миллионов россиян в НПФ плюс, по моим оценкам, примерно 1 трлн рублей двадцати четырех миллионов «молчунов» в ВЭБе. Ежегодный социальный взнос в систему от всех плательщиков (6 процентных пунктов из 22% от зарплаты работника до вычета НДФЛ) сейчас превышает 0,5 трлн рублей. 
  
Соответственно при отмене обязательной пенсионной компоненты пенсионная индустрия лишается 1 трлн рублей «молчунов», а также ежегодного трансфера более 0,5 трлн рублей. А судьба оставшихся в НПФ 1,1 трлн рублей накоплений не определена – не исключена и потеря этих средств в случае изъятия их в пользу Пенсионного фонда России. С уверенностью можно сказать, что у неправительственных пенсионных фондов останутся только корпоративные программы. 

Почти все НПФ, работающие с обязательными накоплениями, участвуют и в корпоративных программах. Но сказать, что эти программы смогут прокормить эти фонды, нельзя – это актуально только для крупных НПФ вроде «Газфонда», «Благосостояния», «Транснефти», «Нефтегаранта», которые спокойно проживут и без обязательных накоплений. А мелким фондам, которых не меньше половины, жить будет не на что. 

НПФ – это в принципе не самый прибыльный бизнес. Традиционно с начала 1990-х годов НПФ задумывались как часть социальной программы по поддержке населения, а не коммерческие предприятия. Но в 2001–2003 годах произошла вторая пенсионная реформа, когда появилась система обязательного пенсионного страхования и обязательных пенсионных накоплений. И тогда деятельность фондов отчасти стала бизнесом.

Сейчас НПФ получают фиксированно не более 10% дохода от инвестирования средств обязательных пенсионных накоплений. Если доход нулевой, то и годовое вознаграждение от инвестиций по пенсионным накоплениям соответственно равно нолю. При инвестировании средств пенсионных корпоративных резервов картинка чуть лучше: НПФ получает не более 15% дохода от прибыли по корпоративным программам плюс около 2% от объема в управлении. Но при нулевом инвестиционном результате вознаграждение у НПФ, скорее всего, тоже не будет. С учетом комиссии, которую фонды отдают посредникам, брокерам, управляющим компаниям, у фонда остается лишь небольшая прибыль: если НПФ получает прибыль 8%, то есть 8 рублей со 100 рублей, он забирает себе около 1,2 рубля (для корпоративных программ) или не более 80 копеек (по обязательным накоплениям).

И при том закручивании гаек, которое мы сейчас наблюдаем со стороны государства, фонды, у которых сейчас меньше 3 млрд рублей накопительных средств и меньше 1 млрд рублей резервов – а это половина всех НПФ, – выжить не смогут. Им не потянуть себестоимость этого бизнеса: затраты на автоматизацию, информационные технологии, новый функционал, персонал – этот бизнес не предполагает маленьких размеров.

Систему обязательных накоплений нельзя отделить от всего организма современной пенсионной индустрии: не только НПФ, но и десятков управляющих компаний; брокеров, которые обслуживают НПФ; 100 тысяч агентов, которые работают на НПФ по всей стране, разъясняя людям накопительную систему; регистраторов, аудиторов, а также контролеров из Центробанка, которые следят за прозрачностью системы. Часть управляющих компаний смогут прожить благодаря ПИФам и активам военной ипотеки, но таких единицы – без малого 90% средств в УК зависят от пенсионных денег.

Оценить последствия решения об отмене накоплений для всех участников этой системы – все равно что гадать о здоровье человека, у которого одну руку выдернули, а другую оставили.
 
 http://slon.ru/economics/chto_takoe_dobrovolnye_pensionnye_programmy_i_pochemu_na_nikh_net_nadezhdy-1150807.xhtml
1 Сентября 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов