ЮВЕНАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДЕЙСТВИИ

 

Главу отдела опеки обвинили в шантаже многодетной семьи. Чиновница забрала детей, вымогая у супругов земельный участок стоимостью 11 млн.

В Петербурге прокуратура приняла к рассмотрению материалы на руководителя органа опеки и попечительства поселка Александровская Валентины Пиоры.

Женщину обвиняют в вымогательстве участка  земли стоимостью 11 миллионов у многодетной семьи.

До недавнего времени участок в поселке Александровская, где родился глава семейства Константин, не был оформлен в собственность. Когда цены на землю начали расти с бешеной скоростью, мужчина решил приватизировать родовое гнездо. Обычная семья с тремя детьми стала обладателем участка стоимостью более 11 миллионов рублей.

Константин Анастасия Петровы не сомневаются в корыстной мотивации действий В.А.Пиоры. По их словам , сотрудница органа опеки появилась в их доме спустя несколько дней после того, как глава семейства Константин Петров оформил право собственности на участок с домом в пос. Александровская, и начал ремонт в доме, намереваясь переехать в него с семьей. Неслучайно, по их словам, первыми словами В.А.Пиоры, когда она явилась в их дом, были: «Вы все равно здесь жить не будете!!!» Далее В.А.Пиора при содействии Главы Местной администрации МО Посёлок Александровская – Юрия Александровича Спирина и других неустановленных лиц начала фабриковать «доказательства» для последующего отобрания у Петровых трех несовершеннолетних детей, младшему из которых исполнилось только 3 месяца.

Так, в начале сентября, ночью к Петровым явились сотрудники полиции, вызванные неустановленными лицами, которые заявили, что глава семьи в нетрезвом состоянии гонялся за женой. Сигнал оказался ложным: все члены семьи Петровых мирно спали. Также В.А.Пиора оказывала давление на супругов, требуя, под угрозой изъятия детей, чтобы Константин Петров встал на учет в наркологический диспансер (он это требование исполнил), и даже – чтобы супруги оформили развод (это незаконное требование супруги выполнять отказались).

Тем не менее, 16 октября В.А.Пиора в сопровождении сотрудников полиции все-таки забрала всех трех детей из семьи и поместила в больницу им. Цимбалина, параллельно направив в Пушкинский федеральный суд иск и лишении обоих родителей родительских прав. При этом родителям не было предъявлено никаких документов, не сообщено по каким основаниям и кем принято решение об изъятии: на руках у родителей осталась только квитанция об уплате штрафа в 100 рублей.

По требованию Пиоры в центре реабилитации, куда были отправлены дети, их осмотрела врач Елена Симонова, которая в своем заключении написала, что дети ухоженные и сытые, а также не имеют хронических или запущенных заболеваний.

По мнению врача, необходимости в том, чтобы забирать детей из семьи, не было. Это только нанесло вред здоровью трехмесячной Марианне, так как малышка нуждается в материнском молоке.

- Константин и Анастасия Петровы — семья, каких в России тысячи. Возникшие с ними проблемы можно было легко решить, не отнимая детей, — говорит Анатолий Артюх, руководитель общественной организации «Народный собор», взявший семью под свою защиту. — Никаких оснований для их изъятия по статье 77 Семейного кодекса не было. Один раз соцработники пришли и увидели, что отец пьян. Это повод забирать детей из семьи? Тогда можно забрать детей у половины страны.

Для того чтобы вернуть детей в семью, пришлось подключать уполномоченного по правам ребенка, лишь после этого малыши оказались дома.

Самое ужасное в этом судилище организованного Светланой Агапитовой, что все люди, которые его устроили над семьей Петровых, не скрывали того, что дети были изъяты для вразумления пьющего папы. И оказывается Константин и Анастасия Петровы – семья, каких у нас тысячи, и не самая плохая, и возникшие с ними проблемы можно было легко решить, не отнимая детей. И если эту ситуацию спроецировать на всю нашу страну, то завтра, по воле таких карательных органов опеки понадобятся не детские дома, а концлагеря для изъятых детей.

Но руководитель опеки Валентина Пиора намерена идти до конца и уже подала в суд иск о лишении Петровых родительских прав.

Бедная Валентина Пиора. Мало того, что ославилась на всю Россию, так еще  продолжает упорствовать. Помолимся о ней.

 

http://russned.ru/intheworld/yuvenalnyie-tehnologii-v-deystvii

9 Ноября 2012
Поделиться:

Комментарии

Критик , 10 Ноября 2012

Бездушная ювенальная система калечит человеческие судьбы

Несложно заметить, что в последние годы в новостях стали появляться шокирующие истории, в которых речь шла о том, как у русских матерей, находившихся замужем за скандинавами, органы опеки, или ювенальной юстиции, незаконно отбирали детей.

Доктор Йохан Бекман, доктор общественно-политических наук из Финляндии, открыто называет систему ювенальной юстиции своей страны инструментом репрессий.

По данным организации World Peace Foundation, около 500 000 граждан Швеции столкнулись с беспредельно жестоким и безаппеляционным разрушением семьи со стороны государства.

Только благодаря тому, что некоторым русским женщинам хватило сил и сообразительности придать огласке то, чему подвергла их и их семьи скандинавская ювенальная машина, мы и имеем хоть какую-то информацию о ее принципах работы в действии. Такое поведение – желание публично выступить с осуждением действий ювенальной системы – уже само по себе считается в их обществе нетипичным, а потому ненормальным.

Ирине Бергсет, у которой норвежская опека отняли двух сыновей сразу после того, как она обратилась за помощью в полицию, удалось вернуться со старшим сыном в Россию, совершив побег.

Год назад младший мальчик, сын Ирины от мужа-норвежца, своими неоднозначными рассказами заставил Ирину заподозрить отца ребенка в педофилии. В полиции ей не поверили и решили тут же забрать у нее обоих детей, один из которых - старший - является гражданином России. Старшего Сашу отдали в приют, а младшего, Мишу, - отцу, подозреваемому в педофилии.

В Интернете есть много подробных видеоинтервью с Ириной, где она рассказывает страшные подробности ювенальной системы Норвегии. Когда Саша плакал в приюте и просился к маме, что считается по норвежским нормам ненормальным поведением, ему грозили переводом в специальный интернат для психически нездоровых детей или в тюрьму строгого режима, сопровождая обещаниями, что он никогда больше не увидит маму.

В этом месте можно спросить: а в чем был виноват Саша, который так страдал, оказавшись вдруг в тюрьме-приюте?

Потом Сашу отдали в приемную семью, где за первые 3 недели он сразу похудел на 5 кг, поскольку его очень плохо кормили.

Случайно увидев в брошенной где-то газете телефон польского детектива, Саша спланировал свой и мамин побег в Россию.

Благодаря помощи этого детектива, помощи нашего Следственного Комитета и лично Павла Астахова, им двоим удалось добраться до Москвы. Но младший сын, за которого Ирина продолжает бороться, остался в Норвегии у папы, которому грозит 12 лет тюрьмы, если его педофилия будет доказана.

Можно рассуждать о том, что все эти действия в отношении Ирины и ее сыновей были совершены незаконны. Но понятие "законности" с точки зрения ювенальной системы не связано с обычным здравым смыслом.

Ирина Бергсет познакомила нас с норвежским правозащитным сайтом Human Rights Alert , где среди прочих в качестве повода для отбирания ребенка у биологических родителей в Норвегии называются:

- отказ ребенка есть рыбные котлеты как свидетельство инцеста;

- ребенок слишком быстро или слишком медленно ест, что также признак инцеста;

- мама по болезни не может играть с ребенком в песочнице или кататься на лыжах;

- наблюдение психолога, что мать плохо готовит омлет и режет хлеб слишком толстыми кусками.

В нашем представлении это просто ненормально. Но разнообразию этого абсурда нет предела. Наша бывшая соотечественница Ольга Смирнова рассказывает о том, что норвежская социальная служба взяла ее семью под контроль, поскольку работники детсада усмотрели в ольгином состоянии депрессию, а в поведении младшего сына - он не любит смотреть людям прямо в глаза, стесняется - поведенческое нарушение.

В результате - 6 месяцев ежедневного контроля, указаний, что и как жить и делать в садике, дома, на улице со стороны органов опеки, 6 месяцев страха, что детей отнимут, 6 месяцев работы нанятого мужем адвоката, чтобы освободиться от назойливого внимания защитников детей.

Любое заявление учителя, врача, медсестры, соседа, проводника, случайного человека о нетипичности поведения является в Норвегии основанием для того, чтобы в Барневарн, службе защиты прав детей, завели на семью дело. Норвегия как страна социалистов ставит своей целью воспитание однотипных одинаковых личностей.

В Финляндии нашумели истории Антона Салонена, Роберта Рантала, троих детей Валетины Путконен. Это опять русские матери не стали идти на поводу у бесчеловечных решений ювенальных служб. А как можно согласиться с тем, что Роберта Рантала, например, соцработники забрали прямо в школе после того, как он гордо сообщил, что может в любой момент уехать в Россию?

Но в Европе дела о незаконном изъятии и удержании детей, увы, не ограничиваются Скандинавией.

Дней десять назад в Интернете появилось обращение Татьяны Денисовой, у которой отобрали в Голландии и сына, и дочь. Она не знает, что происходит с ее детьми, не знает, где они и просит наше посольство посодействовать ей.

Четыре года во Франции продолжается судебное разбирательство по делу Софьи Кручининой и ее сына Яна, схожее с делом Ирины Бергсет. Софья случайно обнаружила фотографии своего двухлетнего сына на порносайте. Она выяснила с помощью экспертов, что фотографии были засланы с IP-адреса отца ребенка, с которым она была в разводе и который, по решению суда, периодически забирал ребенка к себе.

Софья приняла решение не позволять отцу встречаться с сыном. Но полиция забрала его и отдала именно отцу, а тот вскоре сдал его в приют. Удушающая любовь матери - это не то, что нужно ребенку, по мнению жандармов-защитников детей. Теперь Софью приговорили еще и к её 11 месяцам тюрьмы.

Таких случаев много. И только благодаря им мы и узнаем, как трактуется понятие законности ювенальными органами там, где ювенальная юстиция уже работает. Узнаем, как бездушно рушатся человеческие судьбы, калечатся детские души, ниспровергаются самые базовые ценности и самые естественные права человека.

В конце сентября в нашей Думе будут рассматривать ювенальные законопроекты.

Хотим ли мы, что эта страшная реальность пришла к нам?

Ссылка на статью

Критик , 10 Ноября 2012

Внедряемые во всём мире деструктивные идеи ювенальной юстиции, работающие на разрушение семьи, общества, государства, способствуют глобализации – объединению стран в единое мировое государство под управлением мирового правительства, рвущегося к абсолютной власти. Проникновение с Запада новых идей ювенальной юстиции в Россию стало возможным с падением общего духовного и нравственного уровня русского населения. Требуется возврат к исконно русским православным и общечеловеческим ценностям, в частности, по вопросам семьи и воспитания детей.

Очень подробная статья

Критик , 10 Ноября 2012

Мировая иудейская мафия изо всех сил старается навязать нам совершенно дикие законы, превращающие нормальное человеческое общество в сборище забитых обманутых, запуганных до последней степени существ, лишённых каких-либо прав...

Статья полностью

Критик , 10 Ноября 2012

Ювенальная юстиция в России

Ювенальная юстиция в России — создававшаяся (до 2010 года включительно) в России специализированная судебно-правовая система защиты прав несовершеннолетних[1].

Планировалось, что данная система должна быть представлена как государственными органами, осуществляющими правосудие по делам о правонарушениях, совершённых несовершеннолетними[2], так и государственными и негосударственными структурами, проводящими контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав несовершеннолетних[3].

В России работа над реализацией ювенальной юстиции проводится в рамках Европейской социальной хартии, закрепляющей ряд социальных прав человека, а также на основе ратифицированной Конвенции о правах ребёнка и её положений, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних[4].

Предпосылки для судебно-правовой реформы

Судья Ростовского областного суда Воронова Е. Л. отмечает[16], что существующая в России система органов профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав, не даёт желаемых результатов, поскольку за последние годы:

ослабли устои семьи;

снизилась ответственность родителей за воспитание и образование детей;

увеличилось число родителей жестоко обращающихся с детьми и не выполняющих свои обязанности по заботе о детях и их воспитании;

снизились воспитательные функции школы;

плохо налажен учёт детей, оставшихся без попечения родителей;

национальным бедствием стало употребление молодёжью наркотиков, алкоголя, пива;

неудовлетворительно ведётся работа с несовершеннолетними, употребляющими вредные вещества;

растёт количество детей, совершивших общественно опасные деяния до достижения возраста уголовной ответственности.

Позиции по вопросу формирования в России системы ювенальной юстиции

В литературе встречаются следующие различные позиции по вопросу внедрения в России ювенальной юстиции:

Внедрять в таком виде, как она представлена на Западе. Вместе с тем «предлагается немедленно отказаться от существующей системы исполнения наказаний несовершеннолетних, разрушить её до основания, а затем строить совершенно новую правовую конструкцию»[21][22][23][неавторитетный источник?].

Внедрять постепенно с учётом российской действительности. Поскольку перспектива простого заимствования системы ювенальной юстиции западной модели неоправданна, необходим поиск синтеза методов ресоциализации, оказавшихся эффективными в российских условиях и подходов, характерных для европейской системы восстановительного правосудия[24][25].

Отказаться от внедрения ювенальной юстиции, поскольку она является избыточной системой мер. Органы опеки, суды и другие структуры, действующие на территории России со времен СССР, вполне эффективны для разрешения конфликтов с участием несовершеннолетних и без системы ювенальной юстиции[9]. Необходимо приложить усилия для совершенствования существующей системы детских исправительных учреждений[26][27] или «создать совершенно другую систему»[28].

Ювенальная юстиция бесполезна по своей сути, поскольку она не устраняет проблему злонравного воспитания подрастающего поколения, а лишь усугубляет её. Необходима просветительская работа о методах и способах воспитания, а также о последствиях воспитания в том или ином направлении. Когда родители будут в любви растить своих детей, подростковая преступность просто не будет иметь места в этом мире.[источник не указан 38 дней]

Неприятие ювенальной юстиции российской общественностью

Общие сведения

Внедрение принципов ювенальной юстиции в России встретило существенное сопротивление со стороны общественности[36][37]. По мнению противников ювенальной юстиции, её нормы вступают в противоречие с национальной российской ментальностью, духовностью и традиционной культурой, поскольку уравнивание в правах родителей и детей[38], предлагаемое ювенальной юстицией, ведёт к дестабилизации (разрушению[39][40]) не только семьи[22][41][42][43] и школы, но и всей системы общественных отношений[44][45][46][47][48].

Ювенальная юстиция подвергнута критике, в том числе следующими известными общественными деятелями: актриса Екатерина Васильева[49], политконсультант Анатолий Вассерман[50], тележурналист Михаил Леонтьев[51].

Некоторые российские СМИ полагают, что ювенальные технологии[52] западного образца[53][54][55][56][57] раскололи россиян на два лагеря.

Ряд СМИ отмечает, что наибольшее сопротивление в России ювенальная юстиция встречает со стороны православной общественности[41][55][58][59][60].

Причины

Негативные результаты деятельности ювенальной юстиции

По словам адвоката Ларисы Павловой[26] результаты деятельности ювенальной юстиции в странах запада, опыт работы пилотных проектов в РФ демонстрируют повсеместно крайне отрицательные результаты:

возрастание преступности среди несовершеннолетних;

распад семейных связей[61];

попирание прав родителей;

распространение порочных привычек среди молодёжи;

активный протест родителей;

увеличение количества дел по лишению родительских прав.

Другие противники введения в России ювенальной юстиции обращают внимание на частые случаи самоубийств среди родителей, у которых были изъяты дети[62].

Безответственность работников ювенальных служб

Считается[63], что с введением ювенальной юстиции социальные работники ювенальных служб будут наделены широкими полномочиями на вмешательство в процесс воспитания и образования[64] любого ребёнка, однако при этом не будут нести должностной ответственности за свои действия.

Чрезмерно широкие полномочия ювенальных служб

Считается, что в результате существенного расширения полномочий работников ювенальных структур (судов и социальных служб)[65][66], а также весьма широкой трактовки прав ребёнка[67] возрастает вероятность неконтролируемого вмешательства данных структур в дела отдельных семей. В результате этого наделённые широкими полномочиями ювенальные органы способны изъять[68], в том числе, по мнению некоторых СМИ, грубо нарушая при этом законодательство (случаи с российскими гражданами в Финляндии[69], Ирина М. из Балашихи[70]), любого ребёнка из любой семьи по любому, самому абсурдному поводу[71][72][73][74], а также диктовать родителям, как следует воспитывать детей[75], поскольку принципы ювенальной юстиции предполагают воспитание детей главным образом социумом (психологи, врачи, учителя), а не родителями[10][76]. Показательно «дело семьи Агеевых»[77].

Неверное понимание принципов ювенальной системы

Существует также мнение[источник не указан 617 дней], что неприятие ювенальной юстиции в России связано с ошибочным использованием некоторыми общественными, политическими и религиозными деятелями данного термина для обозначения норм семейного права и охраны прав детей, регламентирующих действия государственных органов в случаях угрозы жизни и здоровью ребёнка. Отдельные случаи лишения родительских прав и изъятия детей из семей были объявлены реализацией в России принципов ювенальной юстиции. Речь идёт о мероприятиях по реализации Конвенции о правах ребёнка, которая предусматривает как создание системы ювенальной юстиции, так и другие меры по защите и реализации прав детей.

Своё видение причин неприятия ювенальной юстиции российской общественностью изложил заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодёжи при Даниловом монастыре в Москве Юрий Белановский[60]. Он предполагает, что, выражая недовольство введением ювенальной юстиции, общественность тем самым говорит о своих опасениях по отношению к тому правовому беспределу, который сейчас творится в России. А неприятие ювенальной юстиции в среде православной общественности происходит из-за того, что за годы церковного возрождения, православная христианская педагогика на практике пока находится на начальном этапе становления.

Появление презумпции виновности родителей

Считается, что в основе ювенальной юстиции лежит презумпция виновности родителей[78][9][79].

Неопределённость терминологии в ювенальном законодательстве

Существующая неопределённость терминологии в ювенальном законодательстве вызывает много споров[80], в то время как законодательные инициативы, направленные на устранение неопределённостей, к примеру, в некоторых положениях Семейного кодекса, по словам Е. Б. Мизулиной, «автоматически получают отрицательные отзывы»[10][81]. Так, например, в российское законодательство внесено понятие «ребёнок в опасной ситуации», широкая трактовка которого позволяет подогнать под него практически всех российских детей[82].

На рабочей встрече президента России Дмитрия Медведева правозащитник Павел Астахов, касаясь вопросов жесткого обращения с детьми, отметил следующее:

в Семейном кодексе…сама по себе формула непосредственной угрозы жизни и здоровью слишком лаконична. Надо, конечно, более детально прописывать этот механизм.

К.ю.н. Тимошина Е. М. отмечает[30], что введение в правовой оборот в ювенальной сфере субъективных и оценочных понятий, например, таких как «психологический» и «моральный» вред, встречающихся в современных документах[84], способно поставить российское право на более низкую ступень, поскольку эти понятия не являются правовыми и не способствуют единообразию понимания закона, а, следовательно, и его единообразному применению. Касаясь вопросов социального патроната над семьёй, она задаётся вопросом: «Можно ли чиновникам — самым обыкновенным людям, предоставлять такой широкий круг прав: оценивать суть таких сложных понятий, как „нормальное воспитание и развитие ребёнка“, „отрицательное влияние на поведение детей“?»[85]. Она полагает, что подобное будет способствовать распространению неосторожных или умышленных злоупотреблений полномочиями со стороны чиновников и росту коррупции.

Простор для злоупотреблений с имуществом неблагополучной семьи

Правительству Российской Федерации совместно с органами исполнительной власти субъектов Федерации поручено в срок до 1 августа 2011 года подготовить рабочий проект накопительных счётов для воспитанников детских домов, имеющих родителей, и взыскания с этих родителей средств, используемых для формирования таких счётов.

Вызывает серьёзное опасение открывающаяся для ювенальных чиновников возможность финансовых злоупотреблений. Если по какой-либо причине (в том числе под надуманными предлогами) органами опеки из семьи изымается ребёнок как более не подлежащий воспитанию в ненадлежащих условиях, то государство открывает ему «накопительный счёт», на который родители будут вынуждены ежемесячно перечислять определённую сумму. Сегодня содержание ребёнка в детском доме в среднем оценивается в 20 000 рублей ежемесячно. Судебные споры по поводу незаконности изъятия ребёнка могут длиться годами. А тем временем сумма задолженности перед государством со стороны родителей, ставших невольными плательщиками, может вырасти до критической величины. Что, в свою очередь, позволит чиновникам на законных основаниях изымать объекты недвижимости и прочие ликвидные активы, находящимися в собственности родителей.

Уполномоченный по правам ребёнка в России Павел Астахов предлагает «если люди не платят деньги на содержание собственного ребёнка, они подлежат уголовной ответственности по 157-й статье Уголовного кодекса. Там за это предусмотрено наказание до двух лет исправительных работ. То есть такого уклониста можно осудить на два года исправительных работ. По крайней мере два года ребёнок будет получать гарантированные алименты. Государство будет удерживать эти деньги с нерадивого родителя и отправлять их ребёнку в детское учреждение»[86].

Статья полностью

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов