Мутный свет «лампочки Чубайса»

 

После реформы РАО ЕЭС энергетика России впала в глубокий кризис

На состоявшемся недавно профессиональном форуме российских энерготрейдеров в очередной раз прозвучала мысль, что, несмотря на реформу РАО ЕЭС, проведенную под «чутким руководством» А.Чубайса, конкуренции в отрасли нет. Уровень ценовой и тарифной нагрузки постоянно растет, а возможность потребителей подключиться к электрическим сетям как была, так и осталась низкой. Достаточно сказать, что в среднем в мире подключение к сетям занимает 3-3,5 месяца, в России – свыше 9-ти. Но именно конкуренция (и снижение за счет этого цен) декларировалась в качестве основной реформы монополиста.

Впрочем, только этим проблемы не ограничиваются.

Четыре года назад, в ноябрьском номере журнала «Золотой лев» (№ 173-174), который позиционировал себя как издание русской консервативной мысли, противник чубайсовской реформы РАО ЕЭС, бывший заместитель министра энергетики России, доктор технических наук,профессор Виктор Кудрявый опубликовал статью «Электроэнергетика РФ в сравнении с опытом СССР и Запада».

В своих размышлениях профессор Кудрявый исходил из того факта, что советская электроэнергетика, «в отличие от энергокомплексов других стран, не имела системных аварий более полувека, что свидетельствовало о беспрецедентной стабильности работы всей системы энергоснабжения».

Виктор Кудрявый с академической пунктуальностью, без политической ангажированности доказал, что реформу РАО ЕЭС, которую начал Чубайс, ждет крах. Прежде всего, системные ошибки реформирования проявятся в росте аварийности и в падении генерирующих мощностей.

Профессор, как в воду глядел: 17 августа 2009 года произошла техногенная катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС. Тогдашний глава МЧС Сергей Шойгу сказал, что «авария уникальна, ничего подобного в мировой практике не наблюдалось». Уникальность, впрочем, заключалась в том, что «были сорваны» шпильки крепления крышки турбины гидроагрегата. Далее – «уникально» отключилась автоматика, поскольку обесточилась станция, и не закрылись затворы, что привело к разрушению турбин. В результате все 10 гидроагрегатов были повреждены или разрушены. По плану Минэнерго РФ, только к 2014 году на СШГЭС должны будут установлены новые агрегаты.

Между тем, тревожные звоночки звенели задолго до этой трагедии, унесшей жизни 75 человек. Достаточно вспомнить энергетический коллапс в Москве и Московской области в мае 2005 года, когда в результате аварии без света остались почти шесть миллионов человек. Столь крупного погашения сотен электроподстанций, отключения десятков линий электропередач, остановок 15 электростанций не было за всю советскую и российскую историю.

А между тем, СМИ бьют новую тревогу уже по поводу Красноярской ГЭС. Спустя десятилетия эта плотина потеряла статус самой безопасной ГЭС в мире. Как мы уже рассказывали, инженеры красноярской компании «Ман», занимающейся гидротехническими исследованиями и строительством, утверждают, что если не принять экстренные меры, на первой по мощности в стране Красноярской ГЭС случится катастрофа. За 40 лет под воздействием воды произошли серьезные деформации русла, образовалась воронка размыва, а порода из воронки намыла целый остров напротив гидроэлектростанции. Вода теперь не уходит, а бьется об остров, возвращается обратно и разрушает основание плотины. На некогда самой безопасной в мире ГЭС требуется срочный ремонт стоимостью в 5 миллиардов рублей. Однако, по словам представителей ООО «Ман», руководство станции считает, что ей ничего не угрожает.

Очевидно, что роль государства как эффективного контролера над стратегическими энергообъектами потеряна. Что касается инвестиций, которые по утверждению Чубайса «золотым дождем» должны были пролиться на осколки РАО ЕЭС, то и здесь профессор Кудрявый оказался прав, когда утверждал: «Фактически суть реформ свелась к привлечению инвестиций любой ценой, в том числе за счет продажи кратно недооцененных акций энергокомпаний. Такой подход аналогичен продаже квартиры ради евроремонта на кухне уже чужого жилья».

Понятно, что, получив задарма активы монополии, новые собственники озаботились максимальной прибылью, будучи не совсем уверенными в «чистоте приобретения». По этой же причине к ним не пришли и не придут западные инвесторы, которые дорожат деловой репутацией и в массе своей придерживаются принципа IPP (строю, владею, эксплуатирую). Для остальных держателей бумаг российских ОГК, акции являются спекулятивным инструментом – не более.

Без инвестиций за эти годы изношенность основных фондов возросла на 50-70%. Более того, на конец 2009 года четверть генерирующих мощностей (из действующих 226 млн. кВт) уже полностью выработала свой ресурс. Это привело к дальнейшему снижению общероссийских мощностей к 1 январю 2012 года до уровня 218,1 млн. кВт (падение составило на 8 млн. кВт.).

 

Чтобы разобраться с этой энергетической головоломкой, «СП» обратилась к председателю Комитета государственной думы по энергетике, депутату из фракции «Справедливая Россия» Ивану Грачеву.

«СП»: - Государственная монополия работает на конечный результат – то есть на ВВП. А частные монополии ведут себя как царьки на подконтрольных территориях. Противник реформирования РАО ЕЭС профессор Виктор Кудрявый в этой связи приводит слова лауреата нобелевской премии Джозефа Стиглица, - «при отсутствии жесткого контроля собственника (государства) менеджмент оптимизирует личную прибыль». Неужели власти этого не понимали?

- У Чубайса в то время были мощные рычаги влияния на экономическую политику Кремля. Тогда, 10 лет назад, было слишком много политиков, заинтересованных в реформировании РАО, поскольку монополия нуждалась в инвестициях, а износ оборудования катастрофически увеличивался. Чубайс обещал многомиллиардные инвестиции и рыночное ценообразованиетарифов в условиях конкуренции. Ему удалось убедить многих, и ему действительно поверили.

Вышло все с точностью до «наоборот». Все, что продекларировал Чубайс, оказалось профанацией. Инвестиции, которые он чуть ли не гарантировал, не пришли. Конкуренции не получилось. Нашу энергетику по-прежнему спасает только государство. И это при том, что государственные интересы в электроэнергетике не совпадают с частными интересами приватизаторов генерирующих мощностей.

«СП»: - Как в цифрах выглядит неэффективность современной российской энергетики?

- Цифры говорят сами за себя. При капитализации российской энергетики в 300 долларов на один кВт произведенной энергии, на ремонт мощностей, вырабатывающих этот условный киловатт, фактически тратится порядка 1500 долларов. При этом тариф на российскую электроэнергию составляет порядка 3.53 рубля (12 центов) за кВт/час, тогда как в Германии порядка шести евроцентов за кВт/час или 2.40 рубля. И капитализация западной энергетики на порядок выше – до 3000 долларов на киловатт.

«СП»: - В чем вы видите причины такого положения дел?

- Это, по сути, - экономический абсурд, для которого есть только одно объяснение – неэффективный и коррумпированный менеджмент. Количество всевозможных посредников между генерирующими компаниями и потребителями может достигать сотни всевозможных фирм. В целом ситуация только ухудшается, и перспектив для улучшения нет. Боюсь, что это чревато для нашей электроэнергетики новыми техногенными катастрофами.

«СП»: - Как формируются тарифы на электроэнергию?

- Это чисто маржинальная политика, причем рост тарифов опережает уровень инфляции. Фактически для увеличения тарифов нет никакого объяснения, кроме латания дыр в бюджетах неэффективных менеджеров. И, что характерно, - исключительно за счет народа. Фактический ущерб для экономики страны трудно посчитать, так как генерирующие и сетевые компании через своих лоббистов продавливают инфляционные тарифы. Далее по цепочке растут кредиты, дорожает жилье и падает конкурентоспособность нашей экономики.

«СП»:- Что надо делать, что мы не остались без света?

- Выход один. Монополию в прежнем виде воссоздать уже невозможно, но три-четыре компании создать необходимо в кратчайшие сроки. У государства есть для этого все возможности. Для конкуренции в электроэнергетике нужно стимулировать развитие малой распределенной генерации. Хотят продавать электроэнергию - нет проблем. Пусть строят свои станции и поставляют свою энергию. Это общемировой процесс. Даже у нас в России есть отрасли, где успешно функционирует монополия и частные компании. Например, «Газпром» и «Новотек». Благодаря сохранению газовой монополии, удалось сконцентрировать средства для реализации инвестпрограмм «Голубой поток», «Северный поток» и так далее. Только представьте, что было бы, если «Газпром» реформировали «по Чубайсу».

«СП»: - Чубайс в свою очередь обвиняет противников реформирования в том, что именно они виноваты в крахе его реформы. Мол, мешали.

- Это перекладывания ответственности с больной головы на здоровую. Он и сам видит, что электроэнергетика в кризисе, поэтому ищет виноватых. Анатолию Борисовичу не хватает смелости признаться в крахе своих реформ.

Александр Ситников

 

Фото: Михаил Разуваев/Коммерсантъ

http://svpressa.ru/society/article/60536/

 

8 Ноября 2012
Поделиться:

Комментарии

Критик , 8 Ноября 2012
Российское открытое акционерное общество энергетики и электрификации «ЕЭС России» (ОАО РАО «ЕЭС России») — российская энергетическая компания, существовавшая в 1992—2008 годах. Монополист на рынке генерации и энерготранспортировки России. Компания объединяла практически всю российскую энергетику. Штаб-квартира РАО «ЕЭС России» находилась в Москве.

В России компании группы РАО «ЕЭС России» владели 72,1 % установленной мощности (69,8 % электроэнергии и 32,7 % теплоэнергии) и транспортировали практически всю (96 %) электроэнергию (2004). Установленная мощность компаний группы превышала 156 ГВт, что делало её по этому показателю крупнейшей энергокомпанией мира. Ближайшие конкуренты — SPCC (Китай), у которой установлено 151 ГВт и EDF (Франция) — 121 ГВт. Поскольку компании группы РАО «ЕЭС России» в настоящее время совмещают деятельность по передаче электрической и тепловой энергии и деятельность по оперативно-диспетчерскому управлению с деятельностью по генерации электроэнергии и сбыту ее конечным потребителям, в соответствии с федеральным законодательством (в частности ФЗ «Об электроэнергетике» и ФЗ «О естественных монополиях») цены на услуги компании устанавливались Федеральной службой по тарифам.

После реформирования электроэнергетики (2002—2008 годы) РАО «ЕЭС России» было ликвидировано. На её месте возникли государственные естественно-монопольные компании, а также приватизированные генерирующие и сбытовые компании.

Краткий смысл реформы

В процессе реформы РАО «ЕЭС» была ликвидирована вертикальная интеграция генерирующей и сетевой деятельности. Сетевая, распределительная, а также диспетчерская деятельность осталась под контролем государства. Тарифы на неё устанавливаются Федеральной службой по тарифам. Согласно плану, генерирующая и сбытовая деятельность была открыта для частных компаний, в течение 2005—2011 годов подлежит дерегуляции и переходу в режим свободной конкуренции на основе биржевой торговли через ОАО «Администратор торговой системы».

Генерирующие компании, за исключением ОАО «РусГидро» и ФГУП «Росэнергоатом» (преобразовано в ОАО «Концерн Энергоатом»), были приватизированы в течение 2006—2008 года.

Изолированные энергетические акционерные общества реформируются по отдельному плану, временно не предусматривающему разделение по видам деятельности.

Председатель правления компании Анатолий Чубайс

В течение 2007 года почти половина электростанций и 22 сбытовые компании страны перешли в частные руки. Поступления от приватизации в ходе дополнительных эмиссий акций составили около 25 млрд $.[11]

В соответствии с планом реорганизации РАО «ЕЭС России» было ликвидировано 1 июля 2008 года.[8]

31 мая 2008 года состоялось последнее собрание акционеров единой энергетической компании России. С 1 июля 2008 года РАО ЕЭС распалась на 23 независимые компании, лишь две из них — государственные. По этому случаю председатель правления компании Анатолий Чубайс на вопрос «Чем же вы будете заниматься?» заявил: «Отсыпаться буду. Знаете сколько мне нужно чтобы отоспаться? Года два нужно…»[12]

К 1 января 2011 года завершился важнейший этап реформы: с этой даты все потребители электроэнергии в России (кроме населения, которое перейдёт на новую схему с 2014 года) покупают её по свободным ценам. Оптовый рынок электроэнергии состоит из двух компонент: рынка электроэнергии и рынка мощности. На начало 2011 года свыше 90 % электроэнергии реализуется на рынке на сутки вперед, а цена на мощность определяется на основании конкурентного отбора мощности на год вперед.

При этом газета «Ведомости» отмечала: вследствие того, что, кроме энергии для населения, еще и цены на электроэнергию, выработанную на АЭС и ГЭС, продолжают регулироваться государством, фактически свободный рынок в данной сфере отсутствует. За счёт этого, а также определённых правил, регулирующих рынок мощности, доля электроэнергии, цена которой определяется свободным рынком, оценивается лишь в 40 %. Оценивая результаты энергетической реформы, газета упоминала о росте цен на электроэнергию (вопреки обещаниям обратного), а также о вновь намечаемой консолидации отрасли в руках крупных игроков, в частности, государственных «Газпрома», «Интер РАО ЕЭС» и др.[13]

Статья полностью

Критик , 8 Ноября 2012
«Для вывода энергетики из кризиса нужна осознанная воля и жесткая государственная программа»

Экспертное мнение доктора технических наук, профессора, заслуженного энергетика РФ, заведующего отделом Объединенного института высоких температур РАН Виктора Масленникова

ИА «НЭП 08 Ежедневные экономические вести», 21.01.2012

Эксперт «НЭП» рассуждает о необходимости усиления роли государства в реализации энергетической политики и планов ее развития. По словам Виктора Масленникова, в результате перехода на либеральные рыночные отношения, произошедшего в 90-х годах, сегодня отрасль получила большое число разрозненных энергетических компаний, так и не нашла инвесторов, при этом стоимость электроэнергии увеличилась во много раз, как и прибыли менеджмента производителей энергии. Государство, защищающее интересы общества в целом, обязано регулировать деятельность энергетической монополий, поскольку никакая модернизация рыночных отношений не решит проблем и может только усугубить без того тяжелое положение отрасли, – уверяет эксперт и предлагает два сценария развития энергетики до 2020 года.

Особая ситуация у российской энергетики, занимающей на внутреннем рынке абсолютно монопольное положение, которое не может быть иным даже в странах с избыточным производством электроэнергии. В условиях же дефицита производства электроэнергии и ограниченных возможностях ее передачи из одного региона в другой перевод энергетики на либеральные рыночные отношения с точки зрения нормальной логики является полным абсурдом.

Однако активная деятельность менеджмента РАО ЕЭС России, направленная на разделение единой энергетической системы и переводом электрогенерирующих объектов на либеральные рыночные отношения, несмотря на возражения многих специалистов и ученых РАН, преследовала другие весьма прагматичные цели – возможность получения сверхприбыли на действующих электростанциях.

Попытаемся это продемонстрировать.

В годовом отчете правления РАО ЕЭС России за 1999 год приводятся следующие показатели: в 1999 году на ФОРЭМ было продано 269,3 млрд. кВтч электроэнергии на общую сумму 49,3 млрд. руб., причем на внутреннем рынке продано 256,1 млрд. кВтч на сумму 43,3 млрд.руб., т.е. по цене порядка 170 руб./МВт. При существующем на тот период курсе доллара США это означает, что стоимость продаваемой электроэнергии составляла менее одного цента за кВтч.

Весьма любопытна структура стоимости электроэнергии: стоимость топлива – 25,1%, оплата труда – 8,2%, амортизация – 5,8%, прибыль – 11,8%, прочие затраты – 49,1%. Следует обратить внимание, что прочие расходы, составляющие половину стоимости электроэнергии, приводятся без расшифровки. Из приведенных данных видно, что на экспорт было отправлено около 13 млрд.кВтч и выручено 6 млрд.руб., т.е. стоимость экспортируемой электроэнергии была в три раза выше, чем на внутреннем рынке. Тем не менее, РАО ЕЭС вроде бы не бедствовало и прибыль в полтора раза превышала оплату труда, да и не ясно как распределялись расходы по статье «прочие» составляющие 49,1% (обычно прочие – это не более 10%).

Какой аргумент выдвигало РАО ЕЭС в пользу необходимости перевода производителей электроэнергии на либеральные рыночные отношения?

Основной мотив – отсутствие инвестиций для строительства новых энергетических объектов. Выход: отпустить производителей электроэнергии на либеральный рынок. Тогда на этот рынок придет внешний инвестор, а в результате конкуренции производителей стоимость электроэнергии будет снижаться.

Вызывает удивление, что такой примитивный аргумент, не выдерживающий никакой критики, принимался всерьез и под гарантии председателя Правительства Касьянова предложение Чубайса о реструктуризации РАО ЕЭС России было принято и в 2008 году реализовано в полном объеме.

В результате сегодня мы имеем большое число разрозненных энергетических компаний, инвесторы так и не появились, а стоимость электроэнергии увеличилась во много раз и превышает стоимость электроэнергии в США. При этом прибыли менеджмента производителей энергии, по-видимому, являются коммерческой тайной.

Статья полностью

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов