СТАТИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В РОССИИ

 

1231490 СТАТИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В РОССИИ

18 июня 2014, 09:46
 

17 июня Комитет гражданских инициатив совместно с Институтом проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге и «Трансперенси Интернешнл - Россия» провели круглый стол по обсуждению проблемы сбора и анализа статистической информации о состоянии преступности, работе следственных органов и судебной системы. 

В центре дискуссии оказался доклад специалистов Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге (ИПП) «Уголовная юстиция России в 2009 г.: комплексный анализ судебной статистики». 

Как пояснил один из авторов доклада Дмитрий Скугаревский, в нашей стране еще с советских времен действует уникальная система сбора и хранения судебной информации. На каждого подсудимого заводится карточка с анкетными данными, которая затем вводится в общую базу данных. Благодаря государственной автоматизированной системе (ГАС) «Правосудие», стало возможным проанализировать обезличенные статистические данные за 2009г., которые позволили достаточно подробно обрисовать характер российского судопроизводства и криминальной обстановки в нашей стране, а заодно развенчать один из самых популярных мифов о высоком уровне преступности в среде иммигрантов. 

Представленный доклад – уникальное явление в мировой практике. Наиболее похожим аналитическим продуктом является доклад Букера (Booker report), выпускаемый Комиссией по назначению наказаний США (United States Sentencing Commission). Однако этот доклад сфокусирован на одном узком вопросе (одинаковые ли наказания назначают судьи при прочих равных) и рассматривает только подсудимых в федеральной юрисдикции, число которых не превышает 100 тыс. в год. Представленный ИПП отчет основан на данных о 1 млн. подсудимых судов всех уровней России и отвечает на множество важных вопросов о преступлениях, наказаниях и их вариациях в зависимости от характеристик подсудимого. 

Согласно полученным данным, наибольшую долю подсудимых составляют обвиняемые по имуществен¬ным преступлениям (в России — 43,0%). Следующей по количеству является группа насильственных преступлений (27,1%). Также многочисленной является группа подсуди¬мых по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических и психотропных средств (9,9%). Обвиняемые по коррупционным преступлениям составляют лишь 0,7%. 

Средний возраст подсудимых по имущественным преступлениям составляет 29 лет. По насильственным – 35. Старше всех обвиняемые по коррупционным и экологическим преступлениям – средний возраст составляет 38 лет. Сексуальные преступления совершают самые молодые – средний возраст 27 лет. 

Чаще всего на скамье подсудимых оказываются люди, не состоящие в официально зарегистрированном браке (73,8% мужчин и 70,6% женщин) и не имеющие на иждивении детей (70,6% мужчин и 57,6% женщин). 

Социальных состав обвиняемых также дает повод для размышлений. Из 933 409 подсудимых в 2009 г. 795 111 (85,2%) обладают статусом безработного или рабочего, при этом 422 410 подсудимых с таким статусом — в возрасте до 30 лет. Доля безработных и рабочих выше среди мужчин, а обладателей более высокого социального статуса, чиновников и предпринимателей, — среди женщин. Студенты, которые составляют 6% совершеннолетних граждан России, составляют только 2,6% от общего числа подсудимых в 2009 г. 

Среди обвиняемых по коррупционным преступлениям больше всего доля госслужащих – 36,6%. Сотрудников правоохранительных органов среди них – 13,8%. А вот экономические преступления также чаще всего совершают безработные (27,6%); далее следуют топ-менеджеры (17,6%) и предприниматели (16,8%). Среди «белых воротничков» именно предприниматели чаще всего привлекаются к уголовной ответственности. 

Проведенное исследование показало, насколько большое влияние оказывает злоупотребление алкоголем на криминальную обстановку в стране: 51,4% насильственных и 52,5% сексуальных преступлений совершены в состоянии алкогольного опьянения. При этом ситуация сильно варьируется между регионами: от 50% в республиках и округах Сибири и Дальнего Востока (Чукотка, Саха, Тыва) до менее чем 10% в республиках Северного Кавказа (Ингушетия, Кабардино-Балкария, Дагестан). 

Подробный анализ показал, что факторы юридического свойства, предусмотренные законом, определяют подавляющее большинство различий в исходах и назначении наказания. Но обнаруживаются также и устойчивые различия, вызванные принадлежностью подсудимого к той или иной статусной группе. Так, дольше всего рассматриваются дела топ-менеджеров и правоохранителей: между преступлением и приговором проходит в среднем 15 месяцев. 13 месяцев рассматриваются дела госслужащих. Быстрее всего суды работают с делами студентов (около 5 мес.), безработных и рабочих (около 5 с половиной мес.). 

Как заключают исследователи, группы с более высоким статусом имеют привилегии при вынесении приговоров по уголовным делам и назначении наказаний. При прочих равных, по сравнению с безработным, вероятность оправдания государственного служащего по статье частного обвинения на 8% выше; вероятность получить реальный срок лишения свободы у госслужащего на 22% меньше. При этом по той же статье государственный служащий получит на 2,5 месяца меньший срок лишения свободы, а заключенный получит на 9 месяцев больший срок. 

Различия сильнее по насильственным преступлениям и по ст. 159 УК «Мошенничество». По этой статье сотрудник правоохранительных органов получит срок, который на полгода меньше, а госслужащий — на 4,8 месяца меньше, чем безработный. При прочих равных, за такие насильственные преступления, как средние и тяжкие телесные повреждения без смертельного исхода, правоохранитель получит срок реального лишения свободы, который меньше на 1 год, а заключенный — на 11 месяцев больше, чем безработный. 

Кроме того, исследование подтвердило известный факт: суды присяжных чаще выносят оправдательные приговоры: 7,9% против 1,3% оправданий в обычных судах. 

Отдельный вопрос – это преступность в среде мигрантов. Исследование показало, что приезжие из стран СНГ и других стран в сумме составляет 3,8% что попадает в диапазон оценок доли иностранцев в стране. Доля внутренних мигрантов (лиц, не проживающих постоянно в местности, где они предстали перед судом) составила 9,2%. 

По некоторым преступлениям доля иностранцев крайне велика по сравнению с россиянами. Это такие преступления, как «подделка документов», «незаконное пересечение границы», однако по остальным статьям преступность в среде иностранных мигрантов не выше, а порой даже ниже, чем среди граждан РФ. Так, если говорить об имущественных преступлениях, вероятность того, что подсудимый, которому предъявлено обвинение, окажется мигрантом, ниже, чем то, что он окажется немигрантом. В то же время внутренние мигранты тут превосходят граждан России: вероятность того, что внутренний мигрант окажется перед судом за совершение имущественного преступления, выше на 6,8%. 

В то же время, отношение судебной системы к мигрантам противоречиво. С одной стороны, вероятность осуждения и назначения тюремного заключения для иностранцев выше, чем для россиян, как постоянно проживающих, так и внутренних мигрантов. С другой стороны, при выборе размера наказания судьи устойчиво присуждают иностранцам более низкие сроки, чем россиянам. 

С этой статистикой поспорил советник Министра внутренних дел Российской Федерации Владимир Овчинский. Он отметил, что по данным прокуратуры и Следственного комитета уровень преступности среди мигрантов выше, чем в среде граждан России, однако это касается в основном Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов, где концентрация мигрантов в разы выше, чем в среднем по России. Научный сотрудник Института проблем правоприменения Мария Шклярук в свою очередь пояснила, что региональный фактор в исследовании учитывался, а значит дело может быть в разнице между статистикой преступлений, собираемой правоохранительными органами и данными о преступлениях, которые были доведены до суда. Такое объяснение, конечно, требует подтверждения, хотя ряд косвенных данных свидетельствует в его пользу. Согласно данным другого масштабного исследования ИПП, автором которого выступила Мария Шклярук, «Траектория уголовного дела в официальной статистике», до суда доходит только 26,9% дел, учтенных ведомствами в свою нагрузку. 

Участники дискуссии сошлись во мнении, что важнейшей задачей дальнейшего развития МВД должно стать полноценное сотрудничество с гражданскими некоммерческими организациями в деле раскрытия всего массива статистических данных, которые накапливаются в ведомственных архивах. Результатом должна стать полноценная база данных, в которой можно будет проследить движение любого конкретного дела: от сообщения о совершенном преступлении до приговора суда. 

Директор некоммерческого партнерства «Информационная культура» Иван Бегтин обратил внимание собравшихся на то, что своевременный сбор и публикация в открытом доступе криминальной статистики сами по себе еще не означают прозрачности в работе полиции. Данные о работе полиции и совершаемых преступлениях должны быть доступны для каждого. Иван Бегтин предложил в качестве примеров ряд зарубежных разработок в области визуализации этих данных: сайты и мобильные приложения, которые в доступном любому человеку виде сообщают нужную ему информацию, в том числе и о криминальной обстановке в конкретном районе города. К сожалению, разработка отечественных аналогов подобных приложений будет возможна лишь после того, как МВД согласится предоставить все необходимые сведения. 

Оригинал

 

http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/1342674-echo/

 

18 Июня 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro krisis

Архив материалов