Илья Пономарев: «То, что мы творим, делает войну неизбежной…».

«То, что мы творим, делает войну неизбежной. Не уверен, что мы ее выиграем»

Единственный депутат Госдумы, проголосовавший против присоединения Крыма: к чему приготовиться российской экономике

  31.03.2014 15:39  
 
 

 
 
 
 
 


 

 

Илья Пономарев
РИА Новости/Григорий Сысоев

Экономика России хворала и до Крыма: рост ВВП – меньше 1,5%, рост в промышленности – 0. Из страны утекают десятки миллиардов долларов. Долги субъектов РФ, по подсчетам известного экономиста Натальи Зубаревич, составляют до 25% региональных доходов. Центробанк за первые два месяца 2014 года потратил на подержание рубля без малого 27 млрд долларов (за весь прошлый год – 30 миллиардов), но рубль все равно спикировал больше чем на 7,5%. При этом банки, покупавшие валюту у ЦБ (в основном государственные), тут же переправляли ее за границу, раскручивая бегство капиталов. Присоединение Крыма усугубляет ситуацию: возникают миллиардные расходы на содержание и модернизацию нового федерального округа, да прибавим цену западных санкций. К каким экономическим последствиям все это приведет? Своим мнением делится Илья Пономарев, единственный депутат Госдумы, проголосовавший против присоединения Крыма, член комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству.

 

«Все выглядит так, что мы аннексировали кусок территории Украины»

- Илья Владимирович, чем вы объясняете свой поступок?

 

- Я проголосовал против присоединения Крыма сегодня и в выбранной форме. Причина очень простая: я против войны и не хочу, чтобы братские народы, русский и украинский, стреляли друг в друга. На мой взгляд, то, что мы творим, делает это неизбежным. У меня нет сомнений в том, что Крым – это русская земля. Я бы даже сказал – наша общая земля… И русские, и украницы, и белорусы, и много кто еще - все они сражались за Крым, жили там. И не важно, в какой стране они живут сейчас. Мы одной крови. Не говоря уж о праве народа на самоопределение: референдум прошел, и нет оснований сомневаться в его итогах. Но решение, принятое после него, - неправильное. У нас есть опыт в Южной Осетии и Абхазии, когда, защитив местное население, мы признали их независимость, организовали протекторат. В ситуации с Крымом напрашивался такой же сценарий: сначала признать независимость, а уж потом спокойно решать вопрос о приеме в состав России. Тем более, что никакой острой необходимости присоединять Крым не было. Угроза русскому населению, если она и есть, в чем я сомневаюсь, скорее имеет характер ползучей украинизации, но не физического истребления, геноцида русского населения. Еще бы – с нашим-то военным контингентом в Крыму! Чтобы обеспечить безопасность крымчан, достаточно было довести его численность до предельно допустимого действующими соглашениями показателя в 25 тыс. человек, что и было сделано.

 

 

"Получается, мы обманули украинцев, воспользовавшись их слабостью. Разве так поступают с дружественным народом?"

 

РИА Новости/Алексей Ничукин

 

 

А сейчас все выглядит так, что мы аннексировали кусок территории Украины, союзнического нам государства. Причем сделали это, дав Украине в 1994 году обещания защищать ее суверенитет и государственную целостность в обмен на отказ от ядерного статуса. Получается, мы обманули украинцев, воспользовавшись их слабостью. Разве так поступают с дружественным народом? Более того, мы сами сделали шаг к развалу СНГ: разрушая постсоветскую конструкцию, мы очень сильно напрягли даже белорусов, которые начали консультации с натовцами. У меня много родственников в Северном Казахстане, там вообще очень много русских – так что, мы и Северный Казахстан заберем? Там сейчас очень много волнений на эту тему. Ведь основания такие же, как в Крыму. 

 

- Почему тогда все остальные депутаты проголосовали за? От самоуверенности? Посчитали, что мы достаточно хорошо живем: нефть дорогая, золотовалютных резервов полтриллиона долларов?

 

- Думаю, что причина другая. У нас в Думе у депутатов уже давно атрофировалось чувство, что от них что-то зависит, они не ощущают ответственности, когда нажимают кнопку, привыкли жить в ситуации, когда решение уже принято, а они должны его только оформить. Дескать, от меня все равно ничего не зависит, мы люди маленькие, плетью обуха не перешибешь, а если я выступлю против, меня накажут, потому что я поставлю себя против воли президента. Это касается не только Крыма, это тотальное настроение депутатов, которые между тем по статусу приравнены к федеральному министру, чиновнику категории А, и зарплату получают соответственную.

 

«Капитальные инвестиции в Крым дают реальному сектору возможность хоть какого-то оживления»

- У нас и до Крыма экономика не блистала. Какие дополнительные риски возникают в связи с Крымом?

 

- Действительно, в прошлом году наша экономика остановилась. Небольшой рост показывает только сфера услуг. Главная проблема – сворачивание капитальных инвестиций, начавшееся еще до Крыма. Это результат исполнения так называемых майских указов президента.  Нагрузка была перевалена на региональные бюджеты, а они весьма слабенькие – все забирает Москва. В итоге они надорвались и отказались от программ развития, запланированных денег не получило огромное количество предприятий, резко выросла дебиторская задолженность. Реальный сектор – строительство, обрабатывающая промышленность, особенно машиностроение – сидит без заказов и без денег, в очень тяжелом положении. Вот результат выстроенной экономической политики.

 

Это могло бы компенсироваться повышением качества управления,  ростом производительности труда, но ничего этого не происходит, потому что ни один крупный предприниматель в ситуации высокой политической неопределенности с точки зрения защиты прав собственности, повсеместно и дикими темпами растущего произвола правоохранительных структур не будет вкладываться внутри страны. В прошлом году отток капитала уже был очень высоким – 63 млрд долларов. В этом году мы превысили эту цифру уже в первом квартале, оценка Минэкономразвития – около 70 млрд долларов: 35 в январе-феврале и еще 35 в марте. Это совершенно ужасные цифры. Люди не верят, что их деньги будут здесь в сохранности и уводят их, прежде всего из реального сектора экономики.

 

 

"В прошлом году отток капитала уже был очень высоким – 63 млрд долларов. В этом году мы превысили эту цифру уже в первом квартале. Это совершенно ужасные цифры"

 

РИА Новости/Григорий Сысоев

 

 

- Покойный Александр Починок говорил, что мы потратим на Крым 3 трлн рублей, сейчас это 85 млрд долларов…

 

- Думаю, эти заявления носили больше пиаровский характер. Программа по Крыму оценивается в 3-5 млрд долларов (оценка известного экономиста Владислава Иноземцева – 5 млрд долларов в год – прим. ред.). Я бы даже сказал, что это полезные расходы. Любые капитальные инвестиции дают реальному сектору возможность хоть какого-то оживления. И не зря сейчас в Крым рванули практически все значимые российские предприятия – не потому, что они сверхлояльны Путину и торопятся выполнить его пожелания, а потому что там можно получить какие-то деньги.

 

- Яценюк пообещал, что Украина будет судиться за свою собственность в Крыму, а это миллиард долларов. Будем отдавать?

 

- В отношениях с Украиной все будет тяжко. Даже не из-за этого миллиарда, это не критическая для России сумма. Боюсь, мы сами выбрали дорогу к эскалации и, значит, к дальнейшим санкциям и изоляции. При этом у нас серьезная технологическая зависимость от Запада, даже в оборонной промышленности: мы не в состоянии производить большое количество военной техники без западных комплектующих. Микроэлектроника, средства связи, навигационное оборудование – все это изготавливается из западных комплектующих, причем по большей части американских.Так что если американцы займут жесткую позицию и будут фильтровать импортируемые нами технологии (а они уже начали это делать), я не понимаю, как у нас будет функционировать даже оборонный комплекс, не говоря уже о гражданских производствах.

 

- Нам радостно обещают, что мы теперь будем дружить с Китаем.

 

- Я как специалист по высоким технологиям могу сказать, что для нас покупать американские технологии безопаснее, чем китайские. Дело в том, что американские системы в основном производятся на частных, децентрализованных предприятиях, и поэтому «закладок», которые бы могли блокировать работу этих систем удаленным способом, гораздо меньше. А вот в Китае производство централизовано государством, и есть огромное количество свидетельств того, что благодаря этой особенности китайские военные получали доступ к чужим компьютерным системам. Другое дело, что своим основным конкурентом Китай считает Америку, но и российской техникой они тоже не погнушаются. Поэтому при всем нашем геополитическом соперничестве с Америкой (правда, она об этом не догадывается, НАТО, как сказалОбама, считает нас региональной державой, далекой от США, а не вероятным противником) сотрудничество с США для нас безопаснее. Тем более что Китай нас вероятным противником не может не считать. В общем, на месте наших военно-политических стратегов я бы  больше озаботился потенциальной конфронтацией с Китаем, а не с Америкой.

 

«Это не столько санкции, сколько демонстрация готовности их применить»

- Санкции, введенные Западом против России после присоединения Крыма, – такие уж они символические, как принято о них говорить? Ведь даже они спровоцировали понижение международных рейтингов и бегство капиталов. 

 

- Пока они носят действительно символический характер. Это не столько собственно санкции, сколько демонстрация готовности их применить. Американцы выдвинули концепцию четырех уровней санкций, сейчас мы находимся на третьем уровне – введения санкций в отношении ряда руководящих лиц, список которых может быть расширен до нескольких сотен человек, например, за счет депутатов Госдумы. Но все это проблемы только конкретных людей, для которых закрывается полмира  (пусть и не худших). Но вот четвертый уровень гораздо более опасен. Если российская армия перейдет границу Украины и войдет в ее восточные области – Харьков, Днепропетровск, Луганск, Донецк–либо начнется кампания с референдумами или иными формами поддержки сепаратизма (а именно к этому призвал находящийся на территории России Янукович), тогда будут арестованы зарубежные корсчета российских банков, например, Сбербанка, Газпромбанка, ВТБ, будет парализована вся система платежей.

 

- И сегодня такое решение уже не выглядит фантастично?

 

- Абсолютно. США, согласно их законодательству, считают доллары своей собственностью и, соответственно, по предписанию своих судов могут арестовать любые долларовые активы в любой точке земного шара. Если это произойдет, все долларовые операции в нашей стране остановятся. А это вся система импорта, закупок, торговли. А при том, что в наших магазинах в основном импортные товары, это, можно сказать, почти вся экономика. 

 

- Что вы думаете про такие экзотические на сегодня санкции, как арест наших резервов? Мы привыкли говорить, что у нас золотовалютные резервы одни из крупнейших в мире, но дадут ли нам ими воспользоваться, не отнимут?

 

- Это очень сложно сделать технологически. Золотовалютные резервы состоят не только из золота и денежных средств, но и из ценных бумаг. Денежные средства вывозятся на территорию России или нейтральных стран, которые не участвуют в санкциях, например, в Гонконг, ценные бумаги размещаются также в нейтральных депозитариях. Известно, что Центробанк уже превентивно сделал это: у нас в американские казначейские облигации проинвестировано  порядка 100 млрд долларов. Более недели тому назад американская Федеральная резервная система сказала, что объем их хранения уменьшился как раз на эти 100 миллиардов. То есть, мы, третий крупнейший инвестор в американские гособлигации, не продали их, но перевели из депозитария ФРС в какой-то другой.

 

 

"Если российская армия войдет в восточные области Украины либо начнется кампания с референдумами, тогда будут арестованы зарубежные корсчета российских банков, будет парализована вся система платежей"

 

РИА Новости/Игорь Чекачков

 

 

-Европа тоже делает выводы: задумалась, как снизить зависимость от российских энергоносителей, пока это 30%. Европейские лидеры признают: немедленно заместить российские поставки не удастся, но ведь «месть – блюдо, которое подают холодным». В силах ли ЕС своими действиямиразрушить нашу экономику в будущем?

 

- Это самоуверенно, но наши руководители исходят из презумпции, что ситуация хуже не станет, ведь у нас очень большой объем торговли с Европой: мы на 200 с чем-то млрд евро продаем ей энергоносителей, металлов, древесины, одним словом, – сырья, а примерно на половину этой суммы закупаем там оборудование и продовольствие. Наши стратеги полагают, что европейцы не решатся от этого отказаться, потому что разрушение сложившейся системы поставит их в затруднительное положение с точки зрения энергетической безопасности и торговли, и тамошним избирателям это не понравится.Но думаю, наши недооценивают гуманитарную решимость европейцев, тем более что доля России в общем европейском экспорте всего лишь порядка 5%. Кроме того, там наступает теплый сезон, когда Европа может обойтись без наших энергоносителей, тем временем наращивая поставки газа из Катара, да и американцы, как сказал Обама, могут резко и сильно увеличить экспорт своего сланцевого газа.  При этом Евросоюз для нас, на минуточку – это почти 50% всей внешней торговли, а экспорт углеводородов приносит почти половину доходов федерального бюджета. Одним словом, я считаю, что наша позиция здесь довольно уязвима. И не уверен, что мы выиграем эту войну, хотя европейские политики действительно постараются ее не начинать.

 

- А они, развивая энергосбережение, альтернативную энергетику, станут только эффективнее и сильнее.

 

- Это правда, и для европейцев это более органичный путь, чем жесткая конфронтация. Они занимаются этим постоянно. Правда, альтернативная энергетика дороже традиционной и будет дороже еще продолжительное время.  Но та же Украина, а также Польша, Венгрия, Словакия уже в обозримом будущем могут быть крупными поставщиками сланцевого газа. Развитие этих технологий в Штатах уже привело к заметному снижению цен на энергоресурсы на внутреннем рынке, и под это снижение цен началась репатриация производства, которое когда-то было переведено в Китай и страны третьего мира. В Европе очень высокие цены на электроэнергию и на топливо, но если складывающаяся система спровоцирует европейцев на понижение цен, то мы начнем терять конкурентоспособность и в этой сфере. В то же время Украина может выступить для европейцев внутренним Китаем – источником дешевой рабочей силы.

 

«Валютные ограничения неизбежны, иначе мы рискуем потерять золотовалютные резервы»

- Советник президента Сергей Глазьев заявил, что в ответ на демаршVisa и MasterСard мы создадим свою платежную систему. Это реально?

 

- Знаете, я в большой степени являюсь единомышленником Сергея Юрьевича в экономической теории. В спокойной, невоенной ситуации я бы на сто процентов поддержал то, что он говорит. У меня в Госдуме все время были споры с Кудриным и другими неолибералами, я всегда говорил им, что нельзя так сильно привязываться к американской экономике, не надо вкладывать в нее наши деньги, надо инвестировать и во внутреннее производство, в национальные инфраструктурные – транспортные, энергетические – проекты. Вкладывая за рубежом, финансируя другие государства, создавая рабочие места там, а не у себя, мы подрываем конкурентоспособность своей экономики. Поэтому национальная платежная система – это отличная вещь. Мы говорили, что надо ее создавать, еще где-то два с половиной года назад, когда я активно занимался проектом электронного правительства, созданием системы электронных государственных услуг, внедрением универсальной электронной карты (УЭК). Кстати, именно те, кто сейчас больше всех кричат про необходимость национальной платежной системы, тогда активно торпедировали это наше предложение, потому что оно шло со стороны «крыла» Медведева.

 

Но надо подчеркнуть, что национальная платежная система будет работать только тогда, когда будет интегрирована в международные платежные системы: наши карточки должны принимать банкоматы во всех странах мира, система должна войти в международный клиринг. У нас были такие попытки – это «Золотая корона» и «Сберкарт»/ПРО100, но они были технологически неправильными, и отсутствие достаточной базы клиентов не дало им подняться и стать полноценными платежными системами. Можно было использовать УЭК, но и это не было сделано. Сейчас, когда Visa и MasterСard показали, на что они способны, мы спохватились, но быстро национальную платежную систему не ввести – это сложно технически, да и внешнеполитический момент неподходящий. Зато на этот рынок активно вошел Китай со своей UnionPay, хотя эта система далека от совершенства и довольно дорога для клиентов.

 

- Еще Глазьев сказал, что в ответ на крайние санкции Запада мы можем заморозить их российские активы и отказаться отдавать долги…

 

- Эти предложения из серии «назло бабушке отморожу уши». Мы долгое время гордились тем, что у нашего государства нет долгов: нет долгов – нечего и замораживать. Хотя занимать за рубежом дешевые деньги и вкладывать их в свою экономику – это абсолютно нормально. Более того, это рычаг давления на наших партнеров: вы на нас наезжаете – что ж, мы в ответ прощаем вам наши долги. В действительности же мы дали Западу в долг. У нас ненормально высокую задолженность перед заграницей  имеет не государство (по данным Forbes, из 730 млрд долларов совокупного внешнего долга РФ долг госорганов – немногим более 60 миллиардов – прим.ред.), а корпорации, такие наши «монстры», как «Газпром», «Роснефть», – они же жутко неэффективные, вот и имеют обязательства, намного превышающие разумные величины. А них есть собственность на Западе, которая, в отличие от государственных активов, которые защищены международным правом, государственным иммунитетом, ничем не защищена. Так что можно арестовывать их добычу, инфраструктуру и так далее. Кто от этого пострадает?

 

 

"Думаю, рубль будет потихоньку падать, но ниже 40 рублей в обозримое время, до конца года, не упадет"

 

РИА Новости/Андрей Стенин

 

 

- На прошлой неделе в Госдуме прошел круглый стол, где говорилось, что если в нашей экономике все будет совсем нехорошо и население побежит за своими вкладами (а это порядка 1 трлн долларов) и кинется скупать доллары, власти могут ограничить движение валюты и капиталов (тем более что у нас взят курс на деоффшоризацию), зафиксировать валютный курс, ввести безотзывные вклады. Мы такого давненько не видали. Такое возможно?

 

- В условиях столь масштабного оттока капиталов валютные ограничения неизбежно будут введены, иначе мы рискуем потерять наши золотовалютные резервы. Пусть не в ближней перспективе, но ограничения на объем покупаемых и продаваемых валютных средств в обменниках действительно возможны. Сразу на населении такие меры не скажутся, но будут сказываться постепенно – через удорожание кредитных ресурсов, через рост цен в магазинах.

 


1 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Если говорить о капиталах, то деоффшоризация – это хорошо, но она, как и любая экономическая реформа, должна проводиться плавно, поступательно, не нарушая сложившейся системы отношений. Резкие ограничения в хождении средств, вызванные деоффшоризацией, только ударят по стоимости акций наших компаний, в том числе государственных, которые торгуются на международных биржах. Следовательно, пострадают российские акционеры.

- Эксперты указывают, что каждый рубль в курсе национальной валюты стоит Центробанку 30 млрд рублей. Некоторые предлагают не тратить ЗВР на поддержку рубля, а девальвировать его до 50 рублей за доллар, чтобы, как в 1998-м и 2008-м, промышленность могла воспользоваться девальвационным эффектом. Овчинка выделки стоит?

- Во-первых, я не верю в девальвацию до 50 рублей. Думаю, рубль будет потихоньку падать, но ниже 40 рублей в обозримое время, до конца года, не упадет. Полагаю, если потребуется, Центробанк просто пресечет попытки всерьез играть против рубля – мы об этом только что говорили.

Во-вторых, что касается экономического эффекта от девальвации, то у нас, к сожалению, нет резервов, чтобы воспользоваться им: у нас нет промышленности, предприятий, которые бы могли нарастить производство и экспорт. То, что есть, уже загружено на сто процентов и работает на пределе. Чтобы нарастить мощности, нужны инвестиции, а их нет, капиталы убегают. Да и экспорт в связи с санкциями может быть затруднен. Так что никакого положительного эффекта от девальвации я не вижу, за исключением нескольких сегментов в пищевой и сельскохозяйственной отраслях. В остальном – только отрицательные последствия в виде роста цен на импорт, прежде всего на продовольствие.

«На сегодня вероятность насилия, по-моему, больше»

- Илья Владимирович, сейчас все громче звучат конспирологические версии о том, что Америка и Запад попытались в Украине отомстить России за то, что она выходит из доллара, из американских госбумаг, тем самым нарушая правила сложившейся мировой финансовой системы с доминированием нефтедоллара. Что на это скажете?

- Ни в какой заговор я не верю. То, что происходит с Украиной, это сугубо спонтанная история. Россия, отвлекшись на разборки с Западом в связи со «списком Магнитского», PussyRiot и запретом пропаганды гомосексуализма, просто проспала евроинтеграцию Украины. Мы говорили с Европой об отсутствии там мифических скреп, а она тем временем силами бывших выпускников МГИМО из жаждущих нам насолить стран Восточной Европы подготовила почву для евроинтеграции. Это очевидный промах нашего внешнеполитического ведомства. Мы спохватились лишь в последний момент, сделали сильный ход с выкупом украинских гособлигаций, таким образом перекупив Януковича у Евросоюза. Это было действительно очень разумно и даже круто. Но Янукович, на которого мы сделали ставку, ситуацию не удержал, сбежал. Путин почувствовал себя проигравшим, а он терпеть не может проигрывать – вот и начал играть на опережение и на обострение, это совершенно непродуманное действие. Сейчас на Западе стоит шум по поводу того, что разведка оказалась непрофессиональной и проморгала приготовления русских в отношении Крыма. Проморгала ровно потому, что не было никаких приготовлений.

"Путин терпеть не может проигрывать – вот и начал играть на опережение и на обострение, это совершенно непродуманное действие"

РИА Новости/Сергей Гунеев

- А рассказы о том, что американцы и европейцы специально наводняют Украину армиями головорезов, чтобы вынудить Путина войти в Восточную Украину и обрушить на него обещанные санкции, «разрушающие российскую экономику», – это бред, как считаете?

- Конечно, бред. В любом обществе есть какое-то количество экстремистов. Думаю, с десяток тысяч бритоголовых нацистских отморозков с огнестрельным и холодным оружием мы найдем и у себя. А если олигархи заплатят им за то, чтобы они съехались в одно место, они такой Майдан устроят, что мало не покажется. Ровно это и произошло в Киеве. Но это не весь Майдан, и Путин признал это, сказав, что на Майдане люди протестовали против коррупции и воровства.

- Китай, а вслед за ним США, Германия, Польша, Чехия уже высказались за мирное урегулирование конфликта. Может, ситуация все-таки не сползет к жесткому противостоянию и обойдется без крайних экономических санкций?

- Очень на это надеюсь. На сегодня вероятность насилия, по-моему, больше, но надеюсь, что мировые державы соберутся и предпримут реальные усилия, чтобы его избежать. И мое голосование в Госдуме как раз исходило из этой задачи.

Вопросы – Александр Задорожный

http://znak.com/urfo/articles/31-03-15-39/102150.html

Your text to link...

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Анапа Сатирика

Архив материалов