«У нас теперь такая политика, что все ориентированы на бездарность»

Садальский и Васильева – об олимпийском посмешище, патриархе Гундяееве, «царе» Михалкове, Майдане и Ройзмане с Навальным

  17.12.2013 19:49  
 
 

 
 
 


 

 

В минувшую субботу Станислав Садальский и Татьяна Васильева представили екатеринбуржцам спектакль «Голая правда» - феерическое и одновременно ностальгическое повествование о жизни во всем ее многообразии и об актерском труде. Артисты поют, играют сцены из спектаклей, читают стихи и монологи, вовлекая в действо зрительный зал… Незадолго до спектакля Станислав Садальский и Татьяна Васильева ответили на вопросы читателей и редакции Znak.com.

 

«Один идиот придумал эту эстафету – другие идиоты исполняют»

- Мы беседуем в день, когда в Екатеринбурге проходит эстафета олимпийского огня, поэтому центр города практически парализован на целый день. А вас не утомила вся эта олимпийская псевдопатриотическая истерия?

 

Станислав Садальский:

 

- Один идиот придумал весь этот сценарий с эстафетой, за который получил огромные деньги, а другие идиоты исполняют: выходят с этим огнем в космос, опускаются на дно Байкала… Они даже не подумали, что в открытом космосе огонь гореть не может по причине отсутствия в вакууме кислорода. Вот и в Екатеринбурге такие же идиоты, которые перекрывают улицы, создавая проблемы людям в законный выходной. А все эти картонные сооружения в Сочи, которые скоро рухнут! Устроили зимнюю Олимпиаду в летнем городе, теперь хотят организовать летнюю Олимпиаду в Санкт-Петербурге – городе северном. Страна дураков, что тут еще скажешь. Все смеются над нами, над этим посмешищем. Но это наша Родина.

 

 

Садальский и Васильева, хоть и дурачатся на одной сцене, рассуждают по-разному

 

Татьяна Васильева:

 

То, как мы с этим факелом возимся, унижает всех нас. На Олимпиаде, в конце концов, важны спортивные результаты, а не вся эта история с огнем, который еще и гаснет периодически. Мне кажется, все нормальные люди давно уже с юмором к этой эстафете относятся.

 

«Вы бы видели, какие бриллиантовые цацки он носит! И это главное духовное лицо нации!»

- Станислав Юрьевич, на днях вы написали в своем ЖЖ, что у нас в обществе совсем плохо с моральными авторитетами. Это время такое, что все мельчает - в политике, культуре, духовной жизни, или такие люди есть, но им просто не дают возможности широко заявить о себе?

 

- Миллион процентов, что у нас в стране есть такие люди. Они есть и в Екатеринбурге, и в провинции, но мы их не видим, потому что их не показывают. У нас теперь такая политика, что все ориентированы на бездарность. Чем хуже – тем лучше. А умные люди есть. Просто, говоря современным языком, их не пиарят. Поэтому многие вынуждены уезжать за границу.

 

- А возможно ли сегодня в России рождение нового духовного авторитета – такого, каким был Владимир Высоцкий, к мнению которого прислушивалась вся страна? Вы ведь оба работали с ним…

 

Станислав Садальский:

 

- Я не могу похвастаться, что у нас с Высоцким были хорошие отношения. Я бы назвал их рабочими. Но Владимир Семенович ко мне лично действительно хорошо относился. Даже предлагал мне роль в картине «Зеленый фургон», которую хотел снимать как режиссер. Мне кажется, человек, сравнимый с ним по масштабу, сегодня не может появиться в России. Здесь нет для этого духовной почвы.

 

 

«Человек, сравнимый с ним по масштабу, сегодня не может появиться в России. Здесь нет для этого духовной почвы» 

 

Татьяна Васильева:

 

- Очень серьезные изменения происходят прямо на глазах. И с такой скоростью, что даже не успеваешь среагировать. И очень жаль, что такие люди, как Высоцкий, рано уходят. Нам всем было бы лучше, если бы он еще продержался с нами. Мы со Стасом в спектакле касаемся темы Высоцкого и даже высказываем там свое мнение по этому поводу. Высоцкого я считаю признанным классиком, хотя он и жил совсем недавно, ходил с нами по одним и тем же улицам, но в полной мере мы еще не смогли осознать его богатое наследие. Это личность, которая олицетворяла огромный период жизни страны, целую эпоху. И надеюсь, что его стихи будут изучать в школе, как сейчас проходят других классиков русской литературы. У нас есть такой лозунг: незаменимых нет. Но таким людям, как Владимир Семенович, замены, правда, нет.

 

Сегодня заменой хорошей литературы служит любая сплетня из Интернета. К тому же сегодня все очень разъединены, заняты собой. Самое подходящее слово, характеризующее все, что происходит с нами, – деградация. Я, например, не верю ни одному слову нынешних политиков. Да и вообще никому не верю. Я не могу быть уверена в том, что деньги, которые переведу в какой-нибудь благотворительный фонд, дойдут до адресата. Тотально подорвано доверие ко всему.

 

- Но ведь совсем жить без веры, Татьяна Григорьевна, страшно…

 

- Поэтому сама я нашла успокоение в Боге. Это единственное, во что я верю и всегда буду верить.

 

- Станислав Юрьевич, вы находитесь в жесткой оппозиции к патриарху Кириллу. Иначе как Гундяевым его не называете. Считаете, что он не духовный человек, а хозяйственник…

 

- Ну, хозяйственником не я его назвал, а Святейший Патриарх Киевский и всея Руси - Украины Филарет.

 

- Так у нас время такое: считается, что люди голосуют за «крепких хозяйственников». Может, и РПЦ тоже нужен «крепкий хозяйственник»?

 

- Так в нынешней верхушке РПЦ нет никаких хозяйственников. Многие провинциальные храмы, действительно намоленные, разваливаются. Зато в Москве строятся новые, в которые ходить никто не будет. Да и вообще, эти хозяйственники от религии себя так ведут, что за них просто стыдно. Посмотрите на того же Гундяева – это же просто посмешище. Человек облачен высшим званием от религии, а поет осанны власть имущим, нечист на руку. Вспомните все эти истории с часами, квартирой. Вы бы видели, какие бриллиантовые цацки он носит, они сумасшедших денег стоят! Он ведь является акционером «Смоленских бриллиантов». И это главное духовное лицо нации, которое должно являться нравственным авторитетом для общества! Мой прапрадед протоирей Николая Садольский (именно через букву «о») был настоятелем в храме на Моховой в Санкт-Петербурге, похоронен в Александро-Невской лавре - вот он был настоящим духовным человеком. Мне, кстати, часто верующие говорят (сам-то я уже сомневающимся себя называю), что именно он меня отмаливает на небесах за то, что я говорю про нынешнюю церковь (смеется).

 

 

«Гундяев – это же просто посмешище. Человек облачен высшим званием от религии, а поет осанны власть имущим, не чист на руку»

 

- В этом году довольно громко отмечается 400-летие династии Романовых, и все большую популярность набирает монархическая идея. Мол, частая сменяемость верховной власти в России – зло и давайте дадим российскому президенту монарший титул, пускай будет такой конституционный царь на новый лад. О чем-то подобном любит порассуждать, например, Никита Михалков, который сам лет 15 назад не исключал возможности баллотироваться в президенты…

 

Станислав Садальский:

 

- Михалков о чем угодно может рассуждать, но ведь его народ не любит. Он так себя ведет, что над ним давно все смеются. Чего стоят его заявления, что всякая власть от Бога, поэтому я до конца с вами, Владимир Владимирович, теперь я с вами, Дмитрий Анатольевич, а теперь снова с вами, Владимир Владимирович. «Проституток» никто не любит. А он, видимо, получает от всего этого свои дивиденды. Да что толку-то – как художник он давно кончился. Все его последние картины - пшик.

 

А что касается власти, то нужна сменяемость, ротация наверху. Хотя мне самому власть абсолютно не нужна. Мне предлагали баллотироваться в депутаты и коммунисты, и Жириновский. Но это не моя чашка чая, мне это абсолютно фиолетово. Если меня что-то задевает, могу и письмо какое-нибудь подписать, и к любому чиновнику сходить, чтобы за человека попросить. Но всерьез заниматься политикой – это абсолютное не мое.

 

- Станислав Юрьевич, пару лет назад вы связывали свои надежды с появлением новых людей в политике, таких как Алексей Навальный. Прошло время - и вот Навальный, несмотря на все попытки его дискредитировать, занял второе место на выборах мэра Москвы, еще один оппозиционный политик – Евгений Ройзман – и вовсе выиграл выборы мэра Екатеринбурга. А с другой стороны, явно наметилось снижение протестной активности...

 

Станислав Садальский:

 

- Мне фиолетово все это протестное движение. Я – актер. А актер должен выходить на сцену и играть и для белых, и для красных, и для синих, розовых и голубых. Что касается Навального, то есть в нем что-то такое, чего я не принимаю. Мне сложно это сформулировать, но чисто интуитивно я его принять не могу. Хотя когда он появился, я был рад, что у нас хоть какое-то новое лицо на горизонте нарисовалось. С Ройзманом я знаком, он мне показывал свой музей «Невьянской иконы». Он интересный мужик, искренний. Но мне, например, не нравится, что он не ходит в театр. Я считаю, это ему минус.

 

«Как было почти двести лет назад, так и осталось: страна рабов, страна господ»

- Вам не кажется, что если все будет продолжаться в том направлении, куда последние годы движется страна, все закончится просто распадом?

 

Станислав Садальский:

 

- Да, никуда мы не двигаемся, к сожалению. Мы давно уже буксуем на месте. Народ безразличен. Все уверены, что от них мало что зависит. Очень хорошо нынешнюю ситуацию иллюстрируют слова Александра Вампилова: «Как я считаю, что я считаю – это еще ничего и никогда не изменило». Видимо, большинство именно так думает.

 

- Народ безмолвствует? Прямо как у Александра Сергеевича?

 

- Сюда больше Лермонтов подходит:

 

Прощай, немытая Россия,

 

Страна рабов, страна господ,

 

И вы, мундиры голубые,

 

И ты, им преданный народ.

 

Ничего с тех пор не изменилось. Как было почти двести лет назад, так и осталось: страна рабов, страна господ.

 

 

«До каких пор мы всем миром будем собирать деньги на операции больным детям? А что государство? Разве оно не обязано спасать детей, своих маленьких граждан?»

 

- Что в таком случае должно произойти, чтобы страна сплотилась, чтобы народ вновь стал единым? Или точка невозврата уже пройдена?

 

Татьяна Васильева:

 

- Мне кажется, в этом разобщении народа и заключается нынешняя политика. Это все не просто так. Не потому, что мы такие. Многие люди в России размышляют над происходящим, тяжело переживают то, что происходит: почему мы живем совсем по-другому, чем хотели? Непонятно как живем! Насколько могу судить по своему опыту, в других странах на первом месте всегда были семья и карьера, и большинство иностранцев проживают свою жизнь словно роботы. Русские же люди совсем другие. Нам необходимо живое общение, чувство локтя, чувство общей судьбы, а теперь это все куда-то ушло. Молодежь сидит один на один с монитором, выплескивая свои комплексы и негатив в Интернет. Любой дебил может написать все, что ему вздумается, оскорбляя всех и вся вокруг. И ведь самое неприятное - что это читают, там же, в Интернете, обсуждают, тратя свое драгоценное время, отнимая его от реальной жизни, реальных проблем. А литературу читать перестали. И все-таки есть еще в нашей стране люди, которые не довольствуются подобной эрзац-жизнью. Молю Бога, чтобы они оставались как можно дольше, чтобы ходили в театр, на выставки, читали хорошую литературу.

 

- Есть точка зрения, что страну может сплотить только большая беда…

 

- Да в нашей жизни было уже достаточно катастроф. Двадцатый век для русского народа – это же постоянная борьба за существование. Мы все ужасно устали. И мне кажется, что люди просто хотят пожить по-человечески. Особенно сегодня, когда появилась возможность путешествовать. Люди не хотят этого лишиться, опять начинать с нуля, оказаться в том месте, откуда мы с таким трудом выкарабкались. И потом, мне кажется, что уже и беда нас не объединит.

 

- А недавний сбор средств для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке? Разве он не показал, что наш народ по-прежнему готов сострадать? Что не так уж мы оскотинились?

 

- Ну, конечно, в нас еще много здорового. И лозунг «всем миром» пока актуален. Понятно, что вместе мы на что-то способны. Но ведь на самом деле подобных ситуаций, как на Дальнем Востоке, вообще не должно возникать. Эту катастрофу можно и нужно было предотвратить. Почему в Китае ничего подобного не случилось, хотя там течет та же река? Возникает ощущение, что это уже не просто чья-то преступная халатность, а нечто другое…  У меня растут внуки, которые скоро начнут задавать вопросы о том, что происходит. И что я буду им отвечать? До каких пор мы будем жить под страхом разных катаклизмов, которые обязаны, я подчеркиваю, обязаны предотвращать. И до каких пор мы всем миром будем собирать деньги на операции больным детям? А что государство? Разве оно не обязано спасать детей, своих маленьких граждан? А почему ветераны войны, которых по пальцам пересчитать можно, живут в унизительных условиях, в каких-то трущобах, да еще и гибнут от наводнений?

 

«Если что-то подобное Майдану случится у нас – будет катастрофа»

- Вот украинцы, например, уже не хотят терпеть подобное, потому и вышли на площадь. Они почему-то в состоянии объединиться и постараться донести свои чаяние до власти, а мы нет.

 

Станислав Садальский:

 

- Хохлы – это совсем другое. Они куда более русские, чем мы. У нас-то чистых русских и не осталось уже. И вообще, мне нравится, как украинцы повели себя в этой ситуации. Я и сам наполовину хохол: моя мама – украинка.

 

Татьяна Васильева:

 

- В случае с Украиной, мне кажется, что люди там все-таки в большой степени доведены до края своей бедностью. Мы часто бываем в Украине и видим, что в большинстве своем люди там очень тяжело живут, что им, кроме свободы, уже и терять нечего. Но если что-то подобное Майдану случится у нас – это будет катастрофа. Ни одно цунами с этим не сравнится, потому что русский народ пойдет до самого конца, не думая о последствиях, как это уже бывало. И необходимо предпринять все возможное, чтобы не довести наших людей до подобного состояния.

 

- Еще один близкий нам народ, вышедший на площадь, - грузины. Станислав Юрьевич, вы обладатель почетного грузинского гражданства и грузинского ордена Чести. На президентских выборах в Грузии в декабре 2007 являлись доверенным лицом Михаила Саакашвили. Во время вооруженного конфликта в Южной Осетии поддержали грузинскую сторону. Принимались ли в связи с этим в России какие-нибудь репрессивные меры в отношении вас?

 

Станислав Садальский:

 

- Я попал в так называемый стоп-лист, то есть был включен в список лиц, которые нежелательны для показа по телевидению. Правда, совсем меня из «ящика» исключить трудно – все-таки я много снимался в фильмах, которые любит народ.

 

 

«За это я попал в стоп-лист, то есть был включен в список лиц, которые нежелательны для показа по телевидению»

 

- А как вам оппоненты Саакашвили, которые теперь пришли к власти в Грузии?

 

- Они отвратительны. Люди, которые наворовали денег в России, теперь пришли к власти в Грузии. И они, конечно, российским властям гораздо ближе, чем честный Михаил Саакашвили, который у себя-то в стране с коррупционерами разобрался. Он, конечно, очень эмоциональный. Но то, что он сделал для своей страны, грузины только потом поймут.

 

- Один из самых популярных ваших персонажей – Костя Сапрыкин по прозвищу «Кирпич» из «Места встречи изменить нельзя». Вот грузины со своими «Кирпичами» справились, а мы все никак не можем. Не кажется ли вам, что у нас во власти сейчас именно «Кирпичи»?

 

- Да вы что! «Кирпич» – абсолютно эмоциональный человек, а эти-то совсем не показывают своих эмоций. Они воруют молча (смеется).

 

- И все же кого больше в России – «Кирпичей», или таких, как ваш благородный гусар Алексей Плетнев из «О бедном гусаре замолвите слово», или мужичок из мультика «Падал прошлогодний снег»?

 

- Народилось что-то совсем иное, какие-то новые персонажи. Назовем их «кооператив «Озеро». Персонажи, которых играл я, – они открытые. А эти свои дела творят по-тихому. Замечательно еще полвека назад спел Галич: промолчи – попадешь в первачи, промолчи – попадешь в богачи… Вот они помалкивают и делают свои дела. Молча тырят деньги и вывозят за границу.

 

«Невольно думаешь, что в России запущена разрушительная программа, чтобы окончательно нас добить»

- Ну а будь вы президентом, что бы вы изменили в первую очередь?

 

Татьяна Васильева:

 

- Для меня самым постыдным является ложь. Кто-то же должен говорить правду, какие-то объективные вещи, а не просто вещать. Ведь именно поэтому у нас напрочь утрачено доверие к власти.

 

- А разве раньше доверие к власти было? Ведь и в советские времена люди в миру говорили одно, а у себя на кухне - совсем другое.

 

 

ПОСНОСТЬЮ http://www.znak.com/urfo/articles/17-12-19-49/101681.html

 

17 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 17 Декабря 2013
Да уж... Равнение на скоморохов? Лицедеи - это ум, честь и совесть России? Ть-фу... Только в России спрашивают у актеров и режиссеров , как быть и что делать. И не только спрашивают, но ещё и слушают, что скажут они, спасители наши, с рюмкой водки в одной руке и огурчиком на вилке в другой. Странная страна...Может в ГИТИСе что-то подправить?
Валерий , 20 Декабря 2013
А у кого спрашивать правильно? У банкиров, у чиновников, у судей, у полицейских, у политологов, у олигархов и других бизнесменов или еще у каких-нить представителей нашей доблестной верхушки..?
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Анапа Сатирика

Архив материалов