Глава Кургана Сергей Руденко : о земельных скандалах, тарифах на воду и муниципальном управлении

«Работа здесь – не сахар»

 

10.11 14:58 
 

Мэрия Кургана в последнее время находится под неусыпным наблюдением со стороны силовых структур и общественности. Причина – громкие земельные скандалы, уголовные дела и задержания чиновников, кадровые перестановки и серьезные коммунальные решения. Глава города Сергей Руденко в интервью Znak.com рассказал, как чиновники продолжают работать в непростых условиях и что думают по поводу происходящего.

— Сергей Владимирович, в последние недели все внимание общественности приковано к расследованию уголовного дела о выделении земельных участков в городе в аренду. Почему силовики заинтересовались администрацией Кургана?

— Это общая тенденция. Сегодня земельные ресурсы – это основной источник неналоговых поступлений в доход бюджета города. И эта тенденция, если посмотреть новостную ленту, по сути, по всей стране – интерес к распределению, использованию земельных участков.

В условиях того, что менялось законодательство (и федеральное, и закон субъекта) в части распределения земель, на этом стыке, так скажем, могло произойти какое-то недопонимание, может быть, какие-то чисто технические неурядицы. Эта тенденция, проверки, может быть, закономерна. Мы все заинтересованы в том, чтобы этот вопрос разрешился с положительным исходом.

Мы ни в коей мере не пытаемся вмешиваться в деятельность силовых органов, потому что это их прерогатива. Мы говорим сегодня о более прозрачном механизме предоставления, распределения земель на будущее, чтобы эта позиция была абсолютно понятна всем участникам процесса: начиная от тех, кто ведет надзорную деятельность, и заканчивая теми, кто обращается с заявлениями о предоставлении (формировании) земельного участка.

— Какие действия уже предприняты в этом направлении?

— На совместном заседании комиссий Курганской городской думы мы приняли некий план мероприятий: поручили администрации города проработать все вновь создаваемые регламенты, провести анализ всех земельных участков, которые были переданы в соответствии с законом Курганской области (то есть проанализировать договоры), и проконтролировать вопросы использования этих участков, начиная от заключения договора на использование, и далее.

Для чего мы выбрали это направление? Дабы открыть этот вопрос, сделать его абсолютно прозрачным, чтобы было понятно, какой участок эксплуатируется, на каком основании, что на нем будет и как арендатор ведет свою деятельность.

Кроме того, к проверке регламентов было предложено привлечь и надзорные органы, и все заинтересованные стороны, чтобы это была инструкция по применению, абсолютно понятная каждому, чтобы больше не было никаких недомолвок. Мы хотим открыть вопрос для публичного обсуждения, привлечь городские сообщества к разговору и выработке общей концепции, чтобы была понятна и градостроительная политика города, и политика генплана.

В принципе, администрация города дала свои пояснения по поводу того, что произошло: все, что было сделано в части предоставления земельного участка, подписания договора, смены вида разрешенного использования, было сделано в соответствии с действующим законодательством. Здесь иных каких-то объяснений, наверное, быть не может.

И то, что сегодня заявлено, как будто городской бюджет потерял какие-то доходы, 11 млн рублей, – на самом деле на этот земельный участок мог заявиться любой будущий арендатор, который мог предложить сформировать его для своих нужд. В данном случае произошло формирование и предоставление земли по договору под физкультурно-оздоровительный комплекс. Администрация города впоследствии лишь переподписала договор по использованию этого участка на основании свидетельства о регистрации права на объект незавершенного строительства. Здесь каких-то нарушений, на наш взгляд, нет.

— То есть вы считаете, что никакой ущерб городу не причинен?

— Никакого ущерба здесь нет.

Вся ситуация, я так полагаю, это просто конфликт между застройщиками: одни покупают участки под строительство многоквартирных домов, другие взяли их, условно, бесплатно. Почему так произошло? Действующее законодательство позволяло брать участки бесплатно под строительство физкультурно-оздоровительных комплексов.

— Застройщик, о котором мы говорим, Алексей Богомолов, успел дать нам интервью, прежде чем его задержали. Он рассказал, что еще в прошлом году предложил администрации города проект комплексного развития этой территории в границах улиц Красина – Куйбышева – Томина – Набережная. Скажите, был ли этот проект действительно интересен городу?

— Проект или эскиз, который был показан, – это строительство многоквартирных домов вдоль набережной, вдоль дамбы. Проект планировки я сам не видел, а вот эскиз видел – он достаточно интересен, потому что не секрет, что вдоль реки Тобол – старые строения: ветхие частные дома.

Застройщики сегодня предлагают сносить ветхие дома, которые являются частной собственностью, а их собственников переселять в благоустроенные квартиры, и на этих участках строить многоквартирные дома.

— Есть ли в городе другие подобные проекты или этот был единственным?

— Нет, это не единственный проект, потому что снос ветхого (аварийного) жилья, особенно частного, ведет даже муниципалитет. Мы выкупали частные жилые дома по улице Бурова – Петрова для строительства автодороги. Принцип тот же самый. То есть уходят дома ветхие, аварийные, которые собственники готовы сегодня продать, переехать в новые квартиры. Все равно облик города должен меняться в какой-то части. Я понимаю, что, если это историческая зона, то должен быть особый подход. А если это, условно, окраина, то к окраинам подходы должны быть немножко другие.

Естественно, когда показывают развитие города на эскизах, интересно. У нас достаточно много таких эскизов: там и вид города сверху, и вид на набережную реки Тобол, и вид на Северный поселок. Люди немножко мечтают, может быть, но в какой-то части – это некая концепция будущего развития. Если ее проработать, она нормально вписывается в общий регламент.

— Вы сказали, что вся история – в конфликте между застройщиками. А когда в администрации города проводились следственно-оперативные действия, вам объясняли, на основании чего действуют силовики – чьих-то заявлений, оперативной информации?

— Я думаю, что эти мероприятия проводились в рамках оперативных действий, они имеют на это право. Насколько я понимаю, дела возбуждены в отношении неопределенного круга лиц. И в ходе вот этих оперативных действий, рассмотрения материалов дела, я так полагаю, они будут двигаться в ту или другую сторону.

Но я бы не хотел это комментировать, потому что это не моя прерогатива. Мы ни в коей мере не пытаемся и не хотим вмешиваться в дела силовых структур, мы заинтересованы в результате – чтобы раз и навсегда поставить в этих разбирательствах точку.

— Как расследование сказалось на работе мэрии?

— Не секрет, что все эти разбирательства, мягко говоря, отражаются на работе, на имидже власти. Муниципальная власть – самая близкая к народу. И сегодня ее на всех уровнях пытаются поддерживать: начиная от президента и до региональных властей. И потеряв авторитет, муниципальной власти будет достаточно сложно его вернуть – только реальными делами и своей открытостью, что мы и пытаемся сегодня делать.

Доверие к органам муниципальной власти в рамках этих всех мероприятий потерять очень легко, а вот вернуть его будет достаточно сложно. И не хотелось бы расценивать эту ситуацию как просто воздействие на муниципальную власть. Я не говорю о правоохранительных органах. Я говорю о тех заявителях, которые пытаются сегодня, решая свои частные интересы, найти виноватых в лице муниципальной власти. Это неправильно. Решая свои частные интересы, они ставят под удар местную власть.

— Сергей Владимирович, по поводу оперативных действий хотелось бы уточнить. Понятно, почему проводились обыски в департаменте архитектуры, в департаменте ЖКХ и строительства. У вас, насколько нам известно, тоже проводились эти мероприятия. Пожалуйста, поясните: как глава города связан с вопросами выделения земель?

— Глава города лично выделением земельных участков не занимается. Единственное: сегодня на основании решения комиссии по землепользованию и застройке, по представленным материалам, глава города объявляет публичные слушания. И не более того. Далее все материалы уходят в органы исполнительной власти и никак не касаются главы города. Мы можем посоветоваться, посмотреть, поговорить, но окончательное решение на основании законодательства все-таки принимают органы исполнительной власти, и это правильно.

А почему у меня проводились мероприятия, вопрос не ко мне.

Я хочу подчеркнуть, что все находятся на своих рабочих местах. Есть движения (у кого-то плановый отпуск, кто-то болеет), но процесс выполнения всех функций органами местного самоуправления не остановлен. Также продолжается работа с управляющими организациями по обслуживанию жилья, выполняются работы по обеспечению дорожной деятельности. И в департаменте архитектуры точно так же идут публичные слушания, рассматриваются вопросы на думе в части имущества и так далее. Все в рабочем режиме.

— Есть ли у вас понимание, почему претензии от силовых органов предъявляются только к городской администрации, но не к областным департаментам, один из которых (имущественных и земельных отношений) выделял землю, а второй (госэкспертизы, строительства и ЖКХ) согласовывал строительство?

— Я бы оставил этот вопрос на усмотрение силовых органов.

Есть жестко установленный законодательством регламент прохождения вопроса, начиная от заявления в соответствующий орган, который принимает решение, потом – формирование земельного участка, утверждение схемы, потом – предварительное согласование, затем – подписание договора и многое другое. Все осуществляется в соответствии с регламентом.

Если возникают вопросы к регламентам, которые действовали ранее, то надо сказать, что они все в свое время прошли свою экспертизу. И все было сделано в соответствии с регламентами. Как уж там какие нюансы, это все-таки не мой вопрос.

— В опубликованных списках было около 30 земельных участков. Известно ли, что с ними сейчас? Ведется ли там строительство? Может, какие-то из них вернули городу?

— Никто еще ничего не вернул. Из этих 30 участков, как и ранее было объявлено, всего лишь по одному было перезаключено дополнительное соглашение – это участок под физкультурно-оздоровительный комплекс. По всем остальным, по-моему, даже договора не заключались, потому что они были предварительно согласованы.

Эти все участки мы знаем. Они взяты на особый контроль.

— А существует ли какая-нибудь процедура, по которой можно будет вернуть эту землю городу, если, допустим, там не будет вестись строительство?

— Сегодня в рамках подготовки новых регламентов, которые разрабатывает администрация города, после чего они будут внесены на рассмотрение, пройдут все согласования, я бы хотел, чтобы все эти вопросы были закрыты – была четко дана инструкция, как с ними поступать. Вопрос возврата на самом деле возможен только в случае расторжения договора аренды по неуплате. Если человек оплатил – какие претензии?

Должны быть четкие рамки. Мы не намерены ждать 10 лет, пока застройщик соберется строить. Надо, чтобы участки осваивались, потому что не хочется смотреть на грязный забор или на кучи мусора, которые иногда просто там лежат.

— Помимо земельных вопросов, недавно поднималась еще одна серьезная тема: «Водный союз» просил повысить тариф на водоснабжение почти в два раза. При этом, когда «Курганводоканал» передавали в аренду «Водному союзу», последний обещал реализовать масштабную инвестиционную программу объемом 25 млрд рублей. Выполняет ли ее компания?

— Есть совет директоров ОАО «Курганводоканал», который на своих заседаниях рассматривает деятельность КВК. Мы не рассматриваем деятельность «Водного союза», потому что у нас отношения с ОАО «КВК». На балансовых комиссиях, на советах директоров информация предоставляется о деятельности КВК. Договор у КВК заключен с «Водным союзом» на аренду имущества, которое они им передали.

Я бы разделил эти моменты. Все считают, что то, что попросил сегодня «Водный союз» в части изменения предельного индекса по оплате, связано с инвестиционными программами. На самом деле это не так. Предельный индекс, его изменение, зависит от четырех показателей. То, на что опирался «Водный союз» сегодня, это их производственная программа. А инвестиционная и производственная программы – это разные вещи. И припоминать какие-то 25 млрд рублей сегодня «Водному союзу», что вы вот обещали… Я сейчас до точности цифр не скажу, сколько они потратили. Но если на коллектор по Куйбышева было взято в кредит 150-200 млн рублей, наверное, это о чем-то говорит.

Я сегодня их не защищаю и не осуждаю. Они воспользовались своим правом обратиться за изменением предельного индекса. На основании принятого решения думы, если бы оно состоялось, мы бы должны были обратиться к губернатору. Решение потом за губернатором. А он уже обращается в федеральные органы власти.

Мы, рассмотрев на комиссиях, посчитали, что это преждевременно. Потому что необходимо для всего этого полное техническое обследование всех систем водоснабжения и водоотведения. И эта работа администрации и «Водного союза» будет продолжена. И рассматривать вопрос будем в следующий регуляторный период.

Наша позиция такова: для того, чтобы решить этот вопрос, мы привлекаем к обсуждению все городские сообщества. Я бы сказал, что это обсуждение должно быть всенародным. Если решается вопрос о поднятии стоимости кубометра холодной воды и, условно, водоотведения, тогда каждый гражданин Кургана должен видеть реальные изменения систем: стабильное водоснабжение, стабильное водоотведение, замену коммуникаций. Мы это и хотим понять. И тогда, думаю, будет каждому понятно, надо ли поднимать. А если просто на поддержку предприятию – наверное, это не совсем верно.

— То есть на данный момент нет какой-то конкретной цифры – суммы инвестиций, которые вложил «Водный союз»?

— Я навскидку, конечно, не скажу. Надо сделать запрос и посмотреть. Совет директоров может сделать запрос, тем более мы подходим к отчетной части. И я думаю, они покажут, какие дополнительные денежные средства были привлечены в систему водоотведения и водоснабжения.

— Гендиректор ОАО «Курганэнерго» Данил Анучин на совместном заседании комиссий городской думы объяснил, что «Водный союз» не может выполнять эту инвестпрограмму, потому что нет схемы водоснабжения города. Разрабатывается ли сейчас такая схема?

— В прошлом году мы решением думы утвердили программу комплексного развития систем коммунальной инфраструктуры, в которой один из разделов – схемы водоснабжения, теплоснабжения и так далее, по всем направлениям. Скорее всего, сформулировано не совсем верно. Разговор идет об актуализации схемы. Она должна обновляться каждый год, ведь каждый год появляются новые здания, строения, сооружения, прокладываются и перекладываются новые водоводы. Актуализацией схемы может заняться сам «Водный союз», как это делают «Тепловые сети». В принципе это допустимо.

А ссылка в инвестпрограмме, скорее всего, идет на то техническое задание, которое должен выдать орган местного самоуправления в развитие территории. А развитие территории возможно после утверждения генерального плана и правил землепользования и застройки – чем мы в принципе и занимаемся: генеральный план, насколько я помню, мы будем корректировать где-то в начале следующего года, а правила землепользования и застройки обсуждали недавно. Мы должны привести в соответствие все четыре документа: генплан, правила землепользования и застройки, программу комплексного развития коммунальной инфраструктуры и «Стратегию 2030», что мы и обсуждаем сегодня.

— По поводу «Стратегии 2030»: как вы думаете, будет ли она работать в новых условиях или ее придется как-то менять в соответствии с социально-экономической ситуацией?

— Стратегия – это и инструкция по применению, и в то же время направление деятельности – долгосрочный план действий. И от того, какие средства есть в бюджете, эти направления поменяться не должны – просто должны быть расставлены приоритеты, условно говоря, уменьшено или увеличено финансирование.

Стратегия не должна меняться ни в зависимости от количества финансовых средств (потому что это стратегический документ), ни от тех людей, которые ее исполняют (потому что она – инструкция по применению).

Все эти четыре документа должны быть единым целым. Этого мы и пытаемся добиться. Из них уже вытекают те подзаконные акты, о которых мы начали говорить в начале. Все должно быть взаимоувязано. А когда на моменте передачи полномочий (в земельной сфере, – прим. ред.) произошел некий сдвиг, получился некий вакуум. Мы допускаем, что на этом моменте были какие-то сбои. А так – не было же вопросов, работало все.

— То есть раньше эти вопросы – по смене вида разрешенного использования на участках – не поднимались?

— Не было в таком формате, потому что в этот процесс не вмешивались пока органы прокуратуры и следственного управления. А так – это просто работа, процесс текучей деятельности.

— Сергей Владимирович, еще один важный блок – это реформа муниципального управления в городе. Руководитель администрации Александр Поршань после своего назначения инициировал преобразования в структуре мэрии. Были проведены новые назначения. Вы как глава города как оцениваете эффективность реформы?

— По правде сказать? Я считаю, что создать идеальную систему управления всегда сложно. Появились новые люди, поменялась сама структура, перечень вопросов переместился. Соответственно те связи, которые были между органом управления и учреждениями или предприятиями, которые выполняли определенные функции, немножко расшатались. Говорить о том, что произошел какой-то провал, я бы не стал, потому что город живет, город развивается. Да, некоторые вопросы, может быть, немножко «провалились» в части их исполнения. Но не из-за того, что кто-то не хочет их делать, а из-за того, что может элементарно не хватать финансовых средств.

Сегодня идет анализ исполнения функций всеми департаментами администрации. И я думаю, что некоторые изменения все равно произойдут. Допустим, тот же департамент, который сегодня на слуху, ведет достаточно большой объем работы и решает достаточно сложные вопросы: земля, имущество, формирование градооблика и так далее. Это очень тяжелые вопросы, они требуют длительной проработки. Поэтому могут произойти какие-то перемещения самих вопросов внутри администрации. Но здесь прерогатива все-таки руководителя администрации и его замов – они должны внести это предложение. Мы не будем влиять со стороны депутатов, хотя после того, как произойдет отчет о деятельности администрации, я думаю, какие-то коррективы все равно будут. В любом случае они должны принести только пользу. Сегодня видно, где проседаем.

— Известны ли сроки, когда могут пройти изменения?

— Пока нет. Мы не будем их торопить, потому что это решения достаточно важные, сложные, и хочется обдуманных шагов.

— Ожидаете ли вы, что после оптимизации численности служащих в органах областной власти могут быть проведены сокращения и в органах городской власти?

— До оптимизации в области, где-то за полгода, мы провели оптимизацию в администрации города. Мы сократили ряд сотрудников. Сегодня численность наша регулируется постановлением правительства Курганской области, и мы самостоятельно больше сотрудников вряд ли может взять. А меньше – это надо сделать оценку опять же в рамках рабочей группы по структуре администрации.

Скорее всего, сокращения могут пройти в учрежденческом плане. В администрации сокращать нечего – нас и так «один к трем». Функций достаточно много, а служить некому.

Я не хочу сказать, что нас мало. Но хотелось бы увеличить, условно, муниципальный контроль в части принятия решений по административным правонарушениям. Сегодня это четыре человека на весь город. Если брать город Тюмень – там, если мне память не изменяет, их 25.

Хотелось бы увеличить тот же земельный, лесной контроль, чтобы более четко выполнять эти функции. Даже обследовать земельные участки сегодня (а их тысячи!) сложно. Хотелось бы увеличить количество здесь. Но мы этого пока сделать не можем.

— К разговору о кадрах: есть ли уже кандидат на пост директора городского департамента социальной политики, который оставил Дмитрий Пожиленков?

— Есть «объективки» (резюме) на ряд кандидатов. Но, может быть, есть смысл провести сегодня открытый конкурс на подбор кандидата. Может, есть кадры, которых мы просто не знаем, и они сами никогда не придут и не принесут свое резюме, а в рамках открытого конкурса мы увидим ту «скамейку запасных», которые могут сегодня прийти в муниципальную власть и работать здесь.

На самом деле работа здесь – не сахар. Подобрать достаточно квалифицированные кадры для работы в органах муниципальной власти довольно сложно. Это связано и с невысокими заработными платами специалистов, и с ненормированным, тяжелым графиком. Это только кажется, что все просто. Тем более на фоне этих событий по всей стране. 

http://znak.com/print.php?article_id=104687
Вопросы – Анастасия Гейн  

10 Ноября 2015
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 10 Ноября 2015

На берегах Енисея ждут громких разоблачений

Сразу нескольких руководителей министерств Красноярского края подозревают в злоупотреблениях

Высокопоставленные чиновники регионального уровня все чаще оказываются героями криминальных сводок. В конце прошлой недели заместителю министра экономического развития, инвестиционной политики и внешних связей Красноярского края Надежде Маршалкиной следователи предъявили официальное обвинение в получении взятки в особо крупном размере.

Как сообщили в ГСУ Следственного комитета РФ по региону, чиновницу подозревают в том, что она, занимая должность директора КГКУ «Дирекция по комплексному развитию Нижнего Приангарья», получила от одного из учредителей юридического лица взятку в особо крупном размере «за организацию заключения и подписания государственных контрактов между дирекцией и юридическим лицом». По версии следствия, за содействие при подписании госконтракта на 173 млн руб. Маршалкину отблагодарили 14 млн руб. и новым автомобилем марки Mercedes. Еще в конце октября заместитель министра по решению суда была заключена под стражу на два месяца. «В настоящее время проводится комплекс оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий, направленных на установление иных эпизодов преступной деятельности обвиняемой», – говорится в пресс-релизе регионального управления Следственного комитета РФ по Красноярскому краю.

Продолжает раскручиваться маховик другого громкого дела, в котором фигурирует руководство Министерства природных ресурсов и экологии края. Руководство этого ведомства подозревают в превышении служебных полномочий, которое выразилось в незаконном отчуждении лесных насаждений в объеме 1,8 млн куб. м одной из коммерческих структур (см. «НГ» от 07.10.15). В конце октября по решению Центрального суда Красноярска министра Елену Вавилову отстранили от работы на время расследования дела. Но чиновница это решение оспорила и пока продолжает исполнять свои обязанности.

В красноярских политических кругах к последним скандалам в правительстве края относятся неоднозначно. «В громких уголовных делах последних месяцев, которые возбуждены в Красноярском крае, напрягает какая-то недосказанность, – говорит депутат Заксобрания Олег Пащенко. – Все прекрасно понимают, что Маршалкина или те чиновники Министерства природных ресурсов и экологии, которых сейчас обвиняют в злоупотреблениях и коррупции, работали не в безвоздушном пространстве. Но пока следователи ограничиваются средним звеном чиновничества, не рискуя дергать за ниточки, которые явно тянутся наверх. Это многоточие вызывает закономерные вопросы у общественности, на которые она пока не получила ответы».

Наблюдатели не исключают, что красноярскую общественность в ближайшее время ждут новые громкие разоблачения. «Уверен, что эти уголовные дела не последние. Много интересных для следователей вещей творилось с бюджетными деньгами во время реализации крупных проектов, в частности, при реализации программы по освоению Нижнего Приангарья, – отмечает политолог Сергей Комарицын. – Кучность уголовных дел, связанных с высокопоставленными чиновниками, наводит на мысль, что в федеральном Центре силовикам дана отмашка на системное выявление коррупции в краевой власти. Под прицелом пока чиновники, оказавшиеся на первой линии огня. Но, может быть, следователям разрешат взяться и за тех, кто стоял за нынешними фигурантами уголовных дел».

Красноярск

http://www.ng.ru/regions/2015-11-10/5_krasnojarsk.html

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов